Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские ветераны испанской войны; К слову о Боржоми: Кармадонские источники разрушены, но кармадонская минеральная вода в России продается; Животноводство и сельское хозяйство насекомых; Реабилитация девочек-подростков, оказавшихся в кризисной ситуации




Российские ветераны испанской войны


Ирина Лагунина: Помню, когда в конце 80-х годов Советский Союз избрал первый свободный Верховный Совет, в нем был создан комитет по делам воинов-интернационалистов. Имелись в виду, в первую очередь, конечно, «афганцы». Но в комитет пошли письма – от воевавших в Эфиопии, во Вьетнаме, от военных специалистов на Кубе и в Чаде. Оказалось, что Советский Союз полон ветеранов войн, о которых мы даже и не знали. 9 мая – это, безусловно, день защитивших Родину в ходе второй мировой войны. Но это и день всех ветеранов, в том числе тех, о героизме которых так мало говорилось и писалось в прошлые годы советского режима. 9 мая представители российской диаспоры и российского посольства в Мадриде возложили цветы к памятнику советским военным, сражавшимся на стороне испанской республики в годы гражданской войны конца тридцатых годов. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий:



Виктор Черецкий: В этом году в Испании отмечается сразу две исторические даты – 75 лет со времени провозглашения республики, открывшей стране путь к современной демократии, и 70-летие военного мятежа, который покончил и с республикой, и с демократией. За мятежом в июле 36-го года последовала почти трехлетняя гражданская война. Речь шла о первой вооруженной схватке в Европе с фашизмом: испанскому мятежному генералу Франко, сделавшему ставку на эту идеологию, помогали Германия и Италия. Ну а республику защищали испанские антифашисты и добровольцы, так называемые «интербригадовцы», из 54 стран мира. Прислал помощь республике и Сталин. О значении этой помощи говорит историк, бывший депутат парламента Хайме Бальестерос:



Хайме Бальестерос: Эта помощь – продажа оружия и снаряжения - была очень важной для республики, поскольку другие государства придерживались так называемого Пакта о невмешательстве в дела Испании, что лишало законное испанское правительство возможности приобретать оружие за границей. Кстати, Гитлер и Муссолини этого пакта не «замечали» и посылали фашистским мятежникам все необходимое. Так что советскую помощь, прорвавшую блокаду, трудно переоценить.



Виктор Черецкий: Помимо вооружения, СССР направил в Испанию и людей. В отличие от рабочих и интеллигентов, которые входили в состав «интербригад», все россияне, присланные в Испанию, были профессиональными военными – летчиками, танкистами, артиллеристами, пехотинцами, моряками, спецназовцами. Думается, слово «добровольцы», которое обычно употребляется по отношению к ним в отечественной исторической литературе – не годится. Во всяком случае, ветераны этой войны, с которыми нам в свое время удалось побеседовать, рассказывали, что их просто вызывало начальство и сообщало, что они отобраны для важной командировки. Отказаться от нее означало не выполнить приказ со всеми вытекающими последствиями.


Впрочем, поездку в Испании военные, в основном это были молодые офицеры, воспринимали, как поощрение и отказываться от нее никто и не думал. С другой стороны, предложить себя в качестве добровольца военные не могли. Посылка людей в Испанию держалась в тайне. Официально об этом знали лишь те, кому поступало соответствующее распоряжение.


Разумеется, статус «командированных» вовсе не умаляет достоинства советских военных специалистов. По всеобщему признанию, эти военные действовали в Испании профессионально, нередко проявляя героизм. Хайме Бальестерос:



Хайме Бальестерос: Важнейшей проблемой для республиканцев было создание новой профессиональной армии, поскольку большая часть старой армии была на стороне Франко. Мятежникам могли противостоять только профессионалы. Создать новую армию помогали советские военные специалисты.



Виктор Черецкий: Всего в Испанию было послано, по разным источникам, от двух до трех тысяч человек. Среди них были опытные командные кадры, которые сделались советниками республиканской армии: разрабатывали вместе с испанцами операции, определяли стратегию борьбы. Здесь можно назвать таких военачальников как Воронов, Мерецков, Малиновский, ставших позднее маршалами или летчика Смушкевича, генерала «Дугласа», подвигами которого восхищался Хемингуэй.


Но все же большинство специалистов в Испании не командовали, а непосредственно участвовали в боевых столкновениях. Это касается, в первую очередь, летчиков. Личного состава не хватало и летать нужно было день и ночь, нарушая все полетные нормы, испытывая, к тому же, непривычную жару. Генерал-лейтенант Александр Степанович Осипенко, в те времена лейтенант, вспоминал через много лет, как гонялся он однажды в небе Мадрида на своем И-15 за вражеским истребителем. После двух суток без сна, слипались глаза, руки едва справлялись с рычагом управления. Тем не менее, в этом бою Осипенко вышел победителем. Приземлился. Что у тебя с лицом? – спросили подоспевшие товарищи. Вокруг рта и на губах Осипенко лежал белый слой соли... от пота.


Боевой опыт, полученный в Испании, помог Александру Осипенко и многих другим молодым офицерам занять командные посты в Советской Армии в годы Отечественной войны. Так, Осипенко командовал авиационным корпусом, был заместителем командующего противовоздушной обороны страны. Известно и то, что многие другие военные, вернувшиеся из Испании, были безвинно репрессированы сталинским режимом.


