Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Иранское дело заведено Советом Безопасности ООН. Слабеют ли позиции "Аль-Каиды" в Ираке? Дочь вице-президента откровенничает в своей книге.



Юрий Жигалкин: Иранское дело заведено Советом Безопасности ООН. Слабеют ли позиции "Аль-Каиды" в Ираке? Дочь вице-президента откровенничает в своей книге. Об этом в рубрике «Сегодня в Америке».


Во вторник Совет Безопасности ООН дал начало, по-видимому, решающему этапу в многолетнем противостоянии с Ираном. Встретившиеся в Нью-Йорке министры иностранных дел стран, постоянных членов Совета Безопасности, отвергли проект резолюции с требованием к Ирану немедленно отказаться от ядерных работ под угрозой санкций, предпочтя пока путь уговоров. Министры поручили британским, французским и германским дипломатам подготовить финальные предложения Тегерану, где будут ясно определены стимулы за отказ от ядерных разработок и меры наказания за продолжение этих работ. Президент Буш заявил, что дипломатия остается первым предпочтительным инструментом Соединенных Штатов. То, что иранское дело дошло до Совета Безопасности, как считают американские эксперты, явный успех Вашингтона, и он пока будет терпеливо придерживаться дипломатического инструментария. Вот что говорит сотрудник Фонда Наследие военный эксперт Бейкер Спринг.



Бейкер Спринг: Соединенные Штаты очень давно ратовали за вынесение иранского дела на обсуждение Совета Безопасности и сейчас, когда мир согласился с разумностью этого подхода Вашингтон, думаю, будет действовать очень сдержанно, чтобы без излишней спешки доказать партнерам по Совету Безопасности, что Иран не намерен договариваться, и ООН придется прибегнуть к решительной резолюции.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, есть ли у Соединенных Штатов черновик этой резолюции, как далек, может быть, путь к ней?



Бейкер Спринг: Если работа над этой резолюцией не ведется, то руководители Госдепартамента наверняка думают о том, как она может выглядеть. Но, еще раз повторю, что главный фактор - поведение Тегерана, его реакция на предложения ООН, его действия в этой новой ситуации.



Юрий Жигалкин: Ожидаете ли вы, что Россия попытается заблокировать антииранские санкции, как опасаются некоторые?



Бейкер Спринг: И это будет зависеть от иранских действий. Если иранцы поведут себя глупо и не оставят Москве никаких возможностей для маневра, то российское правительство, нехотя последует за Соединенными Штатами и европейскими странами и поддержит более решительные действия.



Юрий Жигалкин: Начало обсуждений в Совете Безопасности ООН иранского дела комментировал американский политолог Бейкер Спринг.


Соединенные Штаты и иракские власти могут быть гораздо ближе к успеху в стабилизации Ирака, чем это видится со стороны. Такой вывод неизбежно следует из документов «Совета Моджахедов», иракской ветви "Аль-Каиды", обнародованных Пентагоном. Эти бумаги были захвачены во время апрельского рейда американских коммандос. Их авторы сетуют на то, что их атаки "Аль-Каиды" воспринимаются властями лишь как ежедневные неизбежные неприятности, и что "Аль-Каиде" не удалось создать надежной базы действий в Багдаде. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Политические наблюдатели высказывают сомнение в подлинности документов, которые не датированы и не подписаны, и не исключают, что это - часть американской пропагандистской войны против "Аль-Каиды". Но независимо от этого, действительно ли лидеры иракской "Аль-Каиды" во главе с Аль-Заркауи стали осознавать, что проигрывают? Вот что думает об этом научный сотрудник вашингтонского Совета по американской внешней политике Джим Роббинс.



Джим Роббинс: По мере того как иракское правительство увеличивает силы внутренней безопасности в своей стране, и одновременно возникает некое подобие соглашения между правительством и различными этническими группами, включая суннитов, "Аль-Каида" в Ираке, состоящая в большинстве из иностранцев, теряет почву. Задача "Аль-Каиды" в Ираке - разжечь гражданскую войну, в которую можно втянуть весь Ирак. Но цели иракских боевых группировок - шиитских либо суннитских - иные. Они хотят, чтобы все иностранные войска покинули Ирак, и чтобы центральное правительство гарантировало права этих групп, дабы они не стали преследуемым этническим меньшинством.


"Аль-Каиду" эти проблемы не интересуют. И поскольку интересы двух сторон расходятся всё больше, "Аль-Каида", которой трудно действовать без поддержки местного населения, теряет перспективы. Вот такая картина наблюдается в последний год.



Ян Рунов: Но сама террористическая организация осознаёт, что проигрывает?



Джим Роббинс: Думаю, должна. Потому что лучше нас знает, что этнические лидеры всё больше втягиваются в политический процесс и не хотят иметь дело с "Аль-Каидой". Многие группировки иракских боевиков более не помогают иностранным аль-каидовцам. А наступление на них коалиционных сил вместе с иракскими силами безопасности становится всё результативнее. И опубликованные документы, кем бы они ни были написаны, отражают этот процесс.



Ян Рунов: Джим Роббинс из Совета по американской внешней политике говорит, что ситуация в Ираке меняется к лучшему.



Джим Роббинс: В том, что касается борьбы с "Аль-Каидой", а также ослабления вооружённого сопротивления правительству Ирака и коалиционным силам, то я бы сказал, что, да, есть основания для оптимизма.



