Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Диссиденты 70-х и молодые правозащитники в современной России


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимают участие - Виктор Пестов, бывший политзаключенный, и Алексей Новоселов, руководитель аппарата партии «Яблоко» в Свердловской области.



Светлана Толмачева: Завтра, 12 мая, свое 30-летие будет отмечать Московская Хельсинская группа. Думаю, что каждому слушателю Радио Свобода хорошо известно о вкладе участников группы в развитие правозащитного движения в Советском Союзе и в современной России.


Накануне этого события мы пригласили в Екатеринбургскую студию Радио Свобода Виктора Пестова, диссидента с 30-летним стажем, а также Алексея Новоселова, руководителя аппарата партии «Яблоко» в Свердловской области, первокурсника факультета политологии Уральского государственного университета, который уже успел зарекомендовать себя как участник почти всех протестных выступлений в Екатеринбурге.


Юбилей Московской Хельсинской группы дает нам повод поговорить о диссидентах прошлого и о современных правозащитниках.


Виктор Георгиевич, вас я не представляла подробно, потому что вашу биографию с некоторыми деталями, которые было бы интересно узнать нашим слушателям, сейчас изложит моя коллега Евгения Назарец.



Евгения Назарец: Виктор Пестов в 1968 году выступил инициатором создания в Свердловске подпольной молодежной организации «Свободная Россия», которая позже была переименована в «Революционную рабочую партию». В организации числилось 7 человек. Накануне ноябрьских праздников 1969 года подпольщики изготовили около тысячи листовок с требованием введения многопартийной системы в Советском Союзе и улучшения экономического положения населения. Листовки распространяли во время демонстрации 7 ноября, а затем расклеивали в центральных районах Свердловска. В мае 1970 года члены «Революционной рабочей партии» были арестованы. В ноябре того же года Свердловский областной суд приговорил Виктора Пестова к пяти годам лишения свободы за антисоветскую деятельность. Находясь в лагерях, он принимал активное участие в акциях протеста и был среди участников первой акции Дня политзаключенного 30 октября 1974 года. После освобождения Виктор Пестов вновь создал подпольную организацию «Добровольный гражданский Фонд имени Солженицына». В марте 1992 года он был реабилитирован. В 90-х годах бывший политзаключенный продолжал активно заниматься политикой, и был известен как организатор Уральской независимой общественной библиотеки, где хранилась правозащитная литература. В августе нынешнего года Виктор Пестов отметит 60-летний юбилей.



Светлана Толмачева: Виктор Георгиевич, насколько я понимаю, вся ваша деятельность всегда была сосредоточена в Свердловске и в Свердловской области. А вот с Московской Хельсинской группой вы как-то связывались в бытность свою активным правозащитником?



Виктор Пестов: Ну, с Московской Хельсинской группой напрямую я познакомился только где-то в 90-х годах, после освобождения, когда приехал в Москву. И Людмила Алексеева меня пригласила к себе домой. Вот тогда я впервые ее увидел.



Светлана Толмачева: А сейчас вы какие-то отношения поддерживаете с группой или вы уже отошли от той бурной деятельности?



Виктор Пестов: Ну, отношения-то все равно сохранились. Я и литературу от них получаю, и всякие сообщения приходят по Интернету. Но я сейчас в основном занимаюсь... в «Мемориале» идут ремонтные работы, и вот меня попросили помочь обустроиться на новом месте.



Светлана Толмачева: Екатеринбургский «Мемориал», наконец-то, обрел новое помещение. Об этом мы неоднократно слушателям Радио Свобода рассказывали, и о том, какие проблемы у «Мемориала» были в Екатеринбурге. И слава Богу, что все сейчас разрешилось.


И в связи с этим, может быть, еще по каким-то причинам вас не часто можно увидеть на митингах в Екатеринбурге, которые в последнее время проходят с достаточной регулярностью. Далеко ходить не надо, можно вспомнить события, связанные с Байкалом, и события, связанные с рядовым Сычевым. Вас в рядах протестующих нет. Почему?



