Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Об итогах первой личной встречи американского и российского президентов говорим с директором института США и Канады РАН Сергеем Роговым


Сергей Рогов

Сергей Рогов


Владимир Кара-Мурза: Первая встреча лидеров двух самых мощных ядерных держав принесла новость о дальнейшем сокращении ядерных потенциалов России и США. Медведев и Обама поручили незамедлительно начать переговоры по новому документу по СНВ и доложить результаты к июлю. При этом новый документ должен зафиксировать уровень сокращения ядерных боезарядов ниже, чем в московском договоре 2002 года, в котором была достигнута договоренность об уровне в 1700-2200 боеголовок к 2012 году. Об итогах первой личной встречи американского и российского президентов мы говорим с директором Института США и Канады Российской Академии наук Сергеем Роговым. Как вы оцениваете итоги сегодняшней первой встречи Дмитрия Медведева и Барака Обамы?

Сергей Рогов: Я считаю, что эта встреча принесла очень позитивные результаты. Хотя вы только что слегка преувеличили достигнутые успехи. Два президента договорились о начале переговоров по широкому кругу вопросов, пока, естественно, еще не достигнуто соглашение по конкретным деталям будущего договора о сокращении стратегических ядерных вооружений, который придет на смену договора СНВ-1. Так же и в отношении Ирана и Северной Кореи, я не думаю, что можно говорить о полном единстве позиций двух сторон, но очень близких позициях. Это важно, поскольку по вопросам международной безопасности, практически по всем ключевым проблемам стороны заняли очень близкие позиции. И я думаю, в ближайшие месяцы это может претвориться конкретные договоренности. В принятом заявлении об этом говорится достаточно откровенно. И вы совершенно справедливо назвали такие проблемы, где позиции сторон не совпадают, как противоракетная оборона, я бы добавил к этому и вопрос о дальнейшем расширении НАТО. Сегодня в Североатлантический альянс приняли Хорватию и Албанию, как известно, Россия против этого не выдвигала никаких возражений. А вот принятие Грузии и Украины в состав Североатлантического альянса - это вызывает очень жесткие возражения со стороны России. В совместном заявлении отмечается и ряд других вопросов, где существуют расхождения. Но в целом можно сказать, что обмен позитивными сигналами после прихода к власти администрации Обамы, позитивными сигналами между Москвой и Вашингтоном закончился и сейчас начинаются реальные совместные действия. Так что, я думаю, что результаты встречи вполне оправдали ожидания.

Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев, бывший первый заместитель министра иностранных дел России, находится в некоторой растерянности.

Федор Шелов-Коведяев: Первая встреча Медведева с Обамой, честно говоря, произвела на меня очень двойственное впечатление. Потому что, с одной стороны, два лидера, похоже, нашли общий язык, во всяком случае выглядели раскованно, свободно, шутили, легко общались друг с другом. В общем обсудили достаточно широкий круг проблем. Но фактически тот позитив, который можно констатировать - это необходимость ведения переговоров о достижении договоренностей по разоружению, что, конечно, важно, поскольку мы бы иначе остались без всяких договоренностей двусторонних в этом плане, если бы не занимались этими вопросами в текущем году, поскольку в декабре месяце истекают все раньше заключенные договоренности в этом плане. И второй сюжет - это то, что Америка поддерживает наше вступление в ВТО. В общем, жидковато.

Владимир Кара-Мурза: А какова, по-вашему, традиционная роль личных отношений обитателей Кремля и Белого дома?

