Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реабилитация трудных подростков в Санкт-Петербурге


Программу ведет Татьяна Валович. Принимают участие генеральный директор предприятия "Новое поколение" Михаил Дмитриев и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Валович: 13 лет работает в Петербурге специальное предприятие «Новое поколение». Оно занимается трудными подростками, которые там работают и получают социальную адаптацию. Несмотря на успешный опыт работы депутаты Законодательного собрания Петербурга решили лишить «Новое поколение» значительной части финансирования.



Татьяна Вольтская: Главная задача общества с ограниченной ответственностью «Новое поколение» - организация рабочих мест для подростков из неблагополучных семей, которые склонны к совершению правонарушений или уже их совершили. Больше половины воспитанников «Нового поколения» вышли из колонии, находятся под следствием или осуждены условно. Здесь они получают образование, работают - производят детские настольные игры, продающиеся в России и в странах СНГ. Но питерские депутаты решили, что нельзя давать бюджетные деньги коммерческой организации, даже выполняющей такую важную функцию, и сократили финансирование. Против этого резко возражала депутат законодательного собрания, председатель комиссии по социальным вопросам Наталия Евдокимова.



Наталия Евдокимова: Деньги сняли. То есть мы хотели создать в трех районах новые площадки за три года, будут только в двух, один район вылетел по деньгам, какой - пока не знаем.



Татьяна Вольтская: «Новое поколение» действует и в Колпинской колонии для несовершеннолетних. В этом году туда предполагалось направить немалые деньги - специальной губернаторской поправкой к бюджету города.



Наталия Евдокимова: Депутат Артемьев снял эти деньги и перераспределил их таким образом (9,6 миллиона): 5,6 направил на содержание законодательного органа власти Санкт-Петербурга, 2,5 миллиона рублей - на мариинскую столовую, на проведение праздников, и остатки - частично на МВД, частично на комитет по строительству. Взяли деньги и отобрали, распределили на себя, любимых. Таким образом вот эти 9,6 миллиона у колонии были отобраны. Три года тому назад в колонии были и побеги, и захваты заложников: от безделья можно заняться всем, чем угодно. Преступление - не создавать такие рабочие места, но когда ты уже эти рабочие места создал, и дети к этому привыкли, уних очередь на рабочие места, отбирать у них это - двойное преступление.



Татьяна Вольтская: Наталье Евдокимовой удалось дозвониться до губернатора Валентины Матвиенко, которая уже подписала указ о выделении Колпинской колонии денег из резервного фонда. И все же денег, оставленных предприятию «Новое поколение», хватит только на 830 рабочих мест, хотя сегодня там работают и учатся 1200 подростков.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях генеральный директор предприятия "Новое поколение" Михаил Дмитриев. Михаил Георгиевич, до нынешнего решения депутатов петербургского парламента лишить какой-то части финансирования ваше предприятие, все эти 12 лет из чего складывалось финансирование, как существовали все эти годы?



Михаил Дмитриев: Организация была специально создана для того, чтобы заниматься социальной адаптацией и реабилитацией. Естественно, наш коллектив и до этого занимался этим. Многие люди по 25-30 лет работали с подростками, в том числе сложных категорий. Это не случайно, что в 1993 году мы создали вот это специальное предприятие именно для социальной адаптации и реабилитации, потому что уже перед этим, еще в Ленинграде, в начале 90-х годов - конце 80-х очень активно велся поиск методики воздействия на тех ребят, которые "вывалились" из этой жизни, оказание им социальной и такой разумной помощи, чтобы они встали на ноги сами и стали достойными гражданами нашего города и страны. Эти поиски завершились созданием такой специальной методики, которая вылилась в создание, соответственно, вот этого предприятия. Поэтому, за исключением первого года (еще в 1993 году было довольно сложное отношение ко всему, сами знаете, какие были времена), с 1994 года нас финансирует уже полностью город. То есть вся эта программа, вот эти 12 лет работы целиком, финансируется за счет городского бюджета, профильными комитетами, соответственно мэрией, администрацией, правительством Санкт-Петербурга; и это продолжается и до сих пор, потому что, естественно, такого рода работа может финансироваться исключительно городом, бюджетом и государством.



Татьяна Валович: Но чем же вы тогда провинились перед депутатами? Ожидали ли вы такой реакции? Почему не захотели выделять достаточно денег? Или, может быть, депутаты решили, что вы эксплуатируете ребят, наживаетесь на них?