Виктор Пестов: Дело в том, что я не знаю, по каким причинам, но как-то перестали звонить что ли. Если меня приглашают куда-то, то я всегда откликаюсь. Вот если меня пригласили, то я не могу отказаться, я всегда приду. И вот была последняя акция, ее проводили молодые люди из «Обороны» возле почтамта, ну, меня, собственно, никто и не приглашал, просто я услышал о ней, и подумал, что надо прийти.



Светлана Толмачева: А что это была за акция?



Виктор Пестов: Там было какое-то театрализованное действие насчет свободы, насчет проблем, которые существуют у нас в России, связанные с ограничениями. И мне это понравилось. Но после этой акции как-то никто и никуда не приглашает.



Светлана Толмачева: Алексей, по-моему, камень в ваш огород. Насколько я знаю, вы с Виктором Георгиевичем имели возможность познакомиться. И вы, теперь как руководитель аппарата партии «Яблоко» в Екатеринбурге, имели возможность с ним поближе поговорить и что-то обсудить. Скажите, пожалуйста, есть ли вообще интерес к тем людям, которые представляли правозащитное движение в 70-80-е годы в Свердловске?



Алексей Новоселов: Естественно, этот интерес есть. И я перед Виктором Георгиевичем извиняюсь. Это наше упущение, и мы его обязательно исправим.


И есть интерес к диссидентам и к правозащитникам, потому что это основа демократического движения в России. Потому что диссиденты в 60-70-х годах заложили мощную духовную базу демократизации в России. И поэтому мы не можем от них отрываться, потому что это наше прошлое, это наша опора, и это то, на чем мы строим свое будущее, на чем демократическое движение основывает свои идеалы. Мы неразрывны в этом плане.



Светлана Толмачева: Алексей, насколько я помню, вы два года назад впервые показались на протестном выступлении в Екатеринбурге, публично выразили свое мнение – это была акция, связанная с монетизацией льгот. Вы протестовали против мизерной компенсации, которую выплачивают ветеранам, и так далее. Тогда вы были еще учеником 11-го класса. Скажите, насколько самостоятельным было ваше решение стать оппозиционером?



Алексей Новоселов: Это решение было полностью самостоятельным и стихийным. И деятельность началась за несколько месяцев до этого митинга. Мы создали тоже маленькую группу, она была даже не из семи, а из трех человек, которая в Интернете пыталась пропагандировать идеалы Конституции. И эта акция была первой нашей публичной акцией. И мы просто собрали своих одноклассников, ребят из нашей 40-ой школы, и колонной мы двинулись к офису «Единой России». Это было, можно сказать, стихийное выступление, которое поддержали люди, абсолютно не связанные ни с политикой, ни с общественной деятельностью. Это была такая народная волна.



Светлана Толмачева: И тогда же впервые вы побывали в отделении милиции за организацию несанкционированного митинга.



Алексей Новоселов: Да-да.



Светлана Толмачева: Какие-то еще репрессии к вам и к вашим одноклассникам были применены после той акции?



Алексей Новоселов: Ходили в школу с кассетами из различных телекомпаний, показывали учителям, спрашивали: «Это ваши ученики или не ваши?». После этого пару раз вызывали в милицию, ну, просто расспрашивали о деятельности. Но наша организация открытая, мы готовы любому человеку рассказать о том, что мы делаем, в том числе и сотруднику милиции, в этом нет никаких проблем. Мы не боимся никаких преследований с их стороны. Потому что я думаю, что они пока на это не способны.



Светлана Толмачева: И, тем не менее, школу вы закончили благополучно. И так же благополучно вы поступили в Уральский государственный университет.