Сергей Рогов: Роль личных отношений между президентами всегда велика. И конечно, если два политических деятеля активно не любят друг друга, это сказывается на отношениях между странами. Но я должен сказать, что не стоит преувеличивать личных отношений, вы помните, какая была дружба между Биллом и Борисом, потом Буш-младший и Путин смотрели друг в другу в глаза, а на самом деле эти хорошие личные отношения не были подкреплены реальным взаимодействием двух стран. То есть создавалась видимость хороших отношений, а на практике делалось очень мало.
Я в этой связи должен сказать, что меня немножко удивило мнение Шелова-Коведяева. Состоялась первая встреча, которая продолжалась всего 70 минут. Это начало серьезного диалога. И говорить о том, что достигнуто мало - это, мягко говоря, смешно. Что можно было ожидать на встрече двух президентов, когда прошло всего 70 дней после того, как к власти пришел Обама, его даже команда не сформирована окончательно. Ведь многие ключевые посты в администрации, в том числе в госдепартаменте, до сих пор не заполнены, в том числе люди, которые должны вырабатывать американскую переговорную позицию по СНВ и вести переговоры с нами. Так что говорить о том, что сделано мало, на мой взгляд, неточно. Другое дело, что предстоит сделать еще очень много. Но, впрочем, можно сказать, что если полгода назад мы стояли на грани новой холодной войны, то сегодня не только ясно, что новой холодной войны не будет, а действительно открывается перспектива открыть новую главу в отношениях между двумя странами или, как сейчас модно говорить, провести перезагрузку, то есть начать с чистого листа, я бы так сказал. И первые слова на страницах, на этом чистом листе были написаны, и очень серьезные слова.

Владимир Кара-Мурза: Станислав Белковский, учредитель Института национальной стратегии, так же скептически оценивает произошедшее.

Станислав Белковский: Европейская встреча Дмитрия Медведева и Барака Обамы прошла под негласным девизом "время назад". Мы возвращаемся в 2004 год, когда откровенного противостояния, взаимных обид и упреков России и США еще не было. Похоже, Россия в условиях кризиса немного устала от того периода, когда она поднялась с колен и стояла, держась за фанерную стену былых советских заслуг. Сейчас Россия хочет если не встать обратно на колени, то хотя бы присесть на корточки и немного посмотреть на единственную сверхдержаву современного мира Соединенные Штаты и ее главу Барака Обаму, который позиционируется не просто как американский президент, но как председатель Земного шара, немножечко сверху вниз. С этим связано продолжение обсуждения договора СНВ и с тем, что Россия фактически отозвала все свои контрпредложения по реформе мировой финансовой системы, признав, что они носили не содержательный, а исключительно пиар-характер.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос гостю Владимира. Когда я слушаю выступления российских политиков, то во всех своих провалах, сиречь провалах России, они винят Америку. Грызлов договорился даже до того, что кризис придуман Америкой, чтобы уничтожить "Единую Россию". В то же время, когда я смотрю российский биржевой канал, где сидят серьезные люди, то все свои надежды на выход России из кризиса они возлагают на то, что первой выходит Америка и как локомотив тянет всех остальных. Вот такая политика мне очень напоминает выражение известное Ленина, как нужно использовать полезных капиталистических идиотов в своих целях. Судя по тому, что Америка стоит, а Советского Союза нет, там идиотов не так много. Вот у меня вопрос: если проводить такую двойственную политику, можно ли надеяться на серьезное улучшение отношений с Америкой?

Владимир Кара-Мурза: Насколько искренни надежды российских экономистов на выход из экономического кризиса?