Ян Рунов: Некоторые другие аналитики тоже считают, что, какова бы ни была степень подлинности опубликованных документов, они отражают реальную ситуацию в Ираке.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


Почему в мире все более распространяется имидж «неприятного американца» и как с ним бороться? Этот вопрос задала группа «Бизнес - за дипломатические действия», организация, об ъ единяющая бизнесменов, встревоженных глобальным антиамериканизмом. Ответ оказался простым. «Мы кажемся шумными, высокомерными и совершенно сконцентрированными на себе, говорит Кит Рейнхард, глава группы. - На взгляд многих людей, мы воплощаем в себе наивысшую заносчивость, считая, что все хотят быть похожими на нас». Главный совет тем, кто готов бороться за улучшение образа американца в мире, - следит за своими манерами, путешествуя за рубежом. «Думай о себе все, что хочешь, но держись скромно и говори меньше, самореклама во многих странах выглядит невоспитанностью. Говори в пониженном тоне и медленнее. Шумный человек кажется хвастуном, а быстрая речь рождает ощущение агрессии. Одевайся, у тебя всегда будет возможность оголиться. Повседневная одежда во многих странах выглядит проявлением неуважения. Говори меньше, слушай и проявляй интерес, когда собеседники сравнивают свой опыт с твоим. Это не первые рекомендации подобного рода. До сих пор такие акции заканчивались ничем.


Крупнейший американский ипотечный кредитор предсказывает первое за несколько лет падение продаж жилья и радикальное замедление рост цен недвижимости в Америке. Уровень продажи квартир и домов упадет в нынешнем году на семь-десять процентов по сравнению с рекордным прошлым годом, считают эксперты банка "Фанни Мэ", а их стоимость повысится не больше чем, на два с половиной - три процента. Этот прогноз более оптимистичен, чем предсказания некоторых финансистов, ожидающих нечто близкое к обвалу рынка недвижимости. Вместе с тем, он может подтвердить наметившуюся тенденцию, в которую многие покупатели недвижимости отказывались верить в последнее пятилетие: цены на жилье могут падать.


На прилавках американских книжных магазинов появилась книга «Теперь моя очередь». Ее автор Мэри Чейни, младшая дочь вице-президента США Дика Чейни. Ее называют доверенным лицом отца. Специалист по паблик рилейшн, во время кампании 2004 года Мэри работала в штаб-квартире по переизбранию отца на пост вице-президента. Но главное в ее биографии не это. Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Мэри Чейни лесбиянка и не скрывает этого. Никто бы и бровью не повел, если бы ее отец был в Демократической партии, но он республиканец. И вот консерваторы из его же партии клеймят позором и дочь и отца. А пропагандисты из движения геев и лесбиянок трубят, что Мэри предала их.


Книга «Теперь моя очередь» подробно описывает, как пробирается семья вице-президента между Сциллой правых и Харибдой левых. Почему Мэри Чейни поддерживает Джорджа Буша, хотя он выступает за поправку к Конституции, запрещающую однополый брак? Может быть, это просто солидарность с отцом?



Мэри Чейни: Если бы мой отец не был вице-президентом Джорджа Буша, то я все равно поддержала бы президента в компании 2004 года!



Владимир Морозов: Как воспринимает Мэри Чейни резкое снижение рейтинга республиканского правительства. Что думает о войне в Ираке?



Мэри Чейни: Мне неприятно слышать критику в адрес отца. Но я одобряю наши действия в Афганистане и Ираке. Мой отец и президент Буш умеют смотреть в будущее. Они делают не то, что повысит их рейтинг, а то, что нужно стране.



Владимир Морозов: Мэри Чейни 37 лет. Собирается ли она в будущем выдвигать свою кандидатуру на какую-либо избирательную должность?



Мэри Чейни: Я уважаю людей, которые занимаются политикой. Но это не для меня. Мне не нравится то, что надо делать, чтобы вас избрали, например, собирать деньги.



Владимир Морозов: В 16 лет Мэри сообщила родителям, что она лесбиянка. Известный своей невозмутимостью Дик Чейни ответил: "Ты моя дочь, я люблю тебя и желаю тебе счастья".



Мэри Чейни: Маме понадобилось несколько минут, чтобы все понять. Она обняла меня и расплакалась. А когда успокоилась, сказала - у тебя будет теперь такая трудная жизнь! Я ответила, что для меня труднее лгать о том, кто я такая.



Владимир Морозов: Мэри Чейни и ее партнерша Хезер Поу, с которой они вместе живут 14 лет, не только желанные гости в доме родителей. Они сидели рядом с семьей Чейни во время съезда Республиканской партии.


Когда репортер журнала «Пипл» спросил Мэри Чейни собирается ли она заводить детей, Мэри сказала: прежде чем ответить вам, мне надо посоветоваться с Хезер. С подобной солдатской прямотой написана вся книга Мэри Чейни «Теперь моя очередь».



Юрий Жигалкин: Рассказывал Владимир Морозов.


Бывший идол подростков Бритни Спирс поделилась с миром поклонников радостной новостью - она беременна вторым ребенком. Впрочем? последние два года Спирс привлекает к себе внимание не музыкой, а деталями личной жизни. Совсем недавно, власти якобы расследовали сообщения о не столь добром обращении в семье Спирс-Федерлайн с ее первым ребенком - восьмимесячном сыном Шоном. Так или иначе? беременность наверняка отложит работу над давно обещанным новым альбомом Бритни Спирс. И ее поклонникам остается вспоминать о ее былых успехах. Песня «Стронгер» («Сильнее»).


XS
SM
MD
LG