Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Методы борьбы с контрафактной продукцией в Свердловской области


Программу ведет Татьяна Канахина. В программе принимает участие Михаил Ушаков, поверенный Некоммерческого партнерства дистрибьюторов по Свердловской области.



Татьяна Канахина: Уже месяц на Среднем Урале работает региональное отделение некоммерческого партнерства дистрибьюторов (НПД). Оно было учреждено в апреле, когда на заседании Совета по реализации национальных проектов Владимир Путин в очередной раз потребовал от правительства жестко бороться с контрафактной продукцией. Свердловская милиция на филиал московской организации возлагает большие надежды. Чем поможет НПД в региональных войнах с пиратами, об этом мы и поговорим сегодня.


Итак, бороться с аудио-видео пиратством на Урале теперь будут общественные организации. В Свердловской области появилось региональное отделение Некоммерческого партнерства дистрибьюторов. Они будут помогать милиционерам ловить производителей и продавцов контрафактной продукции. Улов конца апреля – начала мая – это 300 тысяч пиратских CD и DVD-дисков. О перспективах такой борьбы и об отношении к ней различных заинтересованных сторон расскажет екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: В 2004 году в Свердловской области выявили 8 цехов по производству нелегальных дисков, а в прошлом году - уже 24. Самое крупное изъятие этого года произошло в конце апреля в Екатеринбурге. В подпольном цехе милиция арестовала около 50 тысяч пиратских дисков общей стоимостью 10 миллионов рублей. Пиратов выслеживали долго - в течение полугода. В целях конспирации они связывались с заказчиками только по электронной почте и часто переезжали с места на место. «Поставщики контрафакта продукцию рассылали в разные регионы, даже на Дальний Восток, и держали руку на пульсе моды», - говорит начальник отдела информации ГУВД Свердловской области Валерий Горелых.



Валерий Горелых: Все известные телевизионные сериалы, коллекция индийского кино, все фильмы Георгия Данелия, все фильмы с участием Владимира Высоцкого, «золотая» коллекция мультфильмов, документальные фильмы Парфенова, фильмы производства Би-Би-Си. Образцы изъятой продукции будут направляться представителям правообладателей. Они имеют право лично подать иск на ту сумму, которую они считают необходимой и достаточной.



Ирина Мурашова: Ведущие студии Голливуда потеряли в прошлом году из-за «кинопиратов» свыше 6 миллиардов долларов. У киноцентра «Екатерининский» убытки, конечно, гораздо меньше, но они тоже заметны. Как только в продаже появляется пиратская копия фильма - кинозалы пустеют. Директор Киноцентра Борис Бабушкин рад появлению Партнерства дистрибьюторов, но сомневается в его эффективности.



Борис Бабушкин: Пока это не будет приравнено по всей строгости закона, допустим, к какой-нибудь продаже наркотиков, пока в сознании народа это не закрепится как преступление, как пособничество преступлению, я думаю, ничего реально с места не сдвинется.



Ирина Мурашова: Екатеринбуржец Андрей более шести лет работает в ведущих сетях по продаже аудио-видео продукции. Он считает, что пока есть спрос на дешевые диски и кассеты – будет и контрафактное предложение. Владельцы небольших точек нередко заранее знают об инспекциях - и просто закрывают свои киоски на пару дней. Но нелегальную продукцию можно купить и в солидных магазинах. Надо только знать, к кому подойти и что сказать.



Андрей: Абсолютно это никак не действует. Из-под полы кое-кто продает. Будут всегда выбирать «пиратку».



Ирина Мурашова: Участники Уральского отделения Некоммерческого партнерства дистрибьюторов и милиционеры планируют проводить в неделю до десяти рейдов. Уже есть оперативная, мобильная группа. В успехе региональное представительство не сомневается. Подобная работа в Москве и Московской области в прошлом году позволила правообладателям компенсировать убытки на 9,5 миллионов рублей. Но пока лотки с пиратскими DVD -дисками спокойно стоят менее чем в ста метрах от входа в здание ГУВД Свердловской области.