Сергей Рогов: Во-первых, есть разные экономисты, разные политики, которые высказывают разные точки зрения. Так же, собственно говоря, как и в Америке. И действительно, много говорится, мягко говоря, ерунды о причинах кризиса, о том, насколько он тяжел для Соединенных Штатов и для России. Конечно, подобного рода предсказания краха Америки – это ерунда. Что касается нас, то, конечно, в условиях почти полной зависимости нашей экономики от конъюнктуры мирового энергетического рынка, для нас ситуация достаточно тяжелая. К сожалению, мы не смогли использовать огромные доходы от высоких цен на нефть и газ для того, чтобы диверсифицировать экономику. И сегодня в условиях кризиса, к сожалению, мало делается для того, чтобы развивать внутренний спрос, то есть попытаться выйти из кризиса за счет нашей собственной экономики. Это действительно означает, что хотим мы или не хотим, мы находимся в зависимости от конъюнктуры мирового рынка и там ситуация может начать улучшаться только после того, как выйдут из кризиса США и другие страны. Это, конечно, свидетельствует об уязвимости России.
Но если говорить о сегодняшней встрече лидеров двух стран, то там обсуждались экономические вопросы и вообще подробно они будут рассматриваться на встрече "большой 20-ки" завтра и важно то, что договорились искать пути для сотрудничества, ускорить вступление России во Всемирную торговую организацию. Но главный упор был сделан на вопросы международной безопасности, в том числе сокращение ядерного оружия и нераспространение ядерного оружия. А в этой сфере Россия, в отличие от экономической, все еще остается сверхдержавой. И поэтому Соединенные Штаты должны вести переговоры именно с Россией, а не с Китаем, по ядерным вопросам. В экономической сфере, конечно, наша роль куда слабее.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты "Завтра", удручен ослаблением позиций Кремля.

Александр Проханов: Встретились Обама и Медведев. Сегодня российские ракетно-ядерные силы, представленные в основном "Тополями" и "Тополями-М", они утратили свою устрашающую для американцев силу. Поэтому, мне кажется, заключение такого договора окончательно сделает Россию уязвимой для ядерного и неядерного нападения американцев. Причем это нападение необязательно будет осуществлено как реальное нападение, реальные пуски, реальные взрывы ядерные. Я могу представить, что тот же деликатный обаятельный Обама на свою следующую или не следующую встречу пригласит господина Медведева в штат Невада и продемонстрирует ему действия американского сверхточного, сверхскоростного оружия, которое несется с сумасшедшей скоростью и которое не подлежит перехвату русских перехватчиков. И поставятся определенные геостратегические условия России, такие условия могут быть самыми страшными. В частности, отказ от значительной части суверенитета и от части природных ресурсов.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.

Слушатель: Добрый вечер. Господин Шелов-Коведяев был в передаче у Владимира Алексеевича. Уважаемый гость, скажите, пожалуйста, Шелов-Коведяев сказал, что когда велись переговоры об объединении Германии, то существуют, якобы, записи, где в вербальной форме давались обязательства по не расширению НАТО. Что вы знаете об этих документах, существуют ли такие записи? И второй вопрос, если можно: почему мы не возражали, когда Прибалтика вступала в НАТО, что не менее опасно, чем вступление Украины, а когда Украина и Грузия, мы вдруг проснулись и стали возражать.