Говоря о приобретенном опыте в Испании, пригодившемся России в годы Отечественной войны, нельзя не упомянуть и генерала Михаила Нестеровича Якушина. В Испании он впервые в истории авиации сбил бомбардировщик противника в ночном бою. За это правительство Республики наградило его золотыми часами.


Историк Хайме Бальестерос:



Хайме Бальестерос: Россия продала нам самолеты. Они вполне могли противостоять самолетам противника – немецким и итальянским. Присланы были и летчики, которые кроме всего прочего помогли в подготовке летчиков-испанцев. Это был весьма весомый вклад в дело защиты Республики, пример проявленной с нами солидарности со стороны Советского Союза.



Виктор Черецкий: Особо следует сказать о действиях в Испании российских чекистов. Нет, разумеется, не тех, которые занимались в этой стране сталинскими «играми»: кого-то выслеживали, боролись с троцкистами, левыми и правыми уклонистами, неугодными Коминтерну, анархистами и так далее. Эти действия, как отмечают историки, лишь мешали борьбе с фашизмом. Не секрет, что именно агенты Москвы уговорили испанскую компартию расправиться с анархистами, которые, в общем-то, самоотверженно боролись с франкистским мятежом.


Между тем, среди чекистов, посланных в Испанию, были специалисты в области разведовательно-диверсионных действий в тылу противника. Был здесь, к примеру, и человек, который в последствии станет «легендой». Правда, из-за специфики своей работы, «легендой» не для всех, а лишь для узкого круга специалистов. Я имею в виду Илью Григорьевича Старинова. Впоследствии, в годы Отечественной войны немецкое командование пообещает своим военным за голову «гения минной войны» высокие чины и награды. Было за что. К примеру, именно Старинов привел в действие по радио на расстоянии в несколько сот километров адскую машину в особняке в Харькове, где находились немецкие генералы. Ну а в Испании он руководил группой диверсантов, вместе с которой пустил под откос в районе Севильи железнодорожный состав и таким образом уничтожил в полном составе штаб итальянской авиационной дивизии.


Но, пожалуй, наиболее важным для России стало привлечение Стариновым испанских бойцов-республиканцев, имевших боевой опыт, к партизанской борьбе в годы Отечественной войны. Дело в том, что многие испанцы, обученные Стариновым, оказались после разгрома Республики в иммиграции в Советском Союзе. После начала Отечественной войны они вступили в его инженерную бригаду.


Через много лет ветеран напишет в книге своих воспоминаний, что его испанские товарищи внесли неоценимый вклад в становление партизанского движения в годы войны с Германией. Испанцев было немного – всего 400-500 человек. Но их забрасывали и к партизанам Смоленщины, и в Крым, и на Украину, и в Белоруссию. Испанцы действовали практически на всей оккупированной территории страны. Они обучали советских партизан минному делу, тактике борьбы в тылу, сами участвовали в операциях. Несколько испанцев воевало в отряде Медведева под Ровно. У легендарного командира партизанской армии Попудренко разведкой командовал испанец- ученик Старинова. Действовали испанцы на северном Кавказе, в Крыму, под Ленинградом...


Илья Григорьевич Старинов продолжал работать, когда ему уже было под девяносто – преподавал минное дело в академии, писал мемуары. Это был обаятельный человек, с прекрасной памятью и с большим чувством юмора. Как-то у него дома, готовя репортаж с его участием, я полюбопытствовал: Илья Григорьевич, а легко ли взорвать поезд? ---- Ну, что вы, пустяки – любой ребенок справится.... лучший способ – «колесный замыкатель» - берем два проводка, соединяем... Только не вздумайте ссылаться на меня, когда поймают ...


Возвращаясь к гражданской войне в Испании, снова послушаем историка Хайме Бальестероса. Вот как он оценивает вклад российских военных в дело борьбы республиканской Испании:



Хайме Бальестерос: Это была неоценимая помощь. Естественно, бывали трения, поскольку сильный, когда помогает слабому, всегда норовит покомандовать. Это в характере людей. Тем не менее, помощь российских специалистов была очень важной.



Виктор Черецкий: На монументе в честь россиян, воевавших в Испании, выбиты 182 фамилии погибших. Этот список – не полный. Монумент находится на кладбище в мадридском пригороде Фуэнкараль. Сооружен он в 89 году.



К слову о «Боржоми»: кармадонские источники разрушены, а кармадонская вода продается.



Ирина Лагунина: Участь грузинских и молдавских вин в России теперь разделили и минеральные воды марки «Боржоми» и «Набеглави». Запрет на их ввоз в Россию ввёл главный санитарный врач Геннадий Онищенко. По его словам, «Боржоми» и «Набеглави» не соответствуют принятым в стране санитарным нормам. Официальный Тбилиси назвал решения, принятые в последнее время Геннадием Онищенко, «продолжением войны против всего грузинского». Действительно, можно сомневаться или не сомневаться в заключении санитарного врача, но какие-то странности с водой происходят. «Боржоми» пить нельзя, а Кармадонскую минеральную воду можно. И ее прекрасно продают в киосках и магазинах, хотя многие источники во время схода ледника в ущелье были уничтожены. О грузинской воде рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Чтобы узнать, какие напитки украшали стол исторического банкета Победы в Кремле 24 мая 1945 года, не обязательно обращаться к историкам. На кремлёвских столах, утверждают знатоки, не могли отсутствовать любимые напитки Верховного Главнокомандующего «Хванчкара», «Киндзмараули» и минеральная вода «Боржоми». Любили эти напитки в Кремле и в последующие годы. В середине 90-х годов минеральная вода «Боржоми» входила в обязательный перечень продукции, поставляемых в Кремль. Затем она, как и грузинские вина, исчезла из этих списков. Политический обозреватель газеты «Коммерсант» и автор нескольких книг о Путине Андрей Колесников иронизирует: в Кремле словно заранее готовились к запрету грузинских напитков. На кремлевском банкете в честь 61 годовщины Великой Победы 9 мая 2006 года грузинских напитков уже не было.