Татьяна Канахина: Сегодня гость Екатеринбургской студии Радио Свобода - поверенный Некоммерческого партнерства дистрибьюторов по Свердловской области Михаил Ушаков.


Доброе утро, Михаил Валерьевич.



Михаил Ушаков: Доброе утро.



Татьяна Канахина: Михаил Валерьевич, когда мы слушали материал Ирины Мурашовой, вы немного усмехались. С чем связана такая реакция?



Михаил Ушаков: Ну, я слышал не совсем профессиональную информацию, во-первых. Во-вторых, она не совсем соответствует действительности.



Татьяна Канахина: А что конкретно не соответствует действительности?



Михаил Ушаков: Назывались две цифры – 50 тысяч изъятой продукции и 300 тысяч изъятой продукции. Насколько я знаю, а у меня есть полный перечень изъятого, - это 200 тысяч носителей, в том числе 70 процентов – это DVD -диски, и 30 процентов – это CD MP 3.



Татьяна Канахина: Михаил Валерьевич, также прозвучало в материале моей коллеги мнение одного из представителей кинотеатров, который сомневается в эффективности работы Некоммерческого партнерства. Если, например, говорить о каких-то ваших внутренних ощущениях – вы работаете пока только месяц – насчет успеха, вы как лично сами настроены?



Михаил Ушаков: Уточню, что работаем мы с начала мая, имеется в виду мобильная группа, которая ездит и проводит контрольные закупки. И по первым результатам я могу сказать следующее, что наблюдается устойчивая тенденция обращения продавцов к легальному бизнесу. Во-первых, они осознают, что он более спокоен, более цивилизован, более перспективен. А во-вторых, мы их замучаем проверками.



Татьяна Канахина: Я приглашаю слушателей присоединиться к нашей беседе. Ужесточить уголовную ответственность или увеличить суммы штрафов – как победить пиратство? Нам интересно узнать ваше мнение по этому вопросу.


Михаил Валерьевич, хотелось бы узнать, почему, в принципе, появилась необходимость создания регионального отделения Некоммерческого партнерства дистрибьюторов? Это ответ на увеличение потока контрафактной продукции или ответ на призыв Путина ужесточить борьбу с контрафактом? Почему?



Михаил Ушаков: Скорее, наоборот. Увеличение потока контрафактной продукции – это, скорее, ответ на рост рынка легального аудио-видео производства в Российской Федерации. В 2003 году производители и правообладатели объединились в Некоммерческое партнерство правообладателей, которое...



Татьяна Канахина: В Москве, да?



Михаил Ушаков: Да, в Москве. Но оно всероссийское, оно охватывает всю территорию Российской Федерации. И достаточно успешно начали работать и бороться с пиратством в Москве и в Московской области. После этого, в 2005 году они двинулись в регионы. И весной этого года был заключен договор на представление интересов Партнерства на территории Свердловской области. Партнерство осознало себя как определенная сила, которая может влиять на рынок, и, влияя на него, диктовать уже свои условия для игры на этом рынке. То есть они выросли как экономически, политически, так и структурно. То есть мы одно из структурных подразделений этой силы, так скажем.



Татьяна Канахина: Если говорить о главных задачах Некоммерческого партнерства, то это все-таки что?



Михаил Ушаков: Главной задачей Некоммерческого партнерства является противодействие пиратам во всех областях использования объектов интеллектуальной собственности, принадлежащей своим участникам – участникам Партнерства.



Татьяна Канахина: То есть вы фактически являетесь защитниками интеллектуальной собственности?



Михаил Ушаков: Мы являемся защитниками интересов обладателей прав на эту интеллектуальную собственность.



Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Владимир из Москвы. У меня вот какой вопрос. Какая разница по стоимости между лицензионными дисками и пиратскими? И второй вопрос. Вот имеет ли сейчас население нашей страны реальные деньги для того, чтобы покупать лицензионные диски? И если лицензионные диски очень дорогие по сравнению с пиратскими, может быть, имеет смысл снизить стоимость лицензионных дисков?



Татьяна Канахина: Владимир, у меня к вам встречный вопрос. Вы лично приобретаете пиратскую аудио-видео продукцию?



Слушатель: А откуда я знаю, какая она?.. Я покупаю диск, но я же не спрашиваю, пиратский он или не пиратский. Я говорю: «Мне нужна такая-то вещь». Мне говорят: «Вот такая стоимость». И все.



Татьяна Канахина: Понятно. Спасибо.


Михаил Валерьевич, первый вопрос, касающийся стоимости. Разница между лицензионной и не лицензионной продукцией, насколько сегодня велик разрыв?



Михаил Ушаков: По поводу разрыва. Здесь, во-первых, надо говорить о формате, о котором идет речь.



Татьяна Канахина: Давайте возьмем DVD.



Михаил Ушаков: Лицензионные DVD с последними российскими блокбастерами оптом стоят от 50 до 60 рублей в городе Екатеринбурге. Я думаю, что оптом в Москве они стоят дешевле в связи с транспортными издержками.



Татьяна Канахина: А в рознице получается порядка 90-100 рублей?



Михаил Ушаков: В Екатеринбурге – 99 рублей, ну, плюс-минус.



Татьяна Канахина: А пиратские российские блокбастеры...



Михаил Ушаков: Пиратские диски оптом, насколько мне известно, стоят около 1 доллара, то есть 30 рублей. Считайте, они делают наценку в рознице порядка 100 процентов.



Татьяна Канахина: Есть ли возможность снижать стоимость, то, о чем говорит радиослушатель?



Михаил Ушаков: Стоимость на сегодняшний день, я считаю, она оптимизирована. 100 рублей в рознице хороший, качественный DVD-диск с последними новинками – это нормальная цена.



Татьяна Канахина: Владимир сказал о том, что он не знает, лицензионная ли эта продукция или нет. Как покупатель может определить быстро, лицензионная ли это продукция или пиратская? Ведь разница между стоимостью не такая уж и большая. Не будем ориентироваться на цену. Может быть, есть что-то еще?



Михаил Ушаков: Во-первых, как любой потребитель, он может потребовать документы на данный товар. И ему обязаны предоставить документы, в которых будет обозначен поставщик. И из этих документов будет видно, настоящая ли это продукция или нет.


Во-вторых, есть правило торговли отдельными видами товаров, в том числе и аудиовизуальной продукцией, которое дает возможность потребителю потребовать прослушивания фрагментов фонограммы или просмотра видеофильма прямо в торговой точке.



Татьяна Канахина: Но это же нереально.



Михаил Ушаков: Почему не реально? Во-первых, давайте будем исходить из того, что закон запрещает торговлю аудиовизуальной продукцией с лотков и в палатках, то есть просто запрещено. Этого делать нельзя. Значит, любая торговая точка должна быть оборудована настоящим аудио-видео комплексом, который даст возможность прослушать и просмотреть. Если качество удовлетворяет, если документы удовлетворяют, если цена удовлетворяет – покупатель не должен сомневаться. И он, как потребитель, удовлетворен продукцией.



Татьяна Канахина: А если говорить о внешних признаках упаковки?



Михаил Ушаков: Ну, как правило, полиграфия легальной продукции имеет большую яркость, лучшую цветность, поскольку правообладатель может себе позволить заказать хорошее качество полиграфии. Плюс к этому надо говорить о контрольной марке, которой оснащаются все продукты, выпускаемые Некоммерческим партнерством дистрибьюторов. Контрольная марка (наверное, многие потребители ее видели) – это витязь на коне с надписью «НПД», и разная цветность на разных носителях. И там же должен быть указан правообладатель, напечатан на этой контрольной марке. Такой маркой оснащаются на сегодняшний день порядка 90 процентов легальной продукции на территории Российской Федерации.