Сергей Рогов: Отвечу на первый вопрос. Да, действительно, 20 лет назад в 89 году, в 90 году руководители НАТО, руководители США говорили о том, что у них нет планов расширения НАТО. Формулировка была: НАТО не продвинется ни на один дюйм на восток. Но эти обещания не были закреплены в виде договора, в виде реальных юридических обязательств. И через несколько лет Запад просто проигнорировал и началось расширение НАТО, которое продолжается в несколько этапов.
Я перехожу ко второму вопросу относительно принятия Прибалтики в Североатлантический альянс. Напомню, что первыми были приняты в 90 годы еще Польша, Чехия и Венгрия. И тогда российское руководство резко возражало. Заявлялось, что это красная черта, через которую нельзя переходить. И когда Запад проигнорировал наши предупреждения и принял Польшу, Чехию и Венгрию в НАТО, то оказалось, что грозные слова были блефом. Эта история повторилась в 2002 году, когда пошла следующая волна расширения НАТО и остальные государства, ранее входившие в Варшавский договор, а также три бывших прибалтийские республики, теперь независимые государства, были приняты в НАТО. Вновь Москва грозно заявляла: красная черта, мы не допустим, нельзя переходить. И вновь эти заявления оказались блефом.
Поэтому, когда начали разрабатываться планы принятия Украины и Грузии в НАТО, Россия заговорила о том, что не допустит перехода красной черты, то на Западе сначала истолковали заявления Москвы как очередной блеф. Но выяснилось, что Москва готова подтвердить свои возражения не только словами, но и делами. Хочу напомнить, что полтора года назад Россия объявила мораторий на выполнение адаптированного договора по вооруженным силам в Европе. Были предприняты ряд других мер и политического характера, и демонстративно-военного характера. И сегодня на Западе понимают, что попытка втянуть Украину и Грузию в самое ближайшее время в НАТО может привести к очень серьезной конфронтации. Это понимают и в Западной Европе, Германии, Франции, это понимают и в Соединенных Штатах.
И я думаю, сегодня на Западе сложился почти консенсус, что не надо торопиться с приемом Украины и Грузии в Североатлантический альянс. Этот вопрос не снят с повестки дня, но отодвинулся на несколько лет, по крайней мере, а на первый план вышли вопросы поиска сотрудничества с Россией, в том числе в заявлении Обамы и Медведева, которое было принято сегодня, содержится на это ссылка, рассмотрение вопросов не только стратегических ядерных вооружений, но и новой архитектуры европейской безопасности - это ссылка прямая на те предложения, которые Медведев сделал в июне прошлого года. Содержатся и компромиссные формулировки по противоракетной обороне.
Как известно размещение ПРО в Восточной Европе, в частности, американских ракет-перехватчиков в Польше, вызывают очень жесткую реакцию Москвы. Так что и по этому вопросу, я думаю, скорее всего в ближайшее время, в ближайшие годы Запад никаких действий, способных вызвать конфронтацию с Москвой, предпринимать не будет. Но еще раз повторяю, эти вопросы не сняты с повестки дня и рано или поздно они вновь выйдут на первый план.
Но изменятся ли к этому времени принципиально российско-американские отношения, отношения между Россией и НАТО? Если у нас будут действительно партнерские отношения на деле, а не на словах, сколько раз провозглашалось партнерство, то тогда по-другому могут выглядеть и вопросы, связанные с дальнейшим расширением НАТО. Но пока этого не произошло, ясно, что форсировать расширение НАТО или противоракетной обороны в Восточной Европе - это провоцировать конфронтацию, а администрация Обамы явно демонстрирует, что она не стремится сознательно провоцировать противостояние с Россией, а наоборот пытается найти какие-то компромиссные решения.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Марков, член думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, директор Института политических исследований, доволен состоявшимся диалогом двух лидеров великих держав.

Сергей Марков: Главное, что оба лидера подтвердили, что они рассматривают предыдущий период отношений как плохой, как искусственно плохой. Косвенно Обама признал, конечно, вину Соединенных Штатов за это, предыдущую администрацию Джорджа Буша. Но оба подтвердили желание улучшать отношения, подчеркнув те направления, по которым они будут развиваться. Между ними состоялся неплохой контакт, они подтвердили, что читали книжки примерно одни и те же, речь идет в данном случае о юридических учебниках. Но я думаю, что поскольку оба являются культурными, интеллигентными, образованными людьми, то в дальнейшем может выясняться, что они художественные книги, исторические читали очень похожие. Оба принадлежат к одному и тому же поколению, интернет-поколению, юзеров, которые активные и естественно чувствуют себя в рамках сети Интернет. И с этой точки зрения у них есть предпосылки для неплохих личных отношений.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.

Слушатель: Добрый вечер. У меня три очень коротеньких вопроса. Первое: кризис глобальный, но у меня что-то нет ощущения, может быть я ошибаюсь, что разные страны как-то пытаются сгладить возникшие противоречия и как-то сообща искать возможности для выхода из кризиса. Второе: я не очень понимаю, насколько серьезно предложение Китая и Россия присоединилась этой группе стран о введении какой-то новой резервной валюты. И третье: в отношении опасений России от угрозы НАТО. Мне кажется, гораздо больше опасностей представляет для России ее собственное руководство. Я что-то не почувствовал какой-то реакции Обамы на эту ситуацию.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли впечатление, что лидеры обошли некоторые острые проблемы?