Андрей Колесников: Сейчас не особо популярны грузинские вина, в Кремле их давно не пьют, по-моему, со времен Иосифа Виссарионовича Сталина они начали терять популярность. Я знаю, что сегодня на приеме в Кремле пили красное французское вино, белое итальянское. «Нарзан» там пьют в качестве водички газированной, а в качестве сладкой водички используют напитки фабрики «Черноголовка». Все уставлено на всех приемах, на всех протокольных мероприятиях этими бутылочками.



Олег Кусов: Лечебная вода «Боржоми» исчезла и из московских аптек.


Провизор Евгения показывает на полки с минеральной водой.



Евгения: Да, продается у нас минеральная вода различная –«Нарзан», «Ессентуки»… «Боржоми» сейчас уже нет. После письма Онищенко, естественно, запретили продажу.



Олег Кусов: Минеральная вода в аптеках – это говорит о том, что это лекарство.



Евгения: В принципе – да, хоть она продается тоже в магазинах, поэтому напрямую к лекарствам ее не отнесешь. Просто как дополнительное средство. Не обычная, а минерализированная, с какими-то минералами, дополнениями, которые влияют положительно на наш желудочно-кишечный тракт.



Олег Кусов: Со вчерашнего дня нельзя продавать «Боржоми». До этого брали эту воду у вас?



Евгения: В принципе брали, конечно.



Олег Кусов: Можно сказать, что она пользовалась успехом?



Евгения: «Боржоми» издавна пользуется успехом. Когда не новая вода, ее все знают, очень давно ей пользуются.



Олег Кусов: А вы лично пили «Боржоми»?



Евгения: Пила.



Олег Кусов: Какую бы воду вы предлагали в качестве аналога?



Евгения: «Боржоми» более насыщен солями, его очень часто предлагали для ингаляций даже. В принципе, я думаю, что «Ессентуки-17» тоже насыщен, думаю, можно будет заменить.



Олег Кусов: В Москве, в государственном медицинском центре, дающем заключения на качество минеральных вод, со мной категорически отказались говорить о «Боржоми» под запись. Только в доверительной беседе в коридоре восторженно заметили: прекрасная вода! Описали целебные свойства: «Боржоми» может способствовать лечению многих недугов, но особенно болезней желудочно-кишечного тракта. А это и хронические гастриты, и язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, и заболевания толстого и тонкого кишечника и так далее. «Особенно хорошо пить «Боржоми» после употребления водки, - сказал мне известный специалист, который знает о лечебных качествах этой воды почти всё. – «Боржоми» благотворно действует на пищевод, снимая болезненные ощущения и изжогу».


И любителям бани теперь придётся искать замену «Боржоми», считает обозреватель газеты «Коммерсант» и постоянный посетитель Сандуновских бань Андрей Колесников.



Андрей Колесников: Хожу каждую неделю в баню и после бани пью только «Боржоми», до последнего времени пил. Не знаю теперь, если поставки прекратятся, конечно, будет тяжеловато. А это дело серьезное, напиток был выбран методом исключения и в результате долгого довольно-таки эксперимента. Я просто после него чувствую необыкновенный прилив сил. Те, кто хочет расслабиться после бани, те пьют, наверное, пиво, а я пью «Боржоми», потому что я в баню хожу рано утром, к первому пару и у меня впереди жестокий рабочий день. «Боржоми» мне помогает его провести с блеском.


«Боржоми» баню не портит – это большой комплимент для любого напитка. Потому что баня настолько тонкое и деликатное дело, что если напиток не портит, по крайней мере, это дорогого стоит.



Олег Кусов: «Боржоми» - это больше, чем просто минеральная вода. Об этом мы знали в том числе и благодаря телевизионной рекламе:



«Уважаемые пассажиры, мы пролетаем над долиной Боржоми, а значит вы у меня в гостях. Гостю предлагается самое лучшее – «Боржоми». Ведь как сказал мой прадед в день своего столетия: «Боржоми» - это жизнь».



Олег Кусов: Живописное Боржомское ущелье раскинулось на востоке Грузии. Слово нашему коллеге Юрию Вачнадзе.



Юрий Вачнадзе: Еще со времен царствования императора Александра Второго вот уже более ста лет вода Боржомских минеральных источников сохраняет свои уникальные целебные свойства. Медики говорят, что он полезен всем и всегда, надо только знать, как его пить. Всех нас в детстве родители возили отдыхать в Боржомское ущелье, как тогда говорили – на дачу. Теперь уже мы возим туда своих детей и внуков.