Михаил Дмитриев: Вопрос об эксплуатации, конечно, просто вызывает у нас улыбку, потому что, во-первых...



Татьяна Валович: А таких не было от депутатов вопросов, кстати?



Михаил Дмитриев: Нет, это было давно когда-то, еще на заре создания рабочих мест, был такой вопрос, но дело в том, что в новом Трудовом кодексе четко прописано, что такое эксплуатация, в том числе и труда несовершеннолетних. Естественно, мы строжайшим образом соблюдаем права ребят и девчонок, которые у нас работают и, естественно, что все формы социальной защиты и все формы воспитания... В конце концов, если говорить уже серьезно об этом, это наши коллеги, мы все работаем на одном предприятии...



Татьяна Валович: Как одна семья, наверное?



Михаил Дмитриев: Ну, не семья, конечно, но то, что мы все друг от друга зависим - это очень важный воспитательный момент для нас всех, и моя зарплата, и зарплата любого, и сборщика-комплектовщика, связаны конечным результатом труда, это очень важно для нас всех. Поэтому мы здесь не делим коллектив - взрослые, дети. У нас сейчас работают почти 1200 девушек и юношей, у которых были проблемы до прихода к нам на предприятие, в том числе и ребята, которые сейчас отбывают срок в Колпинской колонии, в "Спецкоме" находятся (это еще одна площадка). Естественно, мы все вместе, в общем, дружно стараемся работать, и это у нас получается. А по поводу реакции, понимаете, деятельность, которой мы занимаемся, настолько актуальна для всех, она важна...



Татьяна Валович: Вот именно, казалось бы, любой разумный человек может только развести руками и спросить: ну что же, депутаты не понимают необходимость и важность этого?



Михаил Дмитриев: Многие не понимают на самом деле, это довольно специфическая тема. А самое главное то, что мы представляем из себя единственную организацию в этой области, а в педагогике, кстати, в воспитании так и бывает: большого количества в этой сфере не возникает организаций, это не торговля и не промышленность, и не такой обычный бизнес.



Татьяна Валович: То есть вы не ставите во главу угла получить максимальную прибыль от производства игр настольных, которые вы делаете и распространяете?



Михаил Дмитриев: В нашей сфере, конечно, получит прибыль невозможно совершенно, это исключено просто-напросто в силу экономических показателей наших, потому что большинство денег мы получаем из городского бюджета, и все, что мы зарабатываем, - это деньги, которые предназначены для оплаты труда прежде всего подростков, которые у нас работают, и частично взрослых.



Татьяна Валович: А сколько ребята получают за свой труд?



Михаил Дмитриев: Дело в том, что, естественно, у нас существуют рассчитанные нормы для их труда, я сейчас вернусь как раз к детским игрушкам, и можно получить до 10 тысяч рублей.



Татьяна Валович: В месяц?



Михаил Дмитриев: В месяц. Если вы будете хорошо работать, то вы можете зарабатывать приличные деньги, достойную заработную плату, если, конечно, есть желание, потому что очень многие ребята, которые приходят к нам, они до этого не то что не работали, но и не учились, поэтому у них эта мотивация часто отсутствует просто-напросто. Поэтому очень много времени уходит у нас, у взрослых, и у самих ребят - бригадиров и коллективов, в которые они приходят - на то, чтобы показать девушке или юноше, что это можно делать, что можно работать и зарабатывать деньги.



Татьяна Валович: Наверное, самый хороший стимул - это знание того, что мой сосед работает так ударно, получил такие деньги. Вы как-то открыто сообщаете все доходы, которые получают ребята или сейчас, как на западных предприятиях, вы не говорите другим, сколько заработал тот или другой подросток?



Михаил Дмитриев: В силу наших особенностей мы чрезвычайно законопослушная организация, мы стараемся... не просто стараемся, а выполняем все те нормы, которые на сегодняшний день существуют в отношении трудового законодательства. Так вот эта норма как раз следующим образом трактуется: каждый работник сам может только распространять сведения о своей заработной плате, и никто (тем более администрация предприятия) не имеет права этого делать. Ребята, естественно, делятся между собой, кто сколько получает, но это уже их дело. Хотя я хочу сказать, что у нас есть своего рода соревнование внутри коллектива, но оно уже не денежное, а производственное: кто больше сделает, кто лучше сделает...



Татьяна Валович: Социалистическое?