Сергей Рогов: Первый вопрос – решение кризиса общими усилиями. Как раз саммит «большой 20-ки» – это попытка такого решения. Надо сказать, что кризис носит беспрецедентный характер. Впервые на нынешнем этапе глобализации такой общемировой кризис происходит, затронув всех. И скоординировать совместные действия по выходу из кризиса весьма трудно. Я думаю, что завтра договорятся о некоторых совместных шагах, начнутся переговоры об изменении структуры Международного валютного фонду, выделят больше денег Международном валютному фонду, чтобы помочь бедным странам. Но одновременно будет предпринята попытка передела мест, квот в Международном валютном фонде в пользу таких стран, как Китай, Индия, Россия за счет США и стран Западной Европы.
Что касается предложений о создании новой резервной валюты, то такие предложения выдвигают не только Китай и Россия. Но вряд ли они будут осуществлены в будущем. Пока главной резервной валютой остается доллар и будет оставаться в ближайшем будущем. На второе место вышел евро. Есть еще несколько валют. Сейчас, видимо, у нас начнут использовать специально созданные 25 лет назад искусственные международные деньги, так называемые специальные права заимствования, которые привязаны в ценностях, стоимость привязана не к доллару, а к корзине разных валют. Появятся ли новые валюты? Мне кажется, что юань вряд ли в ближайшем будущем станет мировой валютой, это относится и к рублю.
А последний вопрос, кто больше виноват - внешние враги или свои политики, вы знаете, сегодня критики Обамы в Штатах заявляют, что он скрытый социалист и в связи с нынешней встречей с президентом Медведевым Обаму обвиняют в предательстве интересов США, отказа от борьбы за демократические принципы, права человека. Это типичный случай переноса внутриполитической борьбы на внешнюю политику, как и в вопросе нашего радиослушателя, который он только что задал.

Владимир Кара-Мурза: Константин Боровой, бывший депутат Государственной думы, бывший главный редактор журнала "Америка", внимательно следил за лондонским диалогом.

Константин Боровой: Все это очень полезно, что ограничения вооружений затронули оба президента и произошла какая-то подвижка. Сегодня в этом заинтересованы и Россия, и Соединенные Штаты. Но встреча произвела впечатление такой очень формальной, советской. В период Советского Союза такая встреча могла быть очень формальной, дипломатичной. Было бы также приятно, чтобы, или на это нужно надеяться, чтобы улучшения отношений с Соединенными Штатами каким-то образом повлияло на антиамериканскую пропагандистскую кампанию, которая ведется сегодня в средствах массовой информации России, где канал «Вести» опять поднял проблему Югославии, Сербии. Каких только обвинений в адрес американцев ни раздается. И основные наши пропагандисты тоже нисколько не снижают накала такого антиамериканского, антинатовского.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. 1 января 1942 года Россия и Соединенные Штаты подписали вместе с другими странами декларацию Объединенных Наций о ценностях, за которые они будут воевать. Так вот, господин Рогов знает эти декларации. Что он думает, Россия продолжает исповедовать эти ценности или нет? И как он думает насчет Соединенных Штатов по тому же самому вопросу?

Владимир Кара-Мурза: Живы ли традиции антигитлеровской коалиции?

