Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге состоялся 55 Международный конгресс Европейского общества сердечно-сосудистых хирургов


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Валович. Гость студии - профессор кафедры сосудистой хирургии Медицинской академии последипломного образования Герман Сокуренко.



Татьяна Валович: В Петербурге состоялся 55 Международный конгресс Европейского общества сердечно-сосудистых хирургов, в котором приняли участие около 1500 кардиохирургов из 25 стран мира. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Конгресс такого уровня по сердечно-сосудистой хирургии прошел в России впервые. По традиции прошлых лет, в первый день Конгресса в клинике Медицинской академии последипломного образования прошла живая хирургическая сессия, посвященная инновациям в этой области. 10 «живых» операций провели лучшие хирурги России, Италии, Польши, Греции и Франции. Весь процесс транслировался в залы для участников конгресса, которые могли по ходу операций задавать свои вопросы.


Во второй день произошло выдающееся событие – объединение Европейского общества сердечно-сосудистых хирургов с Российским обществом сердечно-сосудистой хирургии и Российским обществом ангиологов и сосудистых хирургов в один конгресс с общей научной программой. Программа конгресса была посвящена последним достижениям сердечно-сосудистой хирургии, кардиоанестезиологии, вспомогательного кровообращения, нарушениям ритма сердца и другим проблемам. В России врачи и ученые мирового уровня, и все-таки страна сильно отстает в этой области, говорит профессор московского Центра хирургии имени Пирогова Владимир Батрашов.



Владимир Батрашов : По количеству выполняемых оперативных вмешательств – отстает в разы. Я скажу так, если, допустим, резекция аневризмы аорты по России в целом тысяча в год, то в Америке – 30 тысяч и так далее. Диспансеризация в какой-то мере страдает, это раз. Потом в какой-то мере страдает популяризация. Реклама должна быть в этом плане. Реклама не в полной мере, недостаточно ее. Может быть, в какой-то степени внедрение хромает. Высокие технологии стоят денег. Допустим, индопротезирование брюшной аорты стоит порядка 10-12 тысяч долларов.



Татьяна Вольтская : С этим согласен и хирург из киевского Института хирургии и трансплантологии Аркадий Данилец.



Аркадий Данилец : Наука и особенно техника шагают всегда впереди. Сосудистая хирургия, также как и кардиохирургия дорогостоящая. Конечно, финансирования хотелось бы больше, потому что время бесплатной медицины давным-давно прошло. Сейчас качество лечения зависит от аппаратуры диагностической и во многом лечебной.



Татьяна Вольтская : В рамках Конгресса прошла выставка оборудования и технологий, применяемых для лечения пациентов с патологией сердца и сосудов.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях участник прошедшего в Петербурге конгресса, профессор кафедры сосудистой хирургии Медицинской академии последипломного образования Герман Сокуренко.


Герман Юрьевич, доброе утро.



Герман Сокуренко: Доброе утро.



Татьяна Валович: Вчера в Петербурге произошло еще одно событие, связанное с кардиохирургией, - открылся новый кардиоцентр в Медицинской академии Мечникова. Не были на открытии, Герман Юрьевич?



Герман Сокуренко: К сожалению, нет.



Татьяна Валович: Наверное, интересно будет посмотреть? Съездите туда?



Герман Сокуренко: Я надеюсь посмотреть, поскольку всех коллег, которые там работают, я хорошо знаю.



Татьяна Валович: Лично вам, что дал конгресс, кроме хлопот, потому что вы были членом Оргкомитета? На вас лежало очень много работы. Обогатился опыт? Что-то такое вы сказали себе – ага, вот это я вижу в первый раз?



Герман Сокуренко: Безусловно, конечно. Я как сосудистый хирург был искренне поражен той операцией, которую выполнял французских хирург, профессор Марк Коджи. Он выполнял ее здесь у нас в Санкт-Петербурге на базе областной больницы. Я как организатор имел возможность присутствовать не в зале, куда шла трансляция, а непосредственно в операционной, где проводилась эта операция – операция эндоскопической резекции аневризмы брюшного отдела аорты. Таких операций в России никогда до сегодняшнего дня не выполнялось. Технология передавая, технология интересная. Судя по вопросам из зала, куда транслировалась эта операция от российских хирургов, зарубежных хирургов, она вызвала очень большой интерес.