Могучие широколистные хвойные леса, причудливые скалы, изящные мостики через быструю бурлящую Боржомку, ароматный смолистый горный воздух, очаровательный парк минеральных вод, который начинается недалеко от устья Боржомки и тянется в узком ущелье вверх – каким-то величественным покоем веет от всего. Даже не верится, что название местности произошло от двух слов: «борджи» - крепостная стена и «оми» - война. Столетие назад в эпоху ожесточенных войн на склонах ущелья были построены сторожевые башни. Но самое главное – это Боржомские минеральные источники.


Строительство первого разливочного завода было начато давным-давно, аж в 1854 году. Кто мог тогда себе представить, что через 150 лет нью-йоркская поэтесса Елена Соснина напишет: «Неужели мы встретимся здесь, неужели? Бирюзовый озноб, голубые ожоги. Пожилой мажордом разливает в фужеры «Каберне» и «Мерло», «Бужеле» и «Боржоми». Неплохая компания для «Боржоми», не правда ли?


В советские времена «Боржоми» был непременным атрибутом для любого праздника. Ежедневно на территории СССР продавалось до миллиона пол-литровых бутылок. В последние годы «Боржоми» постоянно поставлялся в российскую Госдуму, в Кремль. Если оставить в сторону набившие оскомину некорректные заявления российских и грузинских политиков, забыть о словах «пестициды», «тяжелые металлы», «общая минерализация», «ионный состав», «жесткость» и вернуться к обычным человеческим ощущениям и оценкам, невольно возникают два вопроса: кто и где сфальсифицировал две большие партии «Боржоми»? Кажется, главный санитарный врач, сам того не ведая, попал не в бровь, а в глаз. Выяснилось, что фирмам-поставщикам нет никакого резона заниматься фальсификацией. На курорте Боржоми столько минеральных источников, что часть из них просто-напросто законсервирована. Словом, воды хоть залейся. Ясно, что поддельный «Боржоми» в России разливают только местные умельцы. Кто именно и где – вопросы, поставленные Онищенко, - это уже дело правоохранительных органов.



Олег Кусов: Тема запрета «Боржоми» стало одной из популярных в эти дни в мировых и российских средств массовой информации. О грузинской минеральной воде заговорили известные в мире политики, журналисты, эксперты. И тут специалисты обратили внимание на то, что главный санитарный врач России фактически дал старт грандиозной пиар-кампании «Боржоми». В непреднамеренных пропагандистских действиях Геннадия Онищенко никто не сомневается, но эффект от его запрета уже есть. Слово специалисту в области пиар-технологий Веронике Богатырёвой.



Вероника Богатырёва: Есть такое правило, негласное правило среди профессионалов, что любое упоминание, кроме некролога, уже является хорошей рекламой. Это раз. Во-вторых, как известно, отличие пиар от рекламы, что реклама – это когда ты сам о себе говоришь хорошо, а пиар – когда другие о тебе говорят хорошо или плохо. Поэтому сейчас ситуация с водой «Боржоми», как мне кажется, очень выгодна этому брэнду, потому что сейчас об этой воде начал говорить весь мир. И весь мир, я так думаю, обратил внимание на эту ситуацию запрета поставки воды в Россию.


Я думаю, что сейчас если производители воды пойдут по пути производителей грузинских вин, которые уже обратились в ведущие мировые экспертные институты, получили заключение о достаточно хорошем качестве своей продукции, и если производители «Боржоми» получат соответствующее заключение, я даже уверена в том, что они его получат – это первый положительный момент. И так же они смогут сейчас, поскольку рынок российский для них закрыт, они будут вынуждены переориентироваться на другие рынки. И я думаю, что учитывая политическую ситуацию, в ряде стран они как минимум будут иметь сочувствие, а в некоторых странах даже на правительственном уровне будут иметь поддержку в продвижении своей продукции. Такие страны, назовем так, друзья, партнеры Грузии на постсоветском пространстве.


Так что я думаю, что «Боржоми» ждут хорошие перспективы, и в принципе фирма должна поблагодарить тех людей, которые ввели этот запрет, за бесплатную пиар-компанию. Эта ситуация будет способствовать тому, что брэнд «Боржоми» перестанет ассоциироваться теперь уж как с минеральной водой, которая поставлялась в Кремль и как водой, которую пила советская элита, и теперь это даст возможность производителям сделать марку более европейской и более свободной от советского, постсоветского влияния. Мне кажется, это только пойдет на пользу.



Сельское хозяйство и животноводство муравьев .



Ирина Лагунина: Человек начал возделывать растения и разводить животных, т.е. заниматься земледелием и животноводством несколько десятков тысяч лет тому назад. Например, недавние находки археологов свидетельствуют о том, что еще 23 тысячи лет назад человек умел печь хлеб. Но является ли человек единственным биологическим видом на Земле, способным к целенаправленному сельскохозяйственному труду? Только ли человек осознанно возделывает культурные виды растений, занимается их селекцией, разводит животных и выводит новые их породы? Оказывается, что человек не одинок в этой деятельности, и на довольно высоком уровне, как животноводство, так и растениеводство давно уже существует у муравьев. Более того, человеку есть чему поучиться у этих насекомых. О малоизвестной стороне жизни муравьев рассказывает специалист по социальным насекомым Анатолий Захаров. С ним беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Александр Костинский: Вы сказали о том, что у них еще есть и животноводство.