Сергей Рогов: Этот вопрос был не столько о традициях антигитлеровской коалиции, которая была создана для борьбы с общим врагом, геополитическим врагом, каким являлась гитлеровская Германия и милитаристская Япония. Но тогда действительно была продекламирована приверженность общим ценностям. И должен сказать, что в сегодняшнем заявлении, которое подписали президенты Медведев и Обама, говорится, что мы также стремимся руководствоваться верховенством закона, уважением основных свобод и прав человека, терпимостью к иным взглядам. Хочется надеяться, что это не просто декларации, слова, а это будут реальные дела.
Но я хочу вернуться к вопросу о стратегических ядерных вооружениях. И господин Проханов, и господин Боровой говорили об этом явно, не очень будучи компетентны в этих вопросах. Называю вещи своими именами. Мы сегодня стоим на грани развала системы контроля над ядерными вооружениями, которая существовала почти сорок лет и была основа международной стабильности, на этом держался мир. Если через полгода, когда истекает срок договора СНВ-1, не будет подписан новый договор, то возникнет вакуум. Хочу напомнить, что Штаты уже вышли из договора по ПРО, американцы не ратифицировали договор о запрещении ядерных испытаний во всех сферах, Обама обещает это сделать, но пока это не сделано. Россия объявила мораторий договор по обычным вооруженным силам. Через полгода может умереть договор СНВ-1 и тогда в нашем мире, который потрясает острейший финансово-экономический кризис, может начаться ничем неограниченное соперничество, гонка вооружений, многосторонняя гонка вооружений. И вот сейчас два президента поставили задачу, решить которую будет очень трудно, поскольку осталось всего полгода и надо выработать новый договор.
Еще год назад администрация Буша заявляла, что в принципе никакие юридические обязательные соглашения по контролю над вооружениями не нужны. И тут я хочу вернуться к тезису господина Проханова о том, что, дескать, если Россия подпишет договор, то это будет капитуляция с нашей стороны. Мне интересно, знает ли господин Проханов, что согласно московскому соглашению 2002 года речь идет об ограничении численности развернутых боеголовок 1700-2200. А что такое разверзнутые боеголовки, определено не было. Каковы правила засчета, сколько боеголовок считается за каждой ракетой, тоже определено не было. Механизм проверки выполнения этого договора не установлен. То есть этот договор в принципе не может быть осуществлен. И вот за эти полгода, которые остались до истечения договора СНВ-1, России и США надо договориться, во-первых, о новых потолках для всех боеголовок. И сейчас называется цифра 1500 боеголовок. Не тысяча, это невозможно, а 1500 боеголовок, как заявили Медведев и Обама, уровень ниже, чем московское соглашение, то есть ниже 1700. Будут остановлены и ограничения на количество ракет, а не только боеголовок. Это значит, что будут установлены правила засчета, сколько боеголовок считать за каждой ракетой и станет возможным осуществлять проверку, верификацию, мониторинг этого режима.
То если это произойдет, то Россия и США на будущий год придут на конференцию по выполнению договора о нераспространении ядерного оружия не с пустыми руками, а с реальным соглашением, которое будет предусматривать очень существенное сокращение ядерных вооружений. Отвечает ли это интересам России? Конечно, отвечает, потому что, если считать только развернутые боеголовки, то у Америки будет очень большое преимущество за счет складированных резервных боеголовок, которые можно обратно установить на ракеты.
Вторая вещь касается противоракетной обороны. Я бы сказал, что администрация Буша вышла из договора по ПРО, а сегодня два президента подтвердили, во-первых, связь между стратегическими, наступательными и оборонительными вооружениями, во-вторых, завялили о необходимости совместной оценки ракетной угрозы при принятии решения развертывания противоракетной обороны. Что это означает? Конечно, вряд ли можно вернуть из небытия договор по ПРО. Но договоренности какие-то, которые бы устанавливали определенные лимиты на противоракетную оборону, они возможны. И это тоже отвечает нашим интересам, поскольку администрация Буша собиралась делать глобальную противоракетную оборону, которая может быть использована против кого угодно, не только против Ирана и Кореи, у которых нет межконтинентальных ракет, а против Китая и России, у которых есть межконтинентальные ракеты. Так вот, если будут такие лимиты, значит действительно стратегическая стабильность укрепится.
Поэтому такой скептический тон, что вообще такое соглашение о сокращении ядерных вооружений имеет малое значение, а то и вообще чуть ли ни капитуляция, не имеет ничего общего с действительностью. Очень жалко, что на эту тему рассуждают абсолютно некомпетентные люди, которые под прикрытием этих рассуждений фактически пытаются защитить свои идеологические взгляды, что в принципе не надо договариваться с Америкой ни по одному вопросу или, наоборот, что нам надо с Америкой соглашаться по любому вопросу.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, ощущает духовное сходство двух президентов.