Виктор Георгиевич создал для себя партию, потому что никаких партий в конце 60-х годов, кроме Коммунистической партии, не было. Вот вы сейчас пришли в «Яблоко». Почему именно «Яблоко»?



Алексей Новоселов: Во-первых, потому, что, на мой взгляд, это единственная действительно оппозиционная демократическая партия сегодня в России. Другие партии либо в силу того, что некоторые из их лидеров являются государственными чиновниками (а вы знаете, о ком я сейчас говорю), либо в силу того, что инициатива создания этих партий исходит из Кремля, не могут считаться демократическими и оппозиционными в этом плане. Я считаю, что должна быть демократическая оппозиция сегодняшнему режиму, потому что есть историческая необходимость в альтернативной точке зрения. Если в России не будет этой альтернативной точки зрения, если мы не предоставим населению возможность увидеть другой путь, то Россия очень во многом проиграет и потеряет в своей конкурентоспособности и в своих перспективах. Я думаю, что мы выполняем некую историческую миссию, формулируя и генерируя другой путь развития, который население рано или поздно может выбрать.



Светлана Толмачева: Виктор Георгиевич, когда вы в 1969 году создавали свою подпольную организацию, ход ваших мыслей был примерно таким же, как у Алексея, или у вас были другие устремления?



Виктор Пестов: Дело в том, что это было все связано с событиями в Чехословакии, и тогда шли передачи по радио, по телевидению о том, что «мы поддерживаем политику партии и правительства» (до сих пор помню). Я думаю: «Почему же все поддерживают? А вот кто против?». Ну и поскольку по радио мы услышали, что пять или семь человек вышли на площадь в Москве с протестом против вторжения, но у нас ситуация в закрытом городе другая, и я своим сказал: «У нас этого не получится. Никто даже не узнает ни о чем. Давайте лучше выпустим листовки, как бы заявим, что не все сто процентов советских людей (как тогда говорили) поддерживают политику партии и правительства, а кто-то и против». Ну и выступили как организующая сила, которая может предложить другой путь развития.



Светлана Толмачева: Алексей, вот судя по тому, что вы учитесь на факультете политологии, можно сказать, что участие в оппозиционном движении вы решили избрать своей профессией в дальнейшем. Но не считаете ли вы, что эта профессия все опаснее и опаснее становится с каждым днем? Не надо далеко ходить, буквально 15 минут назад в «Новостях» прозвучала информация о том, какой приговор вынесли очередным членам НБП в Москве. И если в Екатеринбурге вы будете продолжать участвовать в протестных выступлениях, не считаете ли вы, что, действительно, что-то будет угрожать вашей карьере и вашей жизни?



Алексей Новоселов: Считаю. И я считаю, что приговор, который вынесли активистам НБП, - это страшно. Потому что мы подошли к той черте, за которой могут начаться настоящие политические репрессии, и в том самом страшном их проявлении, в котором они и были в нашей истории. И давать человеку уголовный срок за то, что он вывесил из окна гостиницы протестный плакат, - это, как минимум, неадекватно со стороны нашей российской власти, которая называет себя демократической. И уж тем более, показывает, что она не способна воспринимать критику – здоровую или не здоровую – в свой адрес. Она боится критики. Она закрыта для диалога с оппозицией. И в этом ее огромный минус. Потому что она не может на конкурентных условиях совершенствоваться в политике.



Светлана Толмачева: Есть звонок от нашего слушателя. Доброе утро.



Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Анатолий. У меня вопрос к ветерану диссидентского движения. Виктор Георгиевич, разделяете ли вы сегодняшние взгляды Александра Исаевича Солженицына, в частности, на судьбу Российского государства и его будущее? Ваши государственнические взгляды?



Светлана Толмачева: Спасибо вам, Анатолий.