Михаил Дмитриев: Капиталистическое.



Татьяна Валович: Кстати, вы же педагог по образованию? Подвиг ли вас на создание предприятия опыт Макаренко или что-то другое?



Михаил Дмитриев: Конечно, как литература наша вышла из "Шинели" Гоголя, так и все мы вышил от Макаренко, безусловно. Конечно, Макаренко - этот тот человек, который повлиял на меня в выборе моего жизненного пути, "Педагогическая поэма", литература, которую он написал. А перед этим повлияли на Макаренко (ведь это долгий путь), начиная от Песталоцци, Ушинского - это довольно большая традиция не только европейского воспитания, но и российского. Поэтому это все возникло не на пустом месте. Сама методика Макаренко была модернизирована соответствующим образом у нас, мы его, надеюсь, прямые наследники, этой работы, мы этого не скрываем, более того, очень существенно стараемся приспособить трудовое воспитание к современным условиям.



Татьяна Валович: А насколько трудно было педагогу окунуться во все эти новые экономические отношения (понятно, вспомнили 1993 год), кто вам помогал?



Михаил Дмитриев: Трудно было. Но мы в этой сфере работаем... вот я работаю с 1979 года, а многие наши соратники, те, с которыми мы работаем вместе, работают еще больше в этой сфере. Естественно, в конце 80-х годов возник вопрос о том, как все-таки более эффективно оказывать помощь в современных условиях, потому что уже к концу 80-х годов наметилась довольно серьезная проблема воспитания подрастающего поколения, особенно тех, у кого большие проблемы, назовем так. И мы уже перед 1991 годом приступили к созданию модели, которую могли бы в дальнейшем заместить... утерянные способы воздействия на новые. Это не вышло просто так... Просто в 1991 году произошел вполне объективный перерыв, когда сказали: ну что, все, больше этими подростками мы занимать не будем, все само собой вырастет. Нет, конечно, этого не произошло, само собой воспитания детей не бывает. Я не устаю повторять эту фразу, что если ребенка не воспитывать, не обучать его, вырастет только Маугли, который не будет ни читать, ни писать.



Слушатель: Доброе утро! Я не вопрос, а ответ хочу дать. Нечего ждать от этих подростков, будущего от них не будет. Не надо так много уделять времени.



Михаил Дмитриев: Кстати, я хочу сказать, что некоторые депутаты так и говорят: зачем заниматься подростками, которые совершили правонарушения и имеют проблемы, давайте заниматься хорошими детьми. Сказать, что это ошибочно, это ничего не сказать.



Татьяна Валович: Хорошо, но ведь эти же подростки в этом же обществе вращаются. Из колонии они возвращаются к нам же.



Михаил Дмитриев: У нас довольно много людей, которые очень плохо относятся к детям на самом деле. Послание президента вчера было, эта тема поднималась. Хочу сказать, что у нас есть еще глубинная проблема в обществе, как раз вот это плохое отношение. А я по себе скажу, отвечая на реплику слушателя, что у нас на предприятии 86% на сегодняшний день - это эффективность нашей работы, то есть 86% тех, кто к нам приходят, после этого становятся нормальными людьми, работают, учатся и приносят пользу всем.



Татьяна Валович: Михаил Георгиевич, а в чем состоит реабилитация? Как к вам попадают подростки, всех ли вы берете, кто приходит?



Михаил Дмитриев: Мы берем, конечно, не всех, они приходят к нам по направлениям соответствующих служб городских.



Татьяна Валович: То есть так просто, с улицы, если кто-то из подростков узнал от своих знакомых, вы не возьмете?



Михаил Дмитриев: Конечно.



Татьяна Валович: Даже если он скажет: вы знаете, у меня такая ситуация - мать пьет, отца вообще нет, а еще есть братишка, и я бросил школу, я не знаю, что делать?



Михаил Дмитриев: Тут очень просто поступают, у нас в городе есть комиссия по делам несовершеннолетних, как городская, так и районная комиссия, он может обратиться в любую комиссию по делам несовершеннолетних, и они совершенно спокойно дают направление к нам на работу. Вот и все.



Татьяна Валович: То есть вы можете ему объяснить, какие шаги предпринять?



Михаил Дмитриев: Естественно. Со всеми мы разговариваем.



Татьяна Валович: Потому что понятно, что человек, если ему 14 лет, он уже человек, но все-таки ему еще в этой бюрократической системе разобраться очень сложно.