Татьяна Канахина: Вы хотите сказать, что подделать контрольную марку НПД пираты не могут?



Михаил Ушаков: Контрольная марка НПД изготовлена с такими степенями защиты, которые позволяют только делать ее в полиграфических условиях, и ее производство очень дорого обойдется, если делать ее кустарно. То есть она делает нецелесообразным оснащение пиратами ею своей продукции.



Татьяна Канахина: А есть ли лицензионная продукция, которая не имеет такой марки?



Михаил Ушаков: Да. Каждый правообладатель, не входящий в систему НПД, может оснащать своей маркой продукцию или не оснащать совсем. То есть эта марка не является стопроцентной гарантией, во-первых, качества, а во-вторых, обязательным признаком подлинности товара.



Татьяна Канахина: Но надо еще сказать, что, в принципе, пираты стали достаточно качественно оформлять обложки тех же DVD и компактных CD -дисков.



Михаил Ушаков: Есть, безусловно, очень хорошая полиграфия, есть отличное качество в том числе. Но в массовое обращение, безусловно, идет товар, будем говорить, среднего качества у пиратов.



Татьяна Канахина: И у нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Александр из Москвы. Я хотел бы уточнить относительно цен на DVD -диски, поскольку я их покупаю постоянно, смотрю фильмы. В нормальных магазинах, продающих DVD -диски, новый диск стоит 288-388 рублей.



Татьяна Канахина: Мы говорили о российских блокбастерах.



Слушатель: Я смотрю только российские, я иностранные не покупаю. На лотках они стоят 100 рублей. Я думаю, что в этом вся проблема. Если бы диски стоили действительно 100 рублей, то никакого подпольного производства этих дисков не было бы.



Татьяна Канахина: Александр, как вы считаете, нужно ли ужесточить уголовную ответственность в отношении распространителей и производителей пиратской продукции?



Слушатель: Когда диски будут стоить 100 рублей, тогда можно будет наравне с наркотиками давать наказание. А когда они стоят 400 рублей, и при стоимости DVD -проигрывателя в 900 рублей, а я видел иногда такие цены... То есть если бы бензин стоил наравне со стоимостью машины, это был бы ужас.



Татьяна Канахина: Понятно. Спасибо.


Михаил Валерьевич, согласны ли вы с мнением Александра относительно уголовной ответственности?



Михаил Ушаков: Нет, я не согласен, безусловно. Потому что я повторю тот тезис, которые высказывали уже многие до меня: лучше неотвратимость наказания, чем его строгость. Если каждый пират будет знать, что раз в месяц его будут привлекать к административной ответственности, и даже с теми суммами штрафов, которые сегодня есть, и изымать продукцию, а дальше будет уголовная ответственность, то он, безусловно, прекратит заниматься пиратством и перейдет в легальный бизнес.



Татьяна Канахина: А если говорить о суммах штрафов, то какие это суммы?



Михаил Ушаков: Здесь надо говорить о том, что по разным составам... то есть административные и уголовные – здесь совершенно разные суммы штрафов. Но здесь ведь есть еще и вторая составляющая – сумма компенсации правообладателям за незаконное использование их прав.



Татьяна Канахина: Вот давайте об этом поговорим – о суммах компенсации.



Михаил Ушаков: Вот то, что мне ближе, - это 49-ая статья закона «Об авторских и смежных правах», которая предписывает возможность взыскания с пиратов от 10 тысяч рублей до 5 миллионов за каждый случай нарушения авторских прав.



Татьяна Канахина: Разбег очень большой. Как правило, какая цифра назначается судом?



Михаил Ушаков: Как правило, судом назначается по минимуму. Но надо учесть следующее, что если на CD -диске нарезаны 20 треков, и каждый из них оформлен как объект авторских прав, то за каждое нарушение, то есть за все 20 треков... умножаем 10 тысяч на 20, то получается 200 тысяч – это минимальная сумма компенсации.