Александр Захаров: Для того, чтобы социум мог развиваться, ему нужна устойчивая кормовая база. И различные муравьи в разных условиях реализовали эту задачу, используя те возможности, которые предоставляет им среда. Муравьи используют различных насекомых, так называемых трофобионтов, то есть трофический симбиоз – тли или есть щитовки, цикадки, самые разные насекомые, которые дают муравьям пать – эти сладкие выделения. Они сосут сок у растений, в соке растений содержится сахар. Эти насекомые как бы концентрируют этот сахар, муравьи их пасут, защищают, строят для них убежища, уносят их в свои гнезда на зимовку.



Александр Костинский: Как домашних животных.



Александр Захаров: Да, как домашних животных. Но при этом интенсивно эксплуатируют, забирая у них пать.



Александр Костинский: Как и мы домашних животных.



Александр Захаров: Фактически речь идет о таком триатрофе – это растения, сосущие насекомые и муравьи. Все они связаны и все они дают друг другу возможности жить, в какой-то мере друг друга защищают, содействуют благополучию друг друга и одновременно способствуют увеличению численности друг друга. Если муравьи колонию тлей не охраняют, у нее много врагов, у нее болезни, у нее погода. Колония тлей маленькая, расселение идет слабое.



Александр Костинский: Бесхозные стада.



Александр Захаров: Бесхозные, брошенные, одичалые стада. Если же эта колония под охраной муравьев, то численность повышается, поголовье увеличивается, выживаемость и продолжительность жизни одной особи тоже увеличивается. Они расселяются, получают возможность расселяться самостоятельно, там есть крылатые тли для этого, с одной стороны. Но с другой стороны, муравьи берут часть этих тлей из одной колонии и переносят в другое место и организуют новую колонию.



Александр Костинский: То есть животноводческие фермы.



Александр Захаров: Да, это животноводческие фермы.



Александр Марков: Растения только страдают от этого?



Александр Захаров: Нет, муравьи посещают дерево, на котором находится колония тлей, муравьи защищают эти деревья от нападения всевозможных вредителей, которые потребляют листья, хвою. Во-первых, это хуже, чем тля. Во-вторых, у деревьев существует определенный резерв мощности, которые позволяют им содержать тлей и муравьев без ущерба для себя. Они не теряют прироста, но обретают большую биологическую устойчивость при этом. Поэтому дерево, растение, необязательно дерево, это может быть куст или даже травянистое растение, дерево тоже оказывается в выигрыше. Более того, в тропиках Южной Америки существуют муравьи, которые просто живут внутри деревьев, некоторых акаций. Там мягкая сердцевина, эту сердцевину муравьи выгрызают и там ее заселяют буквально, все это дерево, всю центральную часть ствола. И выходят они в местах прикрепления листьев бывших. Листья опадают, а выходы, дырочки остаются. И оттуда муравьи могут в любой момент, поскольку этих дырочек много, муравьи могут в мгновенье ока, многие тысячи их выйти на поверхность ствола и защитить это дерево как свое жилище от любого, кто попытается на это дерево покуситься.



Александр Костинский: Даже птица может быть.



Александр Захаров: И птицы, и млекопитающие. Муравьи обладают острым жалом сильным ядом нервнопаралитическим. Могут прыгать, они прыгают, отталкиваются и вперед жалом летит как стрела и вонзается в тело любого, кто подойдет к этому дереву.



Александр Костинский: То есть опасные муравьи.



Александр Захаров: Читали, конечно, о том, что у индейцев Южной Америки была в свое время такая казнь – муравьиная казнь. То есть человека привязывали к дереву и оставляли его там, и он в страшных муках умирал.



Александр Костинский: Его жалили муравьи?



Александр Захаров: Так его привязывали не к любому дереву, его привязывали именно к этому дереву, это дерево называется тангарана, и это действительно было настоящее мучение, более жестокой казни придумать просто сложно.



Александр Марков: То есть это самый настоящий симбиоз получается между муравьем и растением. И растение нарочно выработало полости в своих стволах, где могут найти приют муравьи.



Александр Захаров: По крайней мере, муравьи нашли этот вариант, этот симбиоз, действительно, оказался полезным и для дерева, и для них. Во-вторых, многие технологические достижения, если иметь в виду социальных насекомых, скажем, всех муравьев и истинно социальных насекомых вообще, если мы возьмем муравьев-листорезов, у которых культура грибных садов, очень тонкая и четкая технология их организации, поддержания. Это абсолютное обеспечение стерильности, не достигнуто до сих пор для человеком, система вентиляции.



Александр Костинский: Они подземные сады?



Александр Захаров: Они подземные, они на большой глубине. Для того, чтобы нормально развивались, они их опустили вниз для того, чтобы избежать верхнего слоя, где много всевозможных грибных заболеваний. У них культура грибов очень далеко продвинутая, там специальные виды, которых нигде кроме этих муравейников нет.



Александр Костинский: Они что, селекцией занимаются?



Александр Марков: Культурные растения.