Михаил Дмитриев: Да. По поводу реабилитации, как раз с этим связанной, дело в том, что основная проблема у молодежи - это даже не педагогическая, а социально-педагогическая проблема, это отсутствие у молодежи на сегодняшний день трудового навыка. Вот этот трудовой навык, который не дается ничем, кроме труда или учебы, как труда. Если человек до 18 лет не имеет таких навыков, он никогда больше не будет трудиться эффективно. Это закон природы, который мы не можем перешагнуть. Поэтому как раз дать ребятам, девушкам, работающим у нас, вот этот трудовой навык - это наша основная задача, то есть научиться работать. Мы их и учим работать в современных условиях. Недаром на сегодняшний день у нас вышло из нового поколения больше 13 тысяч ребят и девушек, которые работают по всему городу на всех предприятиях, на стройках. Мы очень гордимся этим, нашими выпускниками, они действительно стали достойными людьми.



Татьяна Валович: Вы предоставляете подросткам специальность сборщика детских игр. Они какие перспективы получают?



Михаил Дмитриев: Сборка и комплектация - это основная рабочая специальность на современном производстве. От компьютеров до самолетов, до космических кораблей - это все сборка и комплектация. Сборщик-комплектовщик - это то, что мы делаем каждый день. И как раз навыки комплектации - базовый трудовой навык. Это первое. Второе, дело в том, что современное законодательство резко ограничивает сферы применения детского труда.



Татьяна Валович: Да, ведь на государственных предприятиях до 18-ти лет или до 16-ти...



Михаил Дмитриев: До 18-ти лет практически вы ничем не можете заниматься - ни подойти к станку, ни к какому-нибудь оборудованию дополнительному и так далее. Поэтому как раз то, что у нас работа относится к категории детского ручного труда, позволяет работать всем, и самое главное - применять неквалифицированный труд, потому что, естественно, ребята приходят к нам без трудового навыка и без профессиональной подготовки.



Татьяна Валович: А как сами ребята реагируют на ту работу, которую вы предлагаете? «О-о, да это детсадовская, ну что это я тут буду вырезать ножницами?!» Работают ли с ними психологи, чтобы объяснить как раз вот эту изюминку, что, понимаешь, это для тебя только такой маленький шажок, который потом тебе позволит?..



Михаил Дмитриев: Это объясняют не психологи, это объясняет трудовой коллектив. Мы - завод, этим гордимся. Мы - завод. Это значит, что мы выпускаем продукцию, которой тоже гордимся, мы гордимся нашими выпускниками и нашей продукцией. Наши игрушки знают по всей Российской Федерации. Это довольно популярный продукт, и когда они начинают делать, видят это изделие в магазине, видят, как в эти игрушки играют их младшие сестры и братишки, соответственно, они понимают, что они делают действительно изделия.



Татьяна Валович: А вы как-то маркируете свои изделия, что это сделано ребятами, чтобы люди, которые покупают это, знали, что на какое-то благое дело идут деньги?



Михаил Дмитриев: Как раз подавляющее большинство не знает, кто ее делал. И мы не стремимся это рекламировать, потому что мы стараемся работать, как и все, мы в таком же ряду находимся. Да, у нас специфическое предприятие, но тем не менее выпускаем совершенно обычную продукцию.



Слушатель: Как у вас с национальным вопросом, как вы принимаете по этническим группам и как у вас интернационалистические вопросы происходят, потому что вы знаете, что сейчас творится везде?



Татьяна Валович: Понятен вопрос, спасибо. Есть такие проблемы?



Михаил Дмитриев: Ну, работают у нас разные ребята, как вы понимаете, проблемы бывают у всех, но то, что касается... У нас даже вопрос такой никогда не ставится на повестку дня, потому что мы все, весь рабочий коллектив наш из одной социальной категории, социальная группа - одна. Равенство как раз социальное здесь играет очень серьезную роль, и проблемы у всех одинаковые, и проблемы с правоохранительными органами, и проблемы в семье - они все у всех одинаковые, поэтому у нас этот вопрос даже и не поднимается. То есть довольно однородный коллектив всегда - и культурно, и с точки зрения образования, низкое образование, я имею в виду, и социальных возможностей, это все дает возможность нивелировать вот эти все проблемы. У нас таких проблем нет.



