Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Дух времени требует важных перемен и на сцене драматической»


Юрий Соломин на форуме вопрошает: «Скажите, а кто это придумал эту реформу-то? Покажите этого человека. Он скрывается все время, этот человек. Кому она нужна?»

Юрий Соломин на форуме вопрошает: «Скажите, а кто это придумал эту реформу-то? Покажите этого человека. Он скрывается все время, этот человек. Кому она нужна?»

15 мая в Москве начал свою работу Форум Союза театральных деятелей. Представители Союза приехали изо всех регионов России. Рассматриваются далекие от творчества, но очень важные для выживания нынешних театров, для укрепления правовой базы театрального дела предложения по изменению гражданского, бюджетного и налогового законодательства. Обсуждение получается очень бурным.


На повестке дня: изменения в законопроекте об автономных учреждениях, в законе о благотворительности и Налоговом кодексе (чтобы уменьшить налоговое давление на меценатов), а также проблемы социальной защиты работников. Российскому театру в 2006 году исполняется 250 лет, а правовую базу все еще надо укреплять. Над сценой Новой оперы, где проходит форум, висит цитата из Пушкина: «Дух времени требует важных перемен и на сцене драматической».


Ну, на сцене уже случились такие перемены, что хоть святых выноси, и председатель Союза театральных деятелей Александр Калягин понимает, что не только государство ответственно за театр, но и у театра есть обязательства перед обществом: «В год празднования 250-летия создания государственного театра в России мы вынуждены признать, что отечественный театр находится в трагическом состоянии. Что ждет театр завтра? Последние пять лет были для нас особенно тяжелыми и государство все больше усиливает экономическое давление на творчество, казначейская система, исполнение бюджета, тендеры, угроза бюджетозамещения, то есть когда у нас будут отнимать заработанные деньги. Душа все это нас в жестких объятиях. Все это связывает творчество, художественные откровения, как вы сами понимаете, не возникают в плановом порядке. Творческая жизнь театров угодила под колеса жестких финансовых правил, а это оказывается губительнее идеологической цензуры. Набрала силу порочная практика, когда законы, мешающие творчеству, проходят слету, а те, что призваны нам помочь, годами пылятся на полках. Мы постоянно напоминаем государству об ответственности перед театром, перед культурой, но нельзя забывать, что ответственность бывает взаимна. Какую духовную пищу мы предлагаем зрителю в ситуации абсолютной репертуарной свободы? Достаточно взглянуть на сводку репертуара драматических театров, чтобы сильно обеспокоиться состоянием театрального искусства. В течение нескольких лет репертуар страны определяют пьесы "Слишком женатый таксист" и "Номер 13". Понимаю, что люди хотят развлечений, понимаю, что так легче заполнить зал, но, как точно сказал Товстоногов, театр, в котором только весело, — балаган.


Что же в таком случае являет собой система государственных театров и чем она отличается от чисто коммерческой? Сегодня наш театр перестает быть нравственным учреждением. Опасность сегодняшнего дня в том, что, подгоняемые инстинктом выживания, некоторые театры практикуют политику, смысл которой можно определить так: заработать любым способом. Чувство стыда потеряно, да и власть, словно сама, подталкивает театр к тому, чтобы он стал местом исключительных увеселений и зрелищ. Если мы сами не призовем себя остановиться и оглянуться, театр можно оказаться в одном ряду с дискотеками, ночными клубами, варьете и мы действительно рискуем потерять право на государственную поддержку».


Помилуй Бог от таких художественных перемен, что уж говорить про экономические реформы. Напомню, что в 2004 году Союз предпринял титанические усилия, чтобы в законопроект о реструктуризации бюджетной сферы были внесены изменения, учитывающие специфику театров и вообще учреждений культуры. Собирались вместе, обсуждали, привлекали прессу, дошли до министров Грефа и Кудрина, казалось, что победили, что театрам будет самим предоставлена возможность решать, быть им автономной организацией или оставаться при государственных финансовых гарантиях, что наблюдательные советы не смогут диктовать художественным руководителям театров, как им жить дальше. Нынче выяснилось, что воз уехал недалеко и что государственных гарантий как не было, так и нет.


От имени комитета по культуре Государственной Думы выступала Елена Драпеко: «Вот мы чего добиваться должны. Не того, чтобы государство ушло, а того, чтобы оно обязано было патронировать нас, то есть сохранять нашу национальную культуру».


Мало законопроекта по реструктуризации, в недрах экономических министерств вызрел Закон №94 — «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Культура приравнена к сфере услуг, а произведения искусства - к товарам. Если театр просит больше 60 тысяч рублей на постановку, он должен объявить на нее конкурс, будто бы кто-то еще горит желанием поставить эту пьесу именно в вашем театре. Народный артист, руководитель Малого театра Юрий Соломин вопрошает: «Скажите, а кто это придумал эту реформу-то? Покажите этого человека. Он скрывается все время, этот человек. Кому она нужна? Недавно были представители от Грефа, от Кудрина. Понимаете, приходиться повторять эти фамилии. Ну, давайте, сократим Министерство культуры, давайте сократим Министерство здравоохранения, все равно толку мало. Давайте уже требовать с них, пусть они одни отвечают. В лицо мы уже выучили, они снятся даже нам часто очень, но давайте спросим их: "Родненькие, вы в театр-то ходите?" Нет. Так какого рожна вы нам все советуете? И не надо ничего изобретать, никаких реформ, я считаю, пока в театре не нужно. Одна реформа — не мешайте нам работать».


Сам Юрий Соломин только что поставил в Малом театре пьесу «Ревизор» и сыграл в ней роль Городничего. Там, если кто не помнит, Городничему тоже снится сон, как пришли две крысы, понюхали и опять ушли.


XS
SM
MD
LG