Татьяна Канахина: Михаил Валерьевич, как строится ваша работа? Что это за мобильная группа? Как она работает? И какие люди в нее входят?



Михаил Ушаков: Мобильная группа пока работает только одна. В нее входят сотрудники и добровольные помощники нашего Партнерства – это все молодые ребята с высшим юридическим образованием, прошедшие специальную подготовку по определению признаков первичной контрафактности, достаточно технически оснащенные, мобильные, со связью, со средствами видеозаписи, которые фиксируют факт покупки контрафактной продукции. У нас есть список предприятий торговли, которые занимаются пиратством. Они выезжают практически ежедневно, производя контрольные закупки. И сразу после контрольной закупки вручается реализатору, или если есть владелец на месте, то владельцу торговой точки претензия, в которой предлагается, во-первых, отказаться от продажи контрафактной продукции, а во-вторых, прибыть в наш офис или договориться о встрече в нашем офисе с целью урегулирования вопроса о нарушении прав конкретного правообладателя.



Татьяна Канахина: Вы все-таки стараетесь решить конфликт в досудебном порядке?



Михаил Ушаков: Безусловно, мы пытаемся и стараемся решать его в досудебном порядке. Поскольку, во-первых, судебный порядок достаточно длителен, во-вторых, он увеличивает сумму компенсации для пирата к выплате. А в-третьих, всегда лучше привлечь пирата на свою сторону и предложить ему торговать легальной продукцией, чем наказывать. Я считаю, что основная задача Партнерства и его заместителей в регионах – именно переход к максимально возможной торговле легальной продукцией.



Татьяна Канахина: А удается ли это?



Михаил Ушаков: Удается.



Татьяна Канахина: Пираты при разговоре с вами обычно говорят, что побуждает их к торговле контрафактом?



Михаил Ушаков: Прежде всего экономика.



Татьяна Канахина: Это легкий способ заработать деньги?



Михаил Ушаков: Его нельзя назвать легким, потому что рынок достаточно тяжелый. Покупатель у нас профессиональный, и он знает, что ему надо, по какой цене и какой товар ему нужен. И просто так, выставив в продажу 100-300 дисков, много не заработаешь. То есть надо работать профессионально, надо знать, на какой точке и какой товар предложить. И некоторые пираты однозначно говорят, что переход на легальную продукцию позволит им зарабатывать столько же, во всяком случае, не меньше, и не иметь тех проблем, которые возникают перед ними при наших проверках, при проверках правоохранительных органов.



Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Меня зовут Сергей, я живу в Москве. Вы знаете, меня немножко смущает такой, как мне кажется, несколько наивный подход. Конечно, может быть, если торгуют на крупном рынке, как у нас, например, на Савеловском рынке, то там, может быть, как-то более-менее цивилизованно можно с ними общаться. А тех, кто торгует в переходах, очевидно, что их «крышуют» либо бандиты, либо милиция, либо и те, и другие вместе. Мне кажется, что говорить об ужесточении уголовного наказания, это все равно, что сажать людей, которые продают наркотики, при этом совершенно не затрагивая сети распространения наркотиков. Так и в этом случае. Надо же понимать, что продажа пиратской продукции... мы же видим только концы хорошо отработанной системы.



Татьяна Канахина: Понятно. Спасибо.


Михаил Валерьевич, не слишком ли вы лояльно настроены к пиратам, то, о чем говорит радиослушатель Сергей, о наивном подходе к делу?



Михаил Ушаков: Не совсем понятен термин «лояльность». То есть если мы привлекаем их к ответственности...



Татьяна Канахина: «Поговорим в досудебном порядке...».