Слушатель: Вот тот, что тут выступает, да, слушайте меня внимательно. Я сам воспитывался и в колонии, и в детдоме, но сейчас мне 70 лет, я живу нормально. А вот этот, что выступает, - это все ложь, мы на лжи живем, мы всю жизнь на лжи живем.



Татьяна Валович: Простите, пожалуйста, а вам что помогло встать на ноги и жить сейчас нормально, после колонии?



Слушатель: Мне помог свой интеллект, я очень много думал, что можно жить хорошо и на воле. Но большинство - 99% - пропадают. И мои сверстнички... Я до 70 лет дожил. Мало сейчас на свете таких. А вот это, что лапшу на уши вешают, это все ерунда.



Татьяна Валович: Давайте говорить корректно, потому что человек, который сегодня присутствует в студии, делает конкретное дело, а не вешает, извините, как выразился наш слушатель, лапшу на уши, как некоторые депутаты делают, говоря о том, что мы должны заботиться о подрастающем поколении. Хорошо, что у нашего слушателя хватило своего ума, интеллекта, а как быть другим?



Михаил Дмитриев: Он сам сказал, что он прошел через то, се и так далее. Я еще раз хочу сказать, что наши иллюзии, у пожилых людей в том числе, заключаются в том, что они сами себя сделали. Нет, это неправда. Человека делают окружающие люди и обстоятельства. Я еще раз хочу сказать: ни одного человека в природе не было, не будет, который сам научился грамоте, сам научился считать и писать, таких людей нет. Воспитывают их родители, если есть, общество, если есть. И этого человека тоже воспитал не только его интеллект, но и те обстоятельства и те люди, которые были рядом. Ему вовремя подали руку помощи. Вот поэтому он дожил до 70-ти лет и поэтому он сейчас в состоянии это говорить. А если вы не подадите собственным детям руку помощи, не окажетесь с ними рядом, то рядом с вами появится Маугли со всеми вытекающими отсюда последствиями, не сказочный Маугли, а настоящий.



Татьяна Валович: Как мы слышали в репортаже, финансирования хватит на 830 рабочих мест, а куда же пойдут те 400 которые работают сейчас, до сокращения финансирования? Как вы будете объяснять ребятам?



Михаил Дмитриев: На сегодняшний день никто никого, конечно, не увольняет, потому что на самом деле если сейчас губернатор выделила эти средства, которые были необходимы для рабочих мест в колонии… единственная проблема у нас была вот с этой площадкой, как раз отсутствие финансирования грозило тем, что прекратилась бы работа там, и 140-150 несовершеннолетних оказались бы просто без дела в колонии.



Татьяна Валович: А сколько в колонии вообще содержится ребят?



Михаил Дмитриев: Сейчас больше 200 человек.



Татьяна Валович: То есть практически все охвачены у вас?



Михаил Дмитриев: Не все, конечно.



Татьяна Валович: Как выбор там идет, в колонии - кого принять, кого нет?



Михаил Дмитриев: Это уже решает руководство колонии. Там довольно жесткая система, и администрация колонии очень серьезно относится к своим воспитанникам. Там уже они решают сами. Направление на работу на участок дает сама колония, начальник колонии, те люди, которые занимаются воспитательной работой, это довольно ответственный коллектив.



Татьяна Валович: А до того, как "Новое поколение" пришло в Колпинскую колонию, чем там подростки занимались?



Михаил Дмитриев: Мы пришли не сами, естественно, потому что нас пригласило управление исполнения наказаний и наш комитет по молодежной политике: совместно три стороны создают там рабочие места. Ничем они не занимались. Об этом говорили уже много раз. Было там занято 10-12 человек довольно специфической работой, я бы так сказал, и очень маленькие заработки были там - 25 рублей.



Татьяна Валович: А что значит - специфической, ее нельзя назвать?



Михаил Дмитриев: Ну, гробы они там делали, к сожалению, было такое.



Слушатель: У меня прямо противоположное мнение по сравнению с последним выступавшим. Это замечательно, то, чем вы занимаетесь, отрадно все это слышать. Единственное замечание (конечно, это не вами осуществиться должно), чтобы этот опыт распространился на всю страну, чтобы ввели какие-то такие мастерские в детских домах. Спасибо за то, чем вы занимаетесь! Низкий вам поклон!



