Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Делегаты IV Всезарубежного Собора Русской Православной церкви выступили за восстановление связей с Московским патриархатом


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Яков Кротов.



Андрей Шароградский: Делегаты IV Всезарубежного Собора Русской Православной церкви выступили за восстановление связей с Московским патриархатом, прерванных около 80 лет назад. Постановление Всезарубежного Собора, который состоялся в Сан-Франциско, теперь будет обсуждаться Архиерейским Собором, который пройдет на следующей неделе. Наблюдатели не сомневаются, что принятый в Сан-Франциско документ Архиерейский Собор поддержит. Мой собеседник, ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения" священник Яков Кротов.


Яков, прежде всего, о чем все-таки идет речь - о слиянии, поглощении, переподчинении Русской Православной церкви за рубежом Московскому патриархату?



Яков Кротов: На этот простой вопрос нельзя дать никакого ответа. Это не понимает никто, в том числе сами участники действия. Теоретически речь идет о воссоединении административных структур и о восстановлении евхаристического общения. То есть это означает, что теперь русские, приехавшие в Америку, получат формальную возможность зайти в храм бывшей Карловатской церкви и там причаститься. До этого тоже люди заходили и причащались, но нелегально - на свой страх и риск. А теперь все будет по закону церковному.



Андрей Шароградский: А что стало главным толчком к этому сближению. Главное - почему оно произошло именно сейчас?



Яков Кротов: Оно еще не произошло. Оно, может быть, еще все-таки не произойдет, хотя шансов на это очень мало. Как раз маленькая сенсация, состоявшаяся на Соборе, - буквально два дня назад там выступал Борис Йордан, который многим в России памятен по его роли в смене команды на телевидении. Борис Йордан выступил. И в ходе своей речи сказал, что наконец-то можно не таить правды, можно сказать откровенно, что инициатором вот этого объединения выступил президент России - первый правитель России за последние годы, который открыто называет себя православным. Йордан открыл то, что догадывались аналитики и раньше, что вся эта затея была запланирована Владимиром Владимировичем Путиным, осуществлялась по его инициативе. В данном случае, Московская патриархия, ее иерархи, только выполняют задание Владимира Владимировича.



Андрей Шароградский: А мог ли это быть вынужденный шаг для зарубежной православной церкви? В некоторых средствах массовой информации говорится, что представители церкви жалуются на сокращение числа прихожан, на качественное изменение паствы.



Яков Кротов: Хотелось бы знать, каким инструментом измеряют качество паствы. Речь идет о другом, что среди прихожан зарубежной церкви все больше людей, пришедших из англоязычной американской культурной среды. Но это все демагогия. На самом деле, около 300-400 приходов зарубежной церкви - это довольно мощная группировка по западным меркам. Она прекрасно могла бы жить. Видимо, она и будет жить. Дело в том, что объединение проходит под знаком "не допустить раскола". Но раскол давно произошел. От Карловатской, так называемой, зарубежной церкви уже откололась церковь с точно таким же названием, возглавляемая митрополитом Виталием, престарелым. Он не захотел соединяться с Лубянкой, и несколько лет назад его отправили в отставку. И вместе с ним многие ушли. Откололась от Карловатской церкви Русская свободная церковь с центром в Суздале. Как только будет объявлено о воссоединении структур зарубежной церкви с Московской патриархией, еще несколько десятков, если не сотен приходов, обязательно отколются, отложатся, чтобы сохранить свою независимость.


Как и во многих других случаях, тут чисто советская модель поведения. То есть поставлена партией задача. Ее выполняют. А все, что не укладывается в рамки отчетности, говорят, что этого просто нет - какие-то жалкие отщепенцы. В реальности вряд ли к Московской патриархии перейдет хотя бы половина приходов. Но вопрос-то о воссоединении решают не прихожане, а архиереи. А архиереев всего 11 человек. Так или иначе, обработать их, что, видимо, и было сделано, - простая техническая задача.



Андрей Шароградский: То есть вы считаете, что если даже Архиерейский Собор и выступит за это воссоединение, то оно останется лишь формальным?



Яков Кротов: Нет. Вы понимаете, это как у Булгакова, когда спрашивают: "А вот, если большевик прикажет, чтобы белая печка была черной. Какой она будет?" "Белая с черным пятном". Это не будет формальное воссоединение. Просто из 300 приходов, скажем, 100 войдут в Московскую патриархию, а остальные останутся, останутся независимыми. Потом ведь даже если вошли, тут же полностью бредовая ситуация, потому в Америке есть своя Американская автокефальная церковь, бывшая когда-то (до 1972 года) частью Московской патриархии. Это в ее компетенции такие вопросы решать. Выйдет идиотская ситуация, потому что карловчане смогут ходить в храмы Московской патриархии, а в Американскую автокефальную церковь они ходить не будут. Потому что те, видите ли, дружат с протестантами и католиками.


Таким образом, православие, в общем, сделает или уже сделало еще один шаг к превращению в такую конфедерацию общин по идеологии, по интересам, а не по вере в Христа.



XS
SM
MD
LG