Татьяна Валович: Меня в первую очередь поразило то, что во время операции можно задавать вопросы. Вы тоже практикующий хирург. Как вы считаете, человек, который выполняет такую сложную операцию, а его отвлекают вопросами, это не опасно для здоровья пациента? Предупрежден ли пациент? Пациент должен был давать согласие на то, что будет такая общественно доступная операция проведена с ним?



Герман Сокуренко: Безусловно, мы как организаторы совместно с руководством областной больницы, где выполнялись сосудистые оперативные вмешательства, с заведующим отделения сосудистой хирургии областной больницы доктором Гриневым предупредили пациентов. Пациентов было двое – одного оперировал Марк Коджи, а вторую операцию на позвоночной артерии выполнял я после Марка. Мы их предупредили, что они будут участвовать в таком конгрессе, что операции будут транслироваться.


Что касается – отвлекает или не отвлекает. В принципе, конечно, отвлекает. Но что касается профессора Коджи, то у него уже достаточно большой опыт участия и в Днях живой хирургии, выполнения этих оперативных вмешательств. Для меня это было внове. Для меня это было огромным напряжением, когда во время операции мне по трансляции задавали вопрос из зала, причем приходилось отвечать на вопросы иностранных хирургов по-английски. Естественно, что это тоже еще большее напряжение. К счастью, все обошлось нормально. С пациентами, которые в День живой хирургии были оперированы, все в порядке.



Татьяна Валович: Вы сказали, что операция, которую проводил ваш коллега, была проведена в России впервые. С чем это связано? Отсутствие технологии? Отсутствие каких-то необходимых аппаратов для ее проведения?



Герман Сокуренко: Во-первых, технология еще очень молодая для проведения такого рода операций. Даже в Европе всего несколько центров (3 или 4 центра) выполняют подобные операции при сотнях сосудистых отделений.


Что касается нашей страны, то, да, у нас пока на сегодняшний день такого специального инструментария для проведения таких операцией (а это специальный инструментарий) пока у нас не закупался.



Татьяна Валович: Кстати, ведь параллельно конгрессу проходила выставка оборудования инструментария. Вы для себя, когда смотрели, отмечали, чтобы вам хотелось для своих операций? Были такие предметы, которые вам, как воздух, необходимы?



Герман Сокуренко: Конечно, нам нужна новая диагностическая ультразвуковая аппаратура, которая была представлена на выставке. Кстати, я хочу сказать, что не только иностранные фирмы участвовали в этой выставке. Участвовали две наши российские фирмы. В частности, фирма «Биос», которая как раз производит ультразвуковую аппаратуру, которая по качеству своему, по диагностическим своим возможностям нисколько не уступает аналогам мировым.



Татьяна Валович: То есть уже конкурентоспособна, да?



Герман Сокуренко: Да. Именно поэтому эти фирмы и участвовали в Европейском конгрессе.



Татьяна Валович: А как по производимому объему необходимого инструментария аппаратов российская промышленность?



Герман Сокуренко: Конечно, значительно меньше. Хотя у нас прекрасные талантливые инженеры, ученые, которые сейчас разрабатывают и новые протезо-кровеносные сосуды и новую диагностическую аппаратуру, но, к сожалению, сдерживает финансирование разработок. Если зарубежные фирмы вкладывают миллионы долларов в эти разработки, естественно, у них на это больше возможностей, то наши фирмы по крохам буквально собирают средства на то, чтобы какие-то свои разработки продвигать.