Михаил Дмитриев: Большое спасибо вам от нас от всех. И я хочу сказать по поводу опыта, да, действительно, он сейчас получил довольно большое распространение. В нескольких городах Российской Федерации создаются подобного рода проекты, некоторые уже действующие. В общем, это довольно большое распространение получило сейчас, это правда. По поводу детских домов-интернатов тоже мы с вами согласны, и с комитетом по образованию мы сейчас ведем разговор об этом, потому что замкнутые коллективы детские, если они не имеют положительной ориентации социальной, это очень опасная вещь. Естественно, это уже не от нас зависит, но такая работа ведется.



Татьяна Валович: Мне в свое время пришлось смотреть очень интересное исследование, которое было произведено социальными службами Великобритании и в котором было описано, во сколько обойдется обществу ребенок, в которого вовремя не вложили или недовложили денег. Так вот, по тем данным, в 3-4 раза. Я не знаю, проводятся ли какие либо исследования… по крайней мере, в России я не смогла найти. Потому что, наверное, только языком цифр можно что-то описывать и депутатам, и чиновникам, чтобы предоставлять эффективность. Вы не пытались какие-то такие исследования сами проводить?



Михаил Дмитриев: Мы, конечно, проводим эти исследования. Собственно, эффективность мы оцениваем все время безотносительно от того, что про нас говорят, потому что для нас самих это крайне важно. И вот то, что касается экономической эффективности, действительно, на сегодняшний день вложение в профилактику одного рубля приносит 13 рублей дохода. Во-первых, я уже говорил, что если до 18 лет человек не встал на ноги, то это все, всю оставшуюся жизнь – до 70-80 лет – он будет приносить обществу ущерб, это очевидный факт, и мы будем все его дружно кормить. Во-вторых, я хочу сказать, что никто не задумывается… вернее, задумываются, но объективно не рассчитывают стоимость преступлений и правонарушений, которые совершает молодежь, она очень велика.



Татьяна Валович: Ее можно посчитать в рублях?



Михаил Дмитриев: Да. Мы рассчитывали это дело. Я не уполномочен говорить такие цифры, однако она действительно велика. Эффект деятельности «Нового поколения» за эти 13 лет выражается в том, что мы городу принесли уже не просто миллионы, а несколько миллиардов рублей сэкономили бюджета за счет этой деятельности.



Татьяна Валович: Эти цифры, экономические показатели пытались ли вы донести до депутатов, чтобы они оценили эффективность вашего существования? Потому что я знаю реакцию депутатов: «Как? Только на 5% «Новое поколение» снижает преступления? Это же так мало».



Михаил Дмитриев: Это огромная цифра на самом деле. Вы знаете, педагогика близка к медицине, поэтому здесь я приведу один пример. Одно дело, когда у вас легкий насморк, а другое дело, когда крупозная пневмония, человек умирает просто. Преступность, естественно, мы не изживем, и всех мы не избавим, мы не панацея, безусловно, наш метод. Но действует на многих. Мы добиваемся того, чтобы не было крупозной пневмонии, а был легкий насморк. Я думаю, что с ним еще можно жить и работать. А вот то, что касается эффективности, еще раз я хочу сказать, что она в социальном плане абсолютно очевидна, а люди просто не хотят слушать это. Есть просто принципиальная позиция у некоторых депутатов, которую разумно не объяснить, это какие-то субъективные вещи или надуманные, потому что действительно возражать против эффективной работы с подростками, против их воспитания, ну, не знаю…



Татьяна Валович: По-моему, имена таких депутатов надо просто где-то публиковать, чтобы потом за них уже разумные люди, которые пойдут на выборы, не голосовали, пока у нас еще есть возможность депутатов выбирать.



Слушатель: Михаил Георгиевич, вы делаете такое дело, просто замечательное. Наша Госдума… вообще, в течение 15 лет в нашем государстве никакой помощи детям не делается, это одна пустая болтовня, особенно эта Ляхова, которая занималась этим сектором. Вы все делаете замечательно. Я вам только хочу сказать, что нашему государству надо прекратить пляски эти, ночные клубы, а надо приучать детей к труду, вот тогда будет результат. И самое главное, депутаты должны знать, что надо заниматься детьми.



Михаил Дмитриев: Спасибо большое, во-первых. Дело в том, что у нас, как это ни смешно, народ, население, не знаю, как сказать, люди, родители, бабушки, дедушки… по опросам социологическим, на сегодняшний день в городе у нас 93% поддерживает работу по привитию трудовых навыков. 93%! В стране в целом – 91%. Люди понимают, у нас народ в этом смысле очень мудрый, понимают, что воспитывать можно только трудом. Это абсолютная правда. И мы, конечно, тоже поддерживаем эту идею, потому что мы сами помним, как нас воспитывали.



