Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинение требует для Кулаева высшей меры


Большинство пострадавших, в том числе матери Беслана поддерживают требование смертной казни

Большинство пострадавших, в том числе матери Беслана поддерживают требование смертной казни

Судебный процесс над Нурпаши Кулаевым вступает в завершающую стадию. В Верховном суде Северной Осетии сегодня начинается чтение приговора члену вооруженной группировки, захватившей в сентябре 2004 года бесланскую школу. Он обвиняется по восьми статьям, среди которых терроризм, бандитизм, захват заложников. Уголовное дело составляет свыше 100 томов. Обвинение требует для Кулаева высшей меры наказания, несмотря на действующий в России мораторий на смертную казнь. Большинство пострадавших, в том числе матери Беслана, предложение обвинения поддерживают.


Процесс шел ровно год. За это время были допрошены сотни свидетелей, среди которых высокопоставленные североосетинские чиновники, экс-президент республики Александр Дзасохов, известный детский врач Леонид Рошаль. Специфика процесса позволяла пострадавшим участвовать в допросах обвиняемого и свидетелей. Пострадавшие, которые вели самостоятельное расследование обстоятельств теракта, до последнего продолжали настаивать на возбуждении уголовных дел против членов оперативного штаба, а также на объединение всех бесланских дел в одно. Однако добиться этого им так и не удалось.


Во время процесса матерей Беслана неоднократно обвиняли в сочувствии Кулаеву. За время бесланского процесса даже появился термин «бесланский синдром», по аналогии со «стокгольмским». Однако женщины подчеркивали, что не защищают Кулаева, а лишь требуют привлечь к ответственности всех виновных, в том числе руководителей и членов оперативного штаба. Если ранее комитеты матерей считали преждевременным вынесение приговора без допроса так называемых основных свидетелей, то сегодня они заявляют о том, что будут вызывать их для дачи показаний на процессы по бесланским милиционерам и по основному делу.


Несмотря на то, что официально Нурпаши Кулаев считается единственным выжившим боевиком, пострадавшие по сей день сомневаются в том, что это правда, считая, что 3 сентября 2004 года группе боевиков все же удалось уйти.


XS
SM
MD
LG