Татьяна Валович: Действительно, шагает большими, семимильными шагами кардиохирургия, сосудистая хирургия. Достаточно вспомнить, что профессор Колесов, кстати, в Ленинграде впервые была проведена операция коронарного шунтирования в 1964 году. Всего 40 лет назад. За это время сделано очень многое. Знаю, что очень многие иностранные специалисты говорят о высокой квалификации российских хирургов. Но вот насколько доступно? Как вы считаете, какому проценту населения доступна та помощь, которую могут оказывать на сегодняшний день врачи?



Герман Сокуренко: Я абсолютно согласен со своими коллегами, которые выступали в предыдущем репортаже. Действительно, таких вопросов, которые бы не знали в своей области – в области кардиохирургии, в области сосудистой хирургии, практически нет. Практически все, кроме самых новых, технологии в России внедрены, и выполняются практически все виды кардиохирургических и сосудистых операций. Но по количеству операций мы, действительно, на несколько порядков отстаем от европейских стран, даже не только от западноевропейских. На конгрессе присутствовали хирурги из Польши, Чехии, Словакии. Они уже нас обгоняют, к сожалению. В Европе лишь одна страна выполняет меньше кардиохирургических и сосудистых операций, чем Россия, - это Албания. Мы на втором месте с конца. Это позор для великой державы.



Татьяна Валович: В чем причина, прежде всего?



Герман Сокуренко: Причина, прежде всего, в финансировании. Конечно, финансирование. Как мои коллеги отмечают, сердечно-сосудистая хирургия очень дорогая медицина. Это медицина, которую могут себе позволить богатые страны. К сожалению, пока я не вижу поворота власть имущих к тому, чтобы сделать эту высокотехнологичную медицину более доступной для населения. Хотя надежды у меня есть, что те национальные проекты, проект по здравоохранению, они позволят сделать эту помощь более доступной для населения.



Татьяна Валович: Можете ли вы сказать, в течение года вы проводите такие операции. Какой процент проводится за счет самих пациентов, а какой за счет Обязательного медицинского страхования или добровольного медицинского страхования, которое тоже очень недоступно, но все-таки оно есть?



Герман Сокуренко: Я вам скажу честно, что платных операций проводится незначительное количество – в пределах 10 процентов. Это связано с платежеспособностью населения, естественно. Что касается сосудистых операций, которые, допустим, я провожу, в Медицинской академии последипломного образования, они выполняются по федеральной квоте. В принципе, квота покрывает федеральные расходы на операцию.


Сложнее с операциями, которые проводятся в городских больницах по программе Обязательного медицинского страхования. Там, к сожалению, у нас в Петербурге порочная система страховой медицины. Связано это с тем, что у нас тарифы определяются на профильные отделения и не зависят от сложности случая, от сложности хирургической операции. Такого нет даже в Москве. В Москве подход дифференцированный.


Допустим, для примера. Мы оперируем молодого пациента с варикозной болезнью, который находится в больнице пять дней. Получает за это больница 11 тысяч рублей. В то же время привозят, допустим, по «скорой помощи» достаточно пожилого пациента с разорвавшейся аневризмой брюшного отдела аорты – со смертельно опасным заболеванием, которое требует массивного переливания крови и так далее. И за эту сложнейшую операцию, которую пациенту выполняют, больница получает те же самые 11 тысяч рублей.




Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Я сам сосудистый больной, у меня обширный артеросклероз, у меня уже четыре шунта стоит. Сейчас у меня очень сильно развилась аневризма под грудной клеткой. Есть какая-нибудь поддерживающая терапия, чтобы не вскрывать брюшную полость, методом прокалывания, ввода.



Герман Сокуренко: Я понял ваш вопрос. В настоящее время действительно эти технологии как раз демонстрировали наши коллеги на прошедшем конгрессе. Есть технология стентирования аневризма, установки так называемых стендграфтов. Но, честно вам скажу, технология крайне дорогая, скажем, наши страховые компании не оплачивают выполнение этих операций. Хотя принципиально такие технологии существуют.


Что касается вашего конкретного случая, очень сложно давать консультации по телефону. Конечно, лучше, чтобы вы подошли бы на консультацию либо в Медицинскую академию последипломного образования, либо