Татьяна Валович: Я бы хотела спросить о перспективах. Говорилось о том, что вы планируете открыть новые площадки для работы…



Михаил Дмитриев: Ну, это просто необходимо, потому что есть районы, где нет площадок «Нового поколения», это север – Красногвардейский, Калининский район, очень тяжелый Невский район, очень тяжелый. Естественно, в этих районах должны появиться площадки, где эти ребята, у которых есть проблемы, могли бы найти свое место, потому что перемещаться по городу, ну, так устроены молодые люди и девушки, ездить из района в район… К тому же, если дорога занимает больше часа, для несовершеннолетнего это уже запрещено законом.



Татьяна Валович: Кроме того, дорога недешевая сейчас.



Михаил Дмитриев: Да, недешевая, бывает опасной.



Татьяна Валович: В связи с тем, что сократилось финансирование, где будут открыты площадки? Евдокимова говорила, что она не знает, где будут. И как предоставляются вам места, то есть сама аренда для организации?



Михаил Дмитриев: По поводу районов – это определяет городская комиссия по делам несовершеннолетних, она определила приоритеты: сначала это Невский район, а потом Красногвардейский район. У нас орган в соответствии с законом об основах профилактики правонарушений создан, он довольно действующий, рабочая схема. А вот то, что касается помещений, город нам предоставляет льготную аренду, она такая же, как и в государственных учреждениях, то есть крайне небольшая, в тех помещениях, которые предоставляет районная администрация.



Слушатель: Низкий поклон вам за ваше делание. Мы так много негатива слышим и видим совершенно жуткого, и, когда мы слышим такое, как-то даже хочется жить. Я даже сама хотела бы вам как-то помогать, если есть возможность, ради Бога, я могла бы.



Татьяна Валович: Как помогать? Можно ли к вам прийти помочь?



Михаил Дмитриев: Во-первых, еще раз большое спасибо. К сожалению, в этой сфере есть две проблемы. Это методики, естественно, как это делать. А вторая – люди. У нас очень мало приходит людей, которые готовы работать с такими детьми, потому что они сложные. Хотя я вам скажу, работая с ними довольно долго, уже больше 25 лет… с нашими ребятами, как раньше, в советские времена говорили, можно идти в разведку, это правда, со многими выпускниками колледжей или институтов, или каких-то очень престижных учебных заведений не пойдешь в разведку (ну, я так условно говорю, абстрактно), с нашими ребятами, с нашими выпускниками, с теми, кто работает, можно действительно горы своротить. Это правда. Я им благодарен за это. Ну а помощь… Это общественное мнение и поддержка, а мы тогда будем эффективно выполнять свой долг.



Татьяна Валович: Насколько в психологическом плане тяжело работать с этим контингентом? Какие бывают конфликты? Как вы их урегулируете?



Михаил Дмитриев: У нас всякое случается. Но насчет работы с ними я хочу сказать, что от основной массы тех, кто у нас работает, мы не испытываем дискомфорта или таких проблем.



Татьяна Валович: У вас есть свои дети?



Михаил Дмитриев: Конечно, у меня трое детей.



Татьяна Валович: Вы их знакомите со своими подопечными, приводите, разрешаете общаться?



Михаил Дмитриев: Да, они общаются, конечно. Но это, естественно, не так часто бывает. У меня старший сын еще большой, а маленький еще маленький совсем, поэтому один еще не общается, другой уже не общается.



Татьяна Валович: Вы сказали, что 86% тех ребят, которые прошли за эти 13 лет, по вашим оценкам, заняли достаточно хорошую позицию в жизни. Как вы считаете, этот показатель может служить чем-то, что покажет вашу эффективность депутатам?



Михаил Дмитриев: Я большой поклонник Солженицына и хочу сказать, что сохранение народа, работа с такой категорией детей, которые оказались в проблемной ситуации, с молодежью, это неотъемлемая часть сохранения народа, его сбережение.



Татьяна Валович: Только если она проводится действительно, не на словах, а на деле.



Михаил Дмитриев: Конечно, но это сразу становится известно. К сожалению, в нашей сфере так мало всего, что все, кто работает, они всегда на ладони, видны и понятны.


XS
SM
MD
LG