Виктор Пестов: Дело в том, что сейчас «Московские новости», где он опубликовал... их не достанешь. И одно время они вообще не выходили. Но, как мне сказали, Солженицын высказался в поддержку политики Путина. Ну, я тут не могу согласиться. Потому что я с самого первого его срока голосовал против, и во второй его период тоже против голосовал. И ко всем этим реформам, которые проводятся под знаменем «Единой России», во главе которой стоит президент, я отношусь резко отрицательно. Потому что тот путь, которым мы идем, он ведет нас обратно в те «славные» времена, связанные с Леонидом Ильичем Брежневым.



Светлана Толмачева: Виктор Георгиевич, вы и ваше поколение ходите голосовать. Алексей, а вот насколько мне известно, молодые люди вашего возраста не очень интересуются голосованием. И, собственно говоря, есть мнение, что молодежь сегодня аполитична, и ее больше интересуют другие проблемы – где заработать, как построить карьеру, чем то, куда движется страна, и может ли рядовой гражданин влиять на политику своей страны. Вы с этим мнением согласны?



Алексей Новоселов: Я, во-первых, согласен с тем, что молодежь действительно голосует ногами. Только 10-15 процентов приходят на избирательные участки. И это, скорее всего, является следствием колоссального недоверия к институтам власти вообще, как к представительным органам, так и к исполнительной власти, и к судебной власти. Потому что власть сегодня закрыта для общества, и она принимает решения, с обществом не согласованные. У нас нет ни одного законопроекта, который обсуждался бы публично с лидерами общественного мнения. Все законопроекты пишутся в стенах кремлевской администрации. Именно из-под пера кремлевских «писателей» выходят такие «шедевры», как 122-ой закон о монетизации льгот, как закон об ограничении прав НКО, изменения в Водный кодекс, которые позволяют проводить нефтепровод рядом с берегом озера Байкал, и так далее. А в этом заключается огромная проблема, потому что происходит отторжение общества от власти. И два этих института живут параллельно, друг с другом не соприкасаясь.


И в этом я с Виктором Георгиевичем соглашусь, что мы действительно возвращаемся в брежневскую эпоху, когда главным правилом было «мы вас не трогаем, и вы нас не трогайте», где государство живет само по себе, а общество живет само по себе. И это большая проблема, потому что мы помним, чем закончилась такая система власти, - Советский Союз рухнул. И наша задача сегодня - не допустить повторения этого сценария в России. Мы должны вовлечь граждан в процесс осуществления государственной власти и выработки государственных решений.



Светлана Толмачева: И вот та же самая «Единая Россия» пытается вовлечь молодежь в политику. Буквально сегодня, 11 мая, в Свердловской области стартует отборочный этап проекта «ПолитЗавод-2006», который организовывает «Молодая Гвардия» «Единой России». Это связано с увеличением количества молодых людей в рядах «Единой России», и об этом говорилось. Претендентам от 21 до 28 лет необходимо заполнить анкету и объяснить, зачем они хотят пойти в политику. Вот эти анкеты сегодня будут собираться в Екатеринбурге в представительстве «Единой России».


Алексей, как вы считаете, будет ли поток желающих вступить в «Единую Россию» как раз в этой возрастной категории?



Алексей Новоселов: Я думаю, что если не будет применен административный ресурс, то поток желающих будет достаточно скудным. Потому что популярностью «Единая Россия» сегодня среди молодежи не пользуется. Очень многие относятся негативно и с равнодушием к этой партии.



Светлана Толмачева: Но дело в том, что вот этот возраст – от 21 до 28 лет – это как раз возраст студентов. Можно ли к студентам сегодня применить административный ресурс? И насколько гладко это может пройти в Свердловской области?