Александр Дугин: Это президенты нового поколения, новой формации. Оба очень прагматичные, оба очень мягкие, либеральные, хотели бы мира. Но будет война, потому что от них ничего не зависит, существуют законы геополитики и как бы вежливо и корректно ни говорили между собой вновь избранные президенты, они так и должны между собой говорить, чтобы стараться произвести хорошее впечатление на мировую общественность, они вели себя идеально. Президенты нового поколения. Единственное, что в мире ничего не меняется, в мире всегда действуют законы противостояния интересов и, если угодно, войны. Смотреть на них приятно, что внушает оптимизм. Может быть, думаем мы, Америка откажется от своей гегемонии, глядя на милого Обаму, может быть в России будут считаться с мнением интеллектуалов, думаем мы, глядя на улыбчивого Медведева. К сожалению, ничего не произойдет, увы, все будет по-старому, но лучше в такой новой обертке.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, Проханов хватился вчерашнего дня, и как все коммунисты критиковать критикует, но в то же время поддерживает эту власть. И по передаче природных ресурсов, мне кажется, больше вероятен такой случай, как был в 90 годах - заключение договора по передаче шельфа дальневосточного Америке. Как вы думаете?

Владимир Кара-Мурза: Остаются ли какие-то спорные вопросы, оставшиеся за скобками переговоров?

Сергей Рогов: Конечно, остается много спорных вопросов. И конечно, в экономической сфере уровень торговли, инвестиций очень невелик. Наша торговля с Соединенными Штатами в 15 раз меньше, чем торговля США с коммунистическим Китаем. Что касается опасений передачи нашего шельфа, то это, конечно, детские сказки. Россия достаточно жестко следит за соблюдением контроля над своими природными ресурсами, что, правда, не мешает нашим так называемым олигархам беспощадно их эксплуатировать в своих собственных интересах. Но опасения по поводу того, что у нас отберут шельф, Сибирь и так далее - это страшилка, которая, еще раз хочу сказать, используется в идеологических интересах. Вот как господин Дугин в своем комментарии сказал, как герой русской сказки, что воля, что неволя - все едино, все равно мы обречены на геополитический конфликт, на новую войну. Но это несерьезный анализ, а просто пропаганда.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Буковский, бывший советский диссидент, незарегистрированный кандидат в президенты России, ощутил взаимный интерес двух лидеров.

Владимир Буковский: Интерес какой-то есть. Дело не в Медведеве и не в российской стороне, а скорее в американской. Американская новая администрация заново хочет определить свои отношения с целым рядом стран, в том числе и с Россией, с Ираном. И они делают новые попытки. Конечно, всем интересно, к чему эти попытки приведут. Но интерес ограниченный. Большинство наблюдателей очень скептичны и говорят, что Обама может быть и хочет все заново сделать, а Россия не собирается забывать про прошлое. Так что больших надежд никто не испытывает.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Татарстана от радиослушателя Нияза.

Слушатель: Здравствуйте. Какой смысл было собираться для поиска общих точек соприкосновения, когда Россия и так, как покорный раб, во всем следует указаниям из Вашингтона?

Владимир Кара-Мурза: По-моему, наш радиослушатель в плену прежних стереотипов.