Михаил Ушаков: Нет, я считаю, что это достаточно серьезное наказание и достаточно серьезные перспективы для пирата, если у него в результате одного контрольного рейда перспектива быть оштрафованным через Арбитражный суд Свердловской области на сумму 100-200 тысяч рублей. С него будет взыскана такая сумма. Я думаю, что это достаточно серьезное наказание для владельца небольшой торговой точки. Если же это более серьезное торговое предприятие, то здесь, соответственно, и большая контрольная закупка, и больше санкций.



Татьяна Канахина: О взаимодействии с правоохранительными органами. Ваша мобильная группа может совершать рейды отдельно от сотрудников милиции?



Михаил Ушаков: Да, она работает самостоятельно.



Татьяна Канахина: Как, в принципе, вы оцениваете работу правоохранительных органов по борьбе с контрафактом?



Михаил Ушаков: Прежде всего, надо учесть, что правоохранительные органы – это структура многоуровневая, и там огромное количество структурных и территориальных подразделений.



Татьяна Канахина: Этим занимается УБЭП?



Михаил Ушаков: УБЭП – это управление. То есть если мы говорим об управленческом аппарате, то там есть отдел по борьбе с контрафактом, назовем его так, под руководством Булдакова Бориса Дмитриевича, сотрудники которого по своему опыту, знаниям и накопленному практическому материалу превосходят многих экспертов, в том числе и меня. Они очень неплохо знают рынок, они очень хорошо в нем ориентируются. И результатами их борьбы являются достаточно серьезные победы над пиратами. То есть тот же самый цех, о котором мы говорили, из которого было изъято 200 тысяч носителей, - это достаточно большая сумма ущерба для его собственника.


Если же говорить о территориальных подразделениях на местах – в городах области, в районах, то там, конечно же, нет достаточного количества обученных сотрудников, во-первых. Во-вторых, их захлестывает вал обычной преступности. Им, наверное, просто не до такой проблемы, как пиратство.



Татьяна Канахина: А если сравнить мобильность вашей мобильной группы и мобильность сотрудников милиции, кто мобильнее?



Михаил Ушаков: Безусловно, если сравнить выход на единицу, то есть выработку одного сотрудника, то мои сотрудники вырабатывают больше. Но у них и задача проще.



Татьяна Канахина: И у нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Здравствуйте. Виктор, Москва. Я экономист.



Татьяна Канахина: Что экономист Виктор думает по поводу пиратства, и как с ним бороться?



Слушатель: Дело в том, что вы забываете одну важную деталь. Наше государство не ограничивает предельную норму рентабельности. В Америке предельная норма рентабельности законом установлена в 12 процентов на этот год. Поэтому официальный продавец может брать любую прибыль. Посмотрите, какую прибыль получают официальные продавцы, если у них стоит 400 рублей, то у них прибыль 300-500 процентов. Это свидетельствует о разбойничьей экономике. Не с этого надо начинать. Надо установить предельную норму рентабельности в интересах большинства населения.



Татьяна Канахина: Позиция Виктора ясна. Михаил Валерьевич, действительно ли продавцы закладывают чрезвычайно высокую стоимость в цену лицензионной аудио-видео продукции?



Михаил Ушаков: Насколько мне известно, прибыль, закладываемая в цену, в Екатеринбурге составляет порядка 100 процентов. То есть о 300-400 процентах говорить нельзя.


И кроме того, был у нас еще вопрос из Москвы о том, что в Москве легальный лицензионный диск стоит 300 рублей. Ну, я хочу пригласить их к нам. Пусть приезжают. На самом деле в Екатеринбурге и на территории Свердловской области легальный лицензионный диск в розничной продаже с последними российскими блокбастерами стоит 99 рублей. Более того, в отдельных распродажах доходит и до 65 рублей.



Татьяна Канахина: Чаще правообладатели обращаются в Некоммерческое партнерство дистрибьюторов сами либо же вы приглашаете их войти в состав НПД?