Алексей Новоселов: Во-первых, отмечу, что очень интересно, что этот возраст совпадает с возрастом призывника. И по этому поводу можно поразмышлять. А во-вторых, я думаю, что возможность использовать административный ресурс у нас очень высока. Потому что есть ректор Уральского государственного технического университета Набойченко, который является ярым «единороссом», и который отправляет своих студентов митинговать в колонны «Единой России», как это было 1 мая, когда ребятам пришлось за отработку проходить в колонне партии власти. На них натянули маечки - и люди, совершенно того не желая, агитировали за эту партию. Я думаю, что у нас в Свердловской области ситуация с применением административного ресурса в вузах умеренная, если сравнивать с ситуацией в целом по России. Потому что есть вузы, в которых за оппозиционную деятельность просто исключают. И я слышал, что в Ростовской области нескольких человек за издание оппозиционного журнала просто выгнали из вуза.



Светлана Толмачева: Если говорить о том, как «Яблоко» работает с молодежью, можно привести в пример ваши заседания, которые вы организовываете, заседания по политологии со старшеклассниками. Буквально три заседания клуба прошло. И все это на добровольной основе, насколько мне известно. На одном из последних заседаний клуба побывала корреспондент Радио Свобода Дарья Здравомыслова, и она увидела, как старшеклассников профессиональные политологи и преподаватели вуза учат принимать участие в дебатах.



Дарья Здравомыслова: Что такое – политика, избирательное право, многопартийность и политические режимы – об этом и многом другом теперь разговаривают со старшеклассниками в недавно созданном политклубе. По мнению организаторов, проблема политпросвещения молодежи сегодня особенно актуальна. По словам председателя регионального отделения партии «Яблоко» Марии Дроновой, многие молодые люди представляют себе современную политику в искаженном виде.



Мария Дронова: Очень часто молодые люди участвуют во время выборов в различных избирательных кампаниях, пытаясь заработать себе на жизнь. И иногда видят изнутри эту кухню, видят, как многие кандидаты пытаются обманывать своих избирателей, придумывают различные «черные» технологии. Естественно, возникает отторжение политики и нежелание участвовать в ней дальше. А мы сможем объяснить, что политика должна делаться чистыми руками. А для того чтобы она делалась чистыми руками, нужно идти просто и менять ее.



Дарья Здравомыслова: Также Мария Дронова отмечает и другую проблему.



Мария Дронова: Это воспитание родителей, которые посмотрели на псевдодемократию, которая была в начале 90-х годов, посмотрели на перестройку, и сказали: «Да ну ее, эту политику». Естественно, они все это и внушают детям. И подрастая, у них формируется такое отношение: политика – это грязное дело.



Дарья Здравомыслова: У 9-классника Сергея Кончица дома о политике не говорят. Пришел в политклуб, чтобы услышать мнения людей о том, что происходит в сегодняшнем государстве.



Сергей Кончиц: У нас в семье не интересуются политикой. Ну, если только бабушка с дедушкой. С ними иногда интересно проводить дебаты. В основном о проблемах образования, как его улучшить. Одна из главных проблем, на мой взгляд, - это коррупция. Даже государственные школы, и наша 110-ая школа, берут около 40 тысяч при вступлении. Решить эту проблему можно только сменой власти, когда другой человек выдвинет свое мнение. Я не доволен руководством своего государства, как оно управляет страной. Много беспризорных детей, у учителей маленькая зарплата. Есть желание решать такие проблемы, заниматься политикой. Буду стараться из этих занятий что-то почерпнуть для себя.



Дарья Здравомыслова: Политклуб работает недавно, прошло только три занятия. Но ребята уже выбрали темы для своих политических эссе. Как выяснилось, спектр интересов большой – от вступления России в Евросоюз до опасности фашизма в России. Заниматься со школьниками будут до конца мая и продолжат в сентябре. В итоге это станет полугодичным курсом обучения политологии старшеклассников на базе Уральского государственного университета.



Светлана Толмачева: И у нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Меня зовут Александр. Я хотел бы задать вопрос вашим гостям. Занимаются ли они защитой наших бесправных, голодных пенсионеров? И если нет, то с кем можно связаться по этому вопросу?



Светлана Толмачева: Вы имеете в виду Екатеринбург?