Сергей Рогов: Конечно, если человеку хочется верить, что нас обратили в рабство на этот раз не монгольская орда, а американская орда, то его достаточно сложно переубедить. Нынешняя встреча показывает, что, несмотря на очень серьезные расхождения, которые накопились между Россией и США в последние годы, действительно мы стояли на грани холодной войны прошлой осенью, возможно найти решение, решение, которое выгодно и нам, и американцам. И давайте задумаемся, если удастся добиться решения иранской проблемы и северокорейской проблемы, это отвечает интересам безопасности России? Неужели нам хочется, чтобы у нас под боком появилось еще два соседа, оснащенных ракетно-ядерным оружием, да еще с весьма специфическими режимами. Конечно, нет. Если удастся предотвратить новую гонку стратегических ядерных вооружений и стратегических оборонительных вооружений, неужели это невыгодно нашей стране, неужели мы хотим опять вернуться к гонке вооружений. Если удастся - это тоже интересный вопрос.
Впервые Россия и США заговорили о сотрудничестве в решении проблем, связанных с изменением климата, с глобальным потеплением. Сотрудничество, которое может принести реальные результаты в сфере энергетики. Это та сфера, где наша наука и наши технологии, особенно в сфере ядерной энергетики, достаточно развиты. Неужели это невыгодно России? Ну а пугать себя капитуляцией, завоеванием и так далее, если человек получает от этих страшилок удовольствие, тут ничего не поделаешь.

Владимир Кара-Мурза: Завтра открывается саммит "большой 20-ки", как вы считаете, какие разногласия выйдут на первый план в завтрашнем заседании?

Сергей Рогов: Тут довольно много разногласий. Начну в первую очередь с разговора о расхождениях между Соединенными Штатами и всем остальным миром. Кризис начался в Соединенных Штатах и связан он был с тем, что Америка максимально пыталась эксплуатировать позицию доллара в мировой финансовой системе. В результате возник колоссальный биржевой пузырь, и расплачиваться за это приходится и самой Америке и всему миру. Существуют расхождения между Штатами и Западной Европой, поскольку администрация Обамы, как ни странно, требует для решения проблемы выхода из кризиса увеличения государственных расходов, так называемый бюджетно-финансовый стимул. Европа говорит: мы и так много денег тратим бюджета, надо вводить не дополнительные расходы, а в первую очередь устанавливать правила международного регулирования, подразумевая при этом, что Америка должна быть лишена свободы рук.
Есть своя позиция у Китая. Сегодня китайская экономика и американская экономика находятся в состоянии взаимозависимости. Китай поставляет Америке дешевые товары, а выручку от их продажи дает Америке в долг. Америка сегодня живет главным образом за счет того, что государственный долг США покрывается покупкой ценных бумаг американского казначейства Китаем и другими странами, Японией, Россией, но в первую очередь Китаем. И Китай впервые ставит вопрос: а может ли Америка гарантировать выплату этого долга.
Можно говорить о проблемах, которые будут ставить развивающиеся страны, для которых нынешний кризис оказался крайне тяжелым, ставит их на грань дефолта, полного краха. Готовы ли развивающие страны выделить большие средства, возможно 500 миллиардов долларов на оказание им помощи. Поэтому по каким-то вопросам удастся договориться, по каким-то нет. Скорее всего эта встреча станет лишь одним из этапов создания новой системы глобального финансово-экономического регулирования, которая должна отражать реальную многополярность мира, многополярность в первую очередь финансово-экономической, где помимо Америки есть Западная Европа, Китай, Япония. Ясно, что кто-то этого будет добиваться активно, а кто-то, в первую очередь Соединенные Штаты, будут стараться тормозить этот процесс или, по крайней мере, направить в менее опасное для Америки русло.

Владимир Кара-Мурза: Президент Саркози уже пригрозил покинуть саммит, если будет принята британская резолюция. Ожидаете ли вы какое-то перераспределение в расстановке сил и на чьей стороне должна быть Россия?

Сергей Рогов: Саркози человек экстравагантный, но я не думаю, что он пойдет на такой шаг. В общем-то тут скорее играют роль претензии Франции и в первую очередь нынешнего президента на роль европейского лидера. Другие европейские страны не очень это поддерживают, и в первую очередь Великобритания. Для России, на мой взгляд, эти вопросы не имеют принципиального значения. Я не думаю, что мы с энтузиазмом ввяжемся в чужую драку, у нас хватает своих проблем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG