Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема Ирана вскрыла раскол в Совете Безопасности ООН


Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад посещает ядерный центр в Натанзе

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад посещает ядерный центр в Натанзе

Пять постоянных членов Совета Безопасности ООН придерживаются единого мнения по проблеме Ирана – ни одно из этих государств не желает, чтобы Иран получил ядерное оружие. «Большая пятерка» сходится также на том, что Иран должен подчиниться требованию ООН и прекратить обогащение урана.


Но когда 3 мая члены Совета Великобритания и Франция представили проект резолюции по Ирану, они получили поддержку Соединенных Штатов и натолкнулись на возражения со стороны Китая и России. На протяжении всего ядерного кризиса Москва и Пекин расходились со своими западными партнерами во взглядах на то, как взяться за разрешение кризиса.


Спор о 7-й главе и торговле


Спор в Совете Безопасности по поводу формулировок проекта резолюции, представленного Великобританией и Францией, сосредоточен на двух главных пунктах.


Один из них – это упоминание в проекте 7-й главы Устава ООН, что позволило бы вводить санкции, вплоть до применения силы, чтобы принудить Иран пойти навстречу требованиям ООН.


Россия и Китай считают, что ссылка на 7 главу вызовет нарастание напряженности в отношениях с Ираном и откроет путь возможному разрешению кризиса военным путем.


Еще одним камнем преткновения является призыв к Ирану приостановить строительство АЭС. Документ также требует от стран бдительности в предотвращении поставок товаров и услуг, которые могли бы способствовать усилиям Ирана по обогащению урана и разработке его ракетной программы.


Россия и Китай заключили с Ираном сделки по продаже оружия, а российские подрядчики близки к завершению достройки Бушерской атомной электростанции.


Сомнения в намерениях Ирана


В отсутствие неопровержимых доказательств того, что Иран разрабатывает ядерное оружие. Россия и Китай, скорее всего, наложат вето на любые меры, слишком заостряющие эту проблему. Таково мнение Александра Нила, возглавляющего азиатскую программу в лондонском Royal United Services Institute for Defense and Security Studies.


«Обе эти страны, как мне кажется, наверняка воспользуются своим правом вето в случае возрастания давления на Иран со стороны ООН, - сказал Нил. – До тех пор, пока Иран утверждает, что его ядерные намерения являются мирными и преследуют удовлетворение внутренних энергетических потребностей, у них нет с ним никаких споров».


Торговые интересы


Здесь затронуты также чисто экономические интересы. По словам Владимира Евсеева, сотрудника Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН, российское участие в строительстве Бушерской станции оценивается примерно в 800 миллионов долларов. Однако Евсеев не считает двустороннюю торговлю значимым фактором в поддержке Россией Ирана в этом споре.


«Экономические выгоды для России от сотрудничества с Ираном довольно невелики, - говорит он. – В настоящее время общий ежегодный товарооборот составляет всего 2,2 миллиарда долларов. Это менее 1% всей российской торговли».


Экономические связи Китая с Ираном более тесные. По словам директора Института китайских исследований City University в Гонконге Джозефа Чуна, помимо заинтересованности в экспорте Ирану оружия Китай старается извлечь выгоду из энергетических ресурсов этой страны: «Следует признать, что энергия – важный фактор, - отмечает он. - Китай, вероятно, вложил нефтяные и газовые месторождения Ирана».


Эксперты, однако, подчеркивают, что в конечном счете и Китай и Россия готовы поддерживать Иран лишь до известной степени. По словам Евсеева, нынешняя российская поддержка «не означает, что Россия останется на иранской стороне несмотря ни на что».
XS
SM
MD
LG