Александр Захаров: То есть фактически без всяких скидок действительно культурное растение. Причем существуют в разных популяциях муравьев и у разных видов просто как некие такие преемственные ряды, существуют разные формы одного и того же гриба. Эти, предположим, гнезда они используют штамм А, а эти штамм В. Причем, когда самка-расселительница муравьев-листорезов улетает из гнезда, молодая самка крылатая, которая должна спариться, а потом основать новое гнездо, она улетает из гнезда, то она берет с собой, у нее есть специальная сумочка, куда она кладет культуру гриба, ей рабочие кладут культуру гриба. Кроме того часто вместе с ней улетает несколько мельчайших рабочих-грибников, которые потом помогут ей создавать новый грибной сад уже в новом гнезде.



Александр Марков: Потрясающе! А самец?



Александр Захаров: А самец оплодотворил ее и все. У нее есть сперматека, в которой спермы хватит на 20 лет жизни.



Александр Марков: Они называются листорезами, потому что они из листьев делают?



Александр Захаров: Они срезают листья с деревьев, приносят их в гнездо и из них делают такую кашицу стерильную и потом из нее лепят нечто вроде коралла. И на этот коралл, лепесточками которого служат отдельные фрагментики пережеванного листа, такие пластиночки, на эти пластиночки они высевают споры гриба.



Александр Марков: А откуда они споры берут?



Александр Захаров: С тех грибов, которые у них живут в саду. Гриб настоящий с маленькими грибными телами, с ножкой, шляпкой, малюсенькие. И там муравьи урожай срезают, споры несут в новый сад, там все время эти сады сменяются. Время существования одного садика где-то две недели. Поэтому у них все время обеспечивается конвейер. Один садик, там все созрело, и они собирают урожай и отсюда споры перенесут в другое место. В другом садике в это время как раз идет сбор плодов для питания, для выкармливания расплода. В третьем это подрастает, в четвертом идет засев, а в пятой камере, в каждом случае - это отдельные камеры со шлюзами, полностью изолированные друг от друга, полностью изолированные от внешней среды, туда не пройдешь. То есть никакое насекомое, никакие тернитофилы туда не проникнут. Это полностью изолированное с очень хорошей системой кондиционирования.



Александр Марков: То есть еще вентиляция какая-то?



Александр Захаров: Все, опять же при соблюдении стерильности. В последней они начинают готовить. А когда все выработано, урожай собрали, это означает, что уже весь ресурс листьев иссяк, они это все берут, у них огромные, высотой больше двух метров огромные карманы, камеры вертикальные, куда они все сгружают. Камеры такие, что, представляете, муравей максимальный по размеру где-то полтора сантиметра, а камеры для отходов, которые они делают, там спокойно может ходить человек.



Александр Марков: Это выкопанные в земле?



Александр Захаров: Выкопанные в земле. Специально, как мусорный контейнер огромных размеров для того, чтобы это потом изолировать, чтобы это, не дай бог, не попало в систему. И вокруг этого гнезда существует тоннель обводной – это на тот случай, они же живут во влажном дождевом климате, когда будут ливни, сезон дождей, гнездо может затопить. Вокруг этого гнезда построен кольцевой тоннель толщиной с руку, сантиметров 10 в диаметре, с выходами во все стороны. Фактически когда заливает, идет ливень, они закрывают входы из этих тоннелей вовнутрь гнезда, а этот тоннель, он дренирует все гнездо. Гнездо стоит защищенное, ему эти все непогоды нипочем.



Александр Марков: Трудно себе представить, что такое сложнейшее поведение и конструкция муравейников, что все это записано исключительно в генах. То есть, по-видимому, при помощи культурного наследования развивается в значительной степени, надо полагать. Потому что путем случайных мутаций трудно себе представить, как могло сформоваться такое.



Александр Захаров: Я рад, что вы пришли самостоятельно к этому выводу.



Р еабилитация девочек-подростков в кризисных ситуациях.



Ирина Лагунина: Шестой год в Петербурге действуют международные проекты по борьбе с детской проституцией и наихудшими формами детского труда. Центр содействия занятости и профессиональной ориентации молодежи «Вектор» выработал оригинальные методики по реабилитации девочек, оказавшихся в кризисной ситуации, в ряде случаев Центру удается восстановить даже их семьи. Рассказывает наш корреспондент Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Проекты по борьбе с детской проституцией и детским трудом действуют в Петербурге благодаря усилиям Международной Организации Труда, детского фонда ЮНИСЕФ, Совета Министров Северных стран и городской Биржи женского труда. У проектов сложные названия: «Внедрение гендерного подхода в политику по борьбе с детским трудом в районах города» и «Всесторонняя модель реабилитации работающих уличных девочек». Что скрывается за модным словом гендерный? Почему внимание уделяется именно девочкам – разве мальчиков на улице меньше? Нет, не меньше, просто исследования показали, что, оказавшись на улице, девочки страдают больше, хотя бы потому, что их гораздо чаще вовлекают в занятия проституцией. За время своей работы Центру содействия занятости и профессиональной ориентации молодежи «Вектор» удалось вернуть к нормальной жизни около 200 таких девочек и более 170 асоциальных семей. Каков же социальный портрет девочек и их семей, с кем приходится работать? – говорит социолог Центра «Вектор» Наталия Родина.