Слушатель: Нет, я звоню из Подмосковья.



Светлана Толмачева: Наш эфир идет из Екатеринбурга. И мы можем с вами поговорить о проблемах Екатеринбурга. А как и с кем связаться по поводу защиты прав граждан в Москве, я думаю, что вам подскажут в той же самой Московской Хельсинской группе, 30-летие которой отмечается завтра.


Виктор Георгиевич, занимаетесь ли вы защитой прав пенсионеров?



Виктор Пестов: Я сам пенсионер, и уже не первый год. Но вот профессионально, конечно, я этим не занимаюсь.



Светлана Толмачева: Алексей, а вы?



Алексей Новоселов: Мы часто проводим акции в защиту прав пенсионеров. Это были акции и по монетизации льгот. И мы участвовали совместно с левыми партиями в митингах против нового Жилищного кодекса, который мы считаем плохо разработанным и содержащим множество недоработок. Я думаю, что это одно из основных направлений работы любой партии, хотя бы потому, что пенсионеры – это основной электорат в России.



Светлана Толмачева: Спасибо, Алексей.


Виктор Георгиевич, нельзя не поговорить сегодня о вчерашнем послании президента. Вы его не стали смотреть принципиально или по каким-то другим причинам?



Виктор Пестов: Тут дело в том, что лицо Путина мне все время стало напоминать мохнобровое лицо Брежнева. И как только я вижу его на экране, я тут же переключаю на другой канал. И поскольку у него эти выступления – это как бы калька с одного и того же листа, поэтому я послушаю канал RTVi , а там скажут, что главное было в его выступлении. А забивать себе голову этими словоблудиями я не хочу.



Светлана Толмачева: Алексей, а вы слышали вчерашнее послание?



Алексей Новоселов: Конечно.



Светлана Толмачева: И каково ваше мнение?



Алексей Новоселов: Мое мнение, что это послание президента авторитарного государства. И все обозначенные проблемы сводятся либо к борьбе с внутренними и внешними врагами, либо к раздаче денег. Сегодня национальные проекты и социальные программы нашей власти сводятся к повышению зарплат и социальных выплат. Я не спорю, что это правильно, и это нужно делать. Но, вместе с тем, нужно создавать инфраструктуру для осуществления социальной политики и экономического развития. Потому что нет смысла повышать зарплаты, когда в стране инфляция в 10 процентов, а ставка по кредиту в банке – 20 процентов, и квартиру купить невозможно, потому что ты попадаешь в кабалу.



Светлана Толмачева: Той же самой молодой семье, которая хочет завести ребенка. Вот здесь как раз тот самый тупик. И мы сегодня говорим о демографической ситуации в России. И вот этот аспект, насколько мне известно, вчера совершенно не был озвучен - о том, что у нас происходит на строительном рынке.


Алексей, насколько я понимаю, вы продолжаете участвовать в протестных действиях, и даже были в Белоруссии во время выборов президента Белоруссии. Скажите, это было сделано по велению вашей партии или это был ваш гражданский долг - поехать в Белоруссию?



Алексей Новоселов: Это было велением моей совести. Потому что когда я вижу, что моих коллег-демократов в Белоруссии не просто угнетают, а их там откровенно «мочат», я считаю, что я должен поехать и помочь им, хотя бы морально поддержать, хотя бы постоять рядом с ними на площади.



Светлана Толмачева: У вас была возможность сравнить политическую ситуацию в России и в Белоруссии. Получается, что в России не все так страшно?



Алексей Новоселов: Ну, я думаю, что нет предела страшному. Можно сделать так страшно, что будет еще хуже, чем в Белоруссии. Например, как в Туркмении сейчас происходит. Это все относительно. Проблема заключается в том, что раньше мы шутили, что когда едешь в Белоруссию, то попадаешь как будто в прошлое, а теперь, когда едешь в Белоруссию, то попадаешь как будто в будущее. Потому что мы все ближе и ближе приближаемся к режиму Лукашенко.



