Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня исполняется 30 лет Московской Хельсинкской группе


Программу ведет Михаил Фролов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров.



Михаил Фролов Сегодня исполняется тридцать лет Московской Хельсинкской группе, которая была создана по инициативе известного физика и правозащитника Юрия Орлова.


С нынешним руководителем этой правозащитной организации Людмилой Алексеевой беседовал наш корреспондент Мумин Шакиров.



Мумин Шакиров: Хельсинкское совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе прошло 1 августа 1975 года. Руководители СССР, подписав Заключительный акт совещания, приняли на себя обязательство придерживаться международных стандартов в области прав человека.


12 мая 1976 года по инициативе известного физика и правозащитника Юрия Орлова была создана Московская Хельсинкская группа. Ее цель заключалась восуществлении контроля за выполнением советским правительством гуманитарных статей этого исторического совещания.


К Юрию Орлову присоединились такие правозащитники, как Людмила Алексеева, Михаил Бернштам, Елена Боннэр, Мальва Ланда, Анатолий Марченко, Виталий Рубин, Анатолий Щаранский.


О том, как будут отмечать юбилейную дату российские борцы за права человека, рассказывает председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева...



Людмила Алексеева: У нас будет конференция большая, на которую мы пригласили своих партнеров по правозащитной работе из разных регионов России, разных стран мира, потому что Московская Хельсинкская группа является членом Международной Хельсинкской федерации по правам человека, которая имеет организации правозащитные в 42 странах современного мира. Федерация, как из зернышка, выросла из Московской Хельсинкской группы, мы были первые, потом по нашему образцу создались группы - сначала в советских республиках, потом в Польше, в Чехословакии, в Венгрии, потом в разных странах мира, и европейских, в Америке, в Канаде, ну, во всех странах, которые подписали Хельсинкские соглашения. Вот мы так отмечали 20-летие, потом 25-летие и сейчас 30-летие. "Лет до старости нам без старости".



Мумин Шакиров: Насколько эффективно работает Московская Хельсинкская группа сегодня?



Людмила Алексеева: Я не скажу, что это получается прямо, знаете, автоматически очень легко. Ничего подобного. Коэффициент полезного действия примерно такой: из десяти случаев мы выигрываем примерно три. Это очень маленький коэффициент, потому что мы защищаем людей только в том случае, если их права действительно нарушены, то есть мы должны были бы выигрывать во всех десяти случаях, а выигрываем только в трех. Но все сразу не делается. По сравнению с советским временем это большой прогресс.



Мумин Шакиров: В 1982 году из-за непрекращающихся репрессий со стороны советских властей Московская Хельсинкская группа была вынуждена заявить о самороспуске. Семь лет спустя, в 1989 году, эта организация вновь возродилась. В нее вступили новые члены, в том числе и адвокат Генри Резник. С каким настроением правозащитники встречают юбилейную дату? Вот как на этот вопрос попытался ответить известный московский юрист.



Генри Резник: Я не могу сказать, что оно особенно приподнятое, но и катастрофизма у меня абсолютно никакого нет. К великому сожалению, у нас складывается история страны так, что, в конечном счете, оказываются, если не оплеванными, то во всяком случае скомпрометированными практически все слова, которые употребляются, такие слова, как "либерализм", "демократия", к великому сожалению, даже и "права человека". Мы ставим достаточно сложные и острые вопросы. Нарушения прав человека, вообще, происходит практически во всех странах. У нас они более распространены. В ситуациях конкретных очень большие сложности стоят перед властями предержащими для того, чтобы с этим бороться успешно, этому противостоять, поэтому мы раздражаем. Я просто-напросто радуюсь тому, что Хельсинкская группа празднует 30-летие и, честно говоря, горжусь тем, что был среди тех, кто участвовал в ее воссоздании в 1989 году.



Мумин Шакиров: Вы - член Общественной палаты и член Хельсинкской группы. Одно не противоречит другому? Вас коллеги не критиковали за этот поступок?



Генри Резник: Дело в том, что если бы, скажем, было единодушное мнение в правозащитной среде относительно того, что Резнику, как члену Хельсинкской группы, не стоит идти в Общественную палату, то, в общем, должен сказать, что я, наверное, все-таки туда бы не пошел. Я считаю, что правозащитники, начиная с 1991 года, вне зависимости от того, каким образом меняются некоторые характеристики власти, не должны быть такой, знаете ли, оголтелой оппозицией к властям предержащим. Эту демократию можно характеризовать, как незрелую, можно характеризовать, как определенным привкусом увеличивающегося авторитаризма... Но это не меняет сути того режима, который имеется в стране. В стране существуют политические свободы. Извините, за убеждения никто прямо не сидит. По этой причине мы должны быть в диалоге постоянном с властью.



Мумин Шакиров: В 1996 году на юбилейной конференции, посвященной 20-летию создания Московской Хельсинкской группы, ее руководители сменили стратегию. Была принята программа по обслуживанию и поддержке региональных правозащитных организаций по всей России.


XS
SM
MD
LG