Наталия Родина: Те семьи, которые проживают в центральных районах, у них с жильем не очень хорошо, то есть 55% из них проживают в коммунальных квартирах, 11% проживают в общежитиях. В более отдаленных районах, они проживают в отдельных квартирах, но там в основном именно большие семьи. 60% семей у нас в программе, где от 6 до 11 детей. Есть такие, где отцы вроде бы не ушли, но с другой стороны, их тоже нет. Наркоманы, допустим, отцы. Уходят, приходят, обирают семьи. Дети, которые повзрослее, они, наверное, понимают, что это такое, а маленький все равно ждет отца, все равно его любит. Вот отец пришел, всех разогнал, выдал какие-то нарекания, еще что-то, разобрался и ушел. А ребенок остается. А мать тоже в таком состоянии, что ей не объяснить и не заняться этим ребенком.


В основном семьи бедные, от 50 до 80% семьи, где доход на одного члена семьи менее трех с половиной тысяч рублей, то есть ниже прожиточного минимума. Более половины родителей алкоголизированные, некоторые употребляют наркотики. Как отмечают родители, отношения с детьми около 70% конфликтов. Девочки, конечно, очень сложные. Есть такие, которые и не учатся, и не работают.



Татьяна Вольтская: Но все-таки большинству девочек, участвующих в программе, от 10 до 14 лет.



Наталия Родина: Девочка 14 лет может учиться в пятом классе. Некоторые дети подрабатывают летом, лотошная торговля. Но и в больших семьях девочки просто настолько загружены домашней работой, что у них до чего-то просто времени не остается. Поэтому дети такие не очень адекватные.



Татьяна Вольтская: Да и трудно быть адекватной, если ты не читаешь книг, не бываешь в театре, не занимаешься спортом, и обычная детская жизнь тебе практически не знакома. Чуть больше 20% девочек говорят, что они ощущают хоть какую-то заботу в семье, но почти все настаивают на том, что обратиться за помощью им не к кому. Часть девочек, по крайней мере, пробовала наркотики, больше половины употребляют алкоголь. Психологи считают, что пока участницам проекта рано говорить с посторонними людьми – тем самым возвращаясь в свое прошлое, от которого их стараются увести. Ирина Полякова, психолог, - об одной из своих подопечных.



Ирина Полякова: Девочка с очень сложными проблемами в общении, не находящая общий язык ни со сверстниками, ни с родителями, ни с педагогами, очень конфликтная. И мать, и отец пьют. Наша задача была научить ее общаться, взаимодействовать, не создавать себе конфликтные и проблемные ситуации и в дальнейшем. И к концу года девочка научилась общаться, высказывать свою точку зрения. Поскольку она имела очень низкую самооценку и была зависима, понятно, что был риск вовлечения ее в асоциальную среду и эксплуатация в дальнейшем. К концу года ребенок научился, по крайней мере, высказывать свое мнение и самооценка его выросла.


Еще один случай: 17 лет, учится в 8 классе, неоднократно привлекалась за мелкое воровство, как-то это удавалось сгладить. Но последний факт был вопиющий: девочка в одном из супермаркетов совершила импульсивную детскую кражу - она украла одежду для куклы Барби. Понятно, что для 17-летней девочки совсем непонятный поступок. Девочку поставили на учет в милицию. Мы не можем относить целиком к нашей заслуге участие в судьбе этой девочки, но тем не менее, думаю, что мы свой вклад уже внесли - за истекший год девочка не совершила ни одной кражи. То есть она занималась в нашей программе, продолжала обучение в школе, по крайней мере, ребенок не перешел эту грань, которую не стоило переходить.



Татьяна Вольтская: Но кто-то эту грань все-таки переходит. Говорит директор центра «Вектор» Людмила Величко.



Людмила Величко: Как правило, дети не признаются в том, что они занимаются проституцией. Социологам нашим приходится различные наводящие вопросы: «А ты любишь ходить на дискотеку? Где ты деньги берешь? А где ты живешь?». «А у нас четверо мальчиков». «А сколько мальчикам лет?». «А мальчикам 20 лет». «А тебе?». «Мне 14». «Кто тебе дает деньги?». «Мальчики дают деньги, мы ходим на дискотеку». То есть такие моменты, которые постепенно выявляют, что ребенок вовлечен в проституцию.



Татьяна Вольтская: Примеров, к сожалению, много. Наталья Родина.



Наталия Родина: Девочка 12 лет, 13 должно было бы исполниться. Мама бросила дочку, уехала в Ярославль, вышла замуж, уехала, не пишет и никак не проявляется. Папа живет в Прибалтике. Девочка живет, спрашиваю: с кем ты живешь? «Вообще-то у меня бабушка есть, но с бабушкой я не живу». «А где?». «А я живу у четвероюродного брата, которому 19 лет». Девочка явно одета не по годам, одета в хорошие вещи, во взрослую одежду, очень дорогие сапоги.



Татьяна Вольтская: Еще один пример. Людмила Величко.



Людмила Величко: Группа девочек с мальчиками, им нужно пойти еду купить. Она дружит с мальчиками, она спокойно выходит: на проспекте мы подзаработаем и получим. То есть девочка выходит, получает деньги, спокойно с мальчиками идут и получают ту пищу, которая была нужна, чтобы поесть. То есть они до конца в тот момент не отдают себе отчет, что они занимаются проституцией. И вот эта кропотливая работа психолога для того, чтобы им объяснить, что есть что. То есть тут нужно говорить о венерических заболеваниях, о СПИДе.



Татьяна Вольтская: Но объяснить – это одно, а увести от этого образа жизни – совсем другое. Понятно, что над этим работают психологи, но не только. У педагога Аллы Бочкаревой – своя программа: она учит девочек создавать художественные произведения из кожи.



Алла Бочкарева: Моя задача – ввести их в мир творчества, научить их азам профессии. Я как раз стараюсь не знать, какие они. Рассказывают, что две девочки в милиции были, чуть ли не в тюрьме. Я этого не хочу знать, они для меня все замечательные, все самые лучшие, я их люблю. Они должны придти в мир, чтобы у них была отдушина, чтобы они познали творчество. Но иногда мне приходится узнавать, что у них происходит в семьях. Например, каникулы: ну как отдохнули? Одна девочка говорит: «Соседка мне оставила ребенка 8-месячного, и я с ним нянчилась».


Я им всегда предлагаю изделия на выбор и замечаю, что они не хотят украсить свой дом или им просто нечего украшать. Я работала в других группах, где нормальные дети, они наоборот хотят повесить картинку у себя в комнате, похвастаться, а эти не хотят. У многих неуверенность в себе. Одна девочка сидит рядом и ничего не делает. Оказалось, она из семьи, где 11 детей, где мама пьет. Ее, видимо, забили что ли. Я говорю: «А что же ты не делаешь ничего?». «А вдруг у меня не получится?». «Ну и наплевать, что не получится. А вдруг у тебя получится?». На следующее занятие я понимаю, что если у этой девочки не получится, я ее потеряла. Всю методу на нее рассчитываю. И вот у нее получается, и она уже мой человек.


Один раз у меня мальчик вдруг пришел, хулиган. Я одна на этаже, с детьми работаю. Приходит, как-то мне не по себе стало. Но потом мне удалось его заманить. Прокуренный, с крепкими словечками. Оказалось, что ему 17 лет, он учится в 7 классе. Он так увлекся. «Давай-ка садись, делай с нами». И он делал брошки-цветочки. Потом сидел и говорил: «Ну-ка, не болтайте там», - на девочек. Никогда не выражался. И вообще они у меня никогда не выражаются. Причем я им не говорю, что нельзя, просто я им вначале объясняю, что мы делаем изделия, мы вкладываем свою душу. И если вы будете дьявольские слова употреблять, от этого у вас сразу в изделиях будет видно, изделия не получатся.


К новому году они себя украсили, они делали меховые ожерелья и серьги с такими большими меховыми кольцами. И вот пришлось даже учить носить серьги. Мы играли в принцесс. Они гордо должны были держать голову, осанка, прямая спинка и они все превращались в королев. Невероятное преображение. Чувство стиля развивается и, конечно, чувство уверенности в своих силах, что я могу.



Татьяна Вольтская: Существуют ли такие проблемы с девочками в Чехии, и если да, то как решают, - об этом – наш корреспондент из Праги Владимир Ведрашко.



Владимир Ведрашко: По статистике, ежедневно в Чехии убегают из дому три ребенка в возрасте до 15 лет. Почти всех беглецов удается найти, единицы пропадают бесследно.


Стрессы и неспособность решить волнующие проблемы заставляют детей искать помощи на стороне – не в школе, и не в семье. В этом им содействуют десятки скаутских клубов, летних лагерей, спортивных школ. Адреса организаций и заведений для детей легко найти в Интернете, который доступен каждому. Существуют и горячие круглосуточные телефонные линии, куда обращаются дети отчаянии ищущие того понимания и поддержки, которых не находят дома.


За шесть лет я поездил по стране и на поезде, и на автобусе, и на автомобиле – мне ни разу ни на одной станции или вокзале не попался на глаза ни один ребенок, который просил бы денег или промышлял на улице каким-то иным способом… Впрочем, нет… Однажды, много лет назад, на пражской набережной ко мне подошла девочка лет десяти с двумя сумками полными продуктов и что-то очень робко попросила. Мы поговорили с ней несколько минут, прежде чем я понял, что предлагает она мне то, что взрослые тети предлагают по вечерам взрослым дядям. Было ясно, что мать ребенка, в тот день отправив его за продуктами в магазин, обычно отправляет девочку и с поручениями совсем другого рода, и именно об этих поручениях девочка и вспомнила по привычке, забыв о своих покупках.


Это был чрезвычайный единичный эпизод.


В деле реабилитации детей тесно сотрудничают общественные, неправительственные организации и государственные учреждения – ведомства социальной защиты, образования, полиции. Денежные средства поступают от грантодателей из-за границы, прежде всего из фондов Европейского союза, из государственного бюджета Чехии и от частных граждан.


Вот пример: недавно в почтовом ящике мне пришел бланк от фонда защиты детей, в котором уже все строки были заполнены, кроме того окошка, где пишут денежную сумму. Ее-то и надо вписать или перевести по почте. В конверте с бланком также находилось письмо с подробным описанием всех мероприятий данного фонда, с поименным перечислением сотен благотворителей и с адресом в Интернете.


Социальная реабилитация детей в Чехии – по своей научной методике и непосредственной практике в принципе не отличается от подобной работы в других странах. Но что отличает чешскую реабилитацию от, скажем, российской – так это реальное вовлечение в помощь детям одновременно и постоянно всех, кто может и обязан помочь.


Сама атмосфера нормальных человеческих взаимоотношений служит фактором реабилитации детей.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG