Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

6 мая исполняется 150 лет со дня рождения основателя психоанализа Зигмунда Фрэйда


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Андрей Шароградский: В субботу во всем мире будут отмечать 150-летие Зигмунда Фрейда - создателя психоанализа, человека, теории и практика которого наложили огромный отпечаток на науку, культуру и даже повседневную жизнь прошлого века и нынешнего времени. Фрейд прожил долгую и драматичную жизнь, создал целую школу психоаналитиков, пережил непонимание и даже травлю, конфликт с ближайшими учениками и последователями, а умер он в изгнании. Идеями Фрейда вдохновлялись не только ученые, но и писатели, музыканты, художники. О Фрейде, его юбилее и нынешней судьбе психоанализа - Кирилл Кобрин.



Кирилл Кобрин: Жизнь и работа Зигмунда Фрейда теснейшим образом связаны с местом его рождения, семьей и культурой той части Европы, в которой он прожил большую часть своей жизни. Фрейд родился в Австро-Венгерской империи, в моравской деревне Пшибор, в еврейской семье. Когда ему было 62 года, империя распалась, и Фрейд оказался гражданином Австрийской республики. В 1938 году, после аншлюса Австрии, Фрейд, спасаясь от нацистов, уехал в Лондон, где и умер год спустя. Его жизнь теснейшим образом связана с Веной и с интенсивной интернациональной культурной жизнью этого города. Здесь он закончил университет, открыл в 1886 году собственную медицинскую практику, проводил сеансы психоанализа, написал и издал свои труды, быстро ставшие классическими. В Вене сейчас существует частный Дом-музей Фрейда. Здесь восстановлена обстановка столетней давности, выставлены на обозрение вещи основоположника психоанализа, различные издания его работ и - знаменитая кушетка, лежа на которой, пациенты отвечали на вопросы доктора. Посетителей музея сопровождает экскурсовод Петер Номайер.



Петер Номайер: Мы поднимаемся в квартиру Зигмунда Фрейда, где он жил с 1891 с 1938 год, вот мы входим в его апартаменты. Можно позвонить в звонок. Здравствуйте!



Кирилл Кобрин: Другая сотрудница музея - Даниела Петриц - рассказывает о распорядке рабочего дня Зигмунда Фрейда.



Даниела Петриц: Утром он писал свои работы, а потом приходили пациенты, затем он обедал и продолжал работать. Сейчас бы его назвали трудоголиком.



Кирилл Кобрин: Даниела Петриц рассказывает, как проходил сеанс психоанализа.



Даниела Петриц: Когда приходил пациент, Зигмунд Фрейд приглашал его лечь на кушетку. Фрейд садился у головы пациента, так что тот не мог видеть психоаналитика, задающего вопросы о частной жизни и интимных проблемах. Фрейд старался не оказывать никакого давления на пациента. Это было очень важно для него, он фокусировался на так называемой «разговорной терапии», это было впервые, когда доктор создавал специальный вид терапии, основанной на том, что пациент рассказывал о своих проблемах. Фрейд просто слушал и задавал вопросы, но не давил на пациентов.



Кирилл Кобрин: Конечно «фрейдизм», как стали в совокупности называть теории Фрейда, вызвал не только энтузиазм, но и бурное отторжение. Писатель Владимир Набоков называл Фрейда не иначе, как «венским шарлатаном», а психоаналитиков - «венской делегацией». К тому же, главные ученики Фрейда - Карл Юнг и Альфред Адлер - стали развивать его учение совсем не так, как это хотелось мэтру. Последовала полемика, конфликт и разрыв. В конце концов, нацисты запретили психоанализ, книги Фрейда жгли на знаменитых кострах - вместе с книгами Гейне и Маркса.


Посмертная судьба основоположника психоанализа была удивительной. Фрейд и его учение стали модой, одной из самых долгоиграющих культурных мод в истории западной цивилизации. Сам Фрейд превратился в поп-икону - и это при том, что главные положения так называемого «классического фрейдизма» поставлены сейчас под сомнение.


О судьбе Фрейда и психоанализа в интервью нашему радио говорит известный московский психоаналитик, автор книг о Фрейде Валерий Лейбин.



Валерий Лейбин: Где-то начиная с 70-80-х годов уже теперь прошлого столетия, если раньше Фрейд воспринимался как некий герой, то сейчас даже больше как антигерой. Не только в поп-культуре, но я даже встречаю в последние годы - в научной литературе все больше появляется материалов, где не просто критическое отношение к Фрейду, а переосмысливаются биографические данные, его жизнь под таким углом зрения, когда тот миф о герое, который раньше создавался, он просто развеивается. И наоборот, особенно среди журналистов, в Интернете появляются такие материалы, которые ничем не подтверждены, но основываются на каких-то гипотезах или даже, скажем, на самих высказываниях Фрейда, которые совершенно переворачивают его. Скажем, начинают обвинять его во всех смертных грехах, что он пансексуалист, сексуальный маньяк, наркоман, убийца - даже до такого доходит, то есть все переворачивается. Трудно сказать, показательно ли это для западного интеллектуального XX века.


Судьба Фрейда, на мой взгляд, не такая уж несчастная. Единственное, правда, на что, может быть, стоит обратить внимание, он сетовал по поводу того, что психоанализ пошел не в том направлении развития. Это он при жизни уже говорил. Это, видите ли, довольно часто бывает, когда творец, создавший что-то, его творение выходит из-под его контроля.



Кирилл Кобрин: К 150-летию Зигмунда Фрейда издательство Московского психолого-социального института выпустило книгу Валерия Лейбина «Зигмунд Фрейд: психопоэтический портрет», а другое московское издательство «Территория будущего» - двухтомную энциклопедию «Постклассический психоанализ». О российской судьбе учения Фрейда размышляет Валерий Лейбин.



Валерий Лейбин: Судьба Фрейда в России довольно своеобразна, как и сама Россия. Первая работа Фрейда была переведена, пожалуй, одна из первых вообще в России - в 1904 году была переведена на русский язык его небольшая книжка о сновидениях. А потом через какое-то время буквально на протяжении 15 лет просто был бурный расцвет психоанализа в России. Во всяком случае, можно сказать, что к середине 20-х годов это был, наверное, третий или четвертый центр - Москва - по развитию психоанализа. Вена, Цюрих и Берлин - и Москва. А по количеству психоаналитиков мы занимали, по-моему, где-то одну восьмую часть во всей Международной психоаналитической ассоциации, к тому времени созданной. А потом, после изгнания Троцкого и опалы Троцкого (а Троцкий поддерживал по-своему психоанализ), естественно, для развития психоанализа не осталось никакого простора, и он фактически оказался как бы внешне и внутренне запрещен. Только - можно дату даже символическую назвать - в 1989 году, когда были опубликованы вновь работы Фрейда, две книжки вышли, "Введение в психоанализ" и избранные произведения, плюс проведена была конференция, вот с этого времени началось как бы возрождение психоанализа, которое идет сейчас довольно бурными темпами. И по моим представлениям настолько бурными, что еще пройдет какое-то время - и по числу членов Международной психоаналитической ассоциации мы, как всегда, будем впереди планеты всей.



Кирилл Кобрин: Говорил известный московский психоаналитик, автор книг о Фрейде Валерий Лейбин.



XS
SM
MD
LG