Светлана Толмачева: А сейчас вы каким-то образом следите за ситуацией в Белоруссии? И следите ли вы за судьбой тех людей, с которыми вы там познакомились?



Алексей Новоселов: Конечно, слежу. И вот сегодня я узнал, что Лебедько был арестован. Александр Козулин находится уже больше месяца за решеткой, и ему грозит уголовный срок до пяти лет за участие в массовых беспорядках. Это очень больно слышать, когда людей за их гражданскую активность, за то, что они вышли выразить свою точку зрения, не применяя насилия и не нарушая законов, сажают в тюрьму и им ломают судьбы. Это страшно. И мы не должны допустить, чтобы такое повторялось в России.



Светлана Толмачева: Одно время вы пикетировали посольство Белоруссии в Екатеринбурге, консульство. Я думаю, что эти акции могут быть продолжены, насколько я понимаю, если вы так обеспокоены судьбой оппозиционеров в Белоруссии. Но, тем не менее, часто приходилось мне слышать высказывания прохожих, которые обходили стороной ваши акции, что «голосами 10-20 человек, которые стоят в пикете, ничего в России не изменить, и людям просто делать нечего, которые здесь стоят». Вот каким образом вы преодолеваете это равнодушие к выражению гражданской позиции среди своих сверстников, среди людей постарше?



Алексей Новоселов: Во-первых, акция у белорусского консульства была направлена непосредственно на сотрудников этого консульства, а не на прохожих. То есть мы оказывали во многих городах России... не только в Екатеринбурге, а это и в Москве, и в Мурманске, и в Санкт-Петербурге происходило – пикетировались представительства Белоруссии, и мы оказывали давление на дипломатические представительства. Это необходимая часть общественной кампании по защите людей, которые находятся в опасности, - оказывать давление на власть всеми возможными способами – звонить в спецприемник, пикетировать консульства, делать посольские запросы и так далее. Это во-первых.


Во-вторых, насчет безразличия. Да, сегодня большинство населения аполитично. И наша задача – это создать общественные группы по защите своих собственных интересов. Это могут быть альтернативные студенческие профсоюзы, это могут быть товарищества собственников жилья, это могут быть гаражные кооперативы, садовые содружества и так далее. А главное, чтобы люди объединились, защищая свои интересы. Дальше все пойдет своим ходом.



Светлана Толмачева: Виктор Георгиевич, я бы хотела вас спросить вот что. Разделяете ли вы мнение Алексея, что нужно каким-то образом организовывать граждан в небольшие, мобильные группы, которые могут бороться за свои интересы? Или вам представляется какой-то другой путь протестного выступления в России?



Виктор Пестов: Я тут полностью согласен с Алексеем. Потому что вот эти ячейки, пусть они даже и маленькие, но они обычно дают в нужное время и в нужный момент ту протестную массу, которая в ноябре 1989 года перевернула Екатеринбург, так сказать, совсем в другую плоскость. И вот тогда такое стихийное, небольшое собрание граждан, выйдя на улицы города и идя по ним, собрало 2-тысячную толпу, которая потом штурмовала Горком партии, что привело к реабилитации Ельцина.



Светлана Толмачева: Скажите, вы оптимист или пессимист в отношении будущего России, ну, в контексте того, о чем мы говорили?



Виктор Пестов: Пока у нас такой президент, я боюсь, что перспективы у демократического движения весьма малы.



Светлана Толмачева: А 2008 год что-либо изменит, как вы думаете?



Виктор Пестов: Если президент обещает не пойти на третий срок, то еще есть шанс.



Светлана Толмачева: Спасибо вам за участие в нашей программе. Я думаю, что мы еще встретимся в этой студии, чтобы обсудить и проблемы 2008 года, и будущее протестного движения в России.


XS
SM
MD
LG