Михаил Ушаков: Ну, этот вопрос надо адресовать Москве. То есть правообладатели находятся в Москве, они объединились в Партнерство. И на сегодняшний день это 15 правообладателей, объединившихся в это Некоммерческое партнерство дистрибьюторов. Кроме этого, есть несколько достаточно крупных правообладателей и компаний, выпускающих фонограммы, аудио-видео продукцию, которые не входят. Но здесь, наверное, вопрос конкурентной борьбы. Не все хотят объединяться, я так думаю.



Татьяна Канахина: Почему все-таки правоохранительные органы так надеются на созданное отделение НПД в Свердловской области? Чем вы им поможете?



Михаил Ушаков: Во-первых, по тем позициям, которые будут изыматься у пиратов, мы можем проводить первичные исследования на признаки контрафактности. Во-вторых, мы можем на месте, не привлекая Москву, представлять интересы правообладателей в уголовном, в административном процессе. И можем предоставлять требуемые правоохранительными органами документы для привлечения пиратов к уголовной ответственности.



Татьяна Канахина: Мы начали немного говорить о ситуации на рынке. Хотелось бы узнать, какая продукция сегодня наиболее привлекательна для пиратов?



Михаил Ушаков: Наиболее привлекательна для пиратов именно та продукция, которая раскручена на деньги правообладателей и авторов этой продукции. То есть последние блокбастеры, последние аудио-музыкальные произведения, в которые вкладывают правообладатели и авторы большие суммы денег, рекламные деньги, они и подвергаются пиратству.



Татьяна Канахина: Примеры какие-то можете привести?



Михаил Ушаков: «9 рота», «Охота на пиранью» - это то, что на слуху.



Татьяна Канахина: Патриотизм пиратам не свойственен?



Михаил Ушаков: Есть часть пиратов, которые принципиально отказываются от торговли такими блокбастерами. Но здесь, скорее всего, речь идет не о патриотизме, а о страхе. Потому что они знают, что именно за такими позициями идет охота правоохранительных органов и охота сотрудников НПД.



Татьяна Канахина: А есть ли, интересно, исполнители, записи которых, в принципе, пиратами не тиражируются?



Михаил Ушаков: Да, насколько я знаю, такие исполнители есть. Но это все Москва. Екатеринбургских исполнителей я не смогу назвать.



Татьяна Канахина: Если говорить о сложности проведения этой экспертизы, то сколько она занимает времени и какова ее технология?



Михаил Ушаков: Во-первых, надо говорить не об экспертизе, а об исследовании. Экспертиза – это уже следственные действия. Во-вторых, по первичным признакам контрафактности, прежде всего, это сравнительный анализ. То есть я беру два диска – один гарантированно лицензионный, второй пиратский – и дальше уже ходить далеко не надо, все и так видно. Как правило, признаки стопроцентно на обложке.



Татьяна Канахина: Много ли в судах рассматривается сегодня дел о нарушении закона об авторских и смежных правах?



Михаил Ушаков: Да, такая практика уже наработана. Естественно, наибольшее количество судебных исков рассмотрено московскими Арбитражными судами и Северо-Западным округом, это Петербург. У нас меньше, но тоже уже есть такая практика.



Татьяна Канахина: И хотелось бы узнать, как продавец может обезопасить себя от подделок? И приходилось ли вам отстаивать права именно не правообладателей, а продавцов, которых обвиняют в продаже контрафактной продукции?



Михаил Ушаков: Продавец может себя обезопасить, покупая продукцию у официальных дилеров правообладателей. Все продавцы города и области их знают и могут к ним обращаться.


А отстаивать интересы продавцов мне приходилось, когда правоохранительные органы непрофессионально обвиняли их в торговле контрафактной продукцией. То есть здесь были изъятия, был спор, является ли данный товар контрафактным. И мы документально доказывали, что этот товар произведен легально.



Татьяна Канахина: Спасибо, Михаил Валерьевич, за то, что пришли в столь ранний час на наш эфир.


XS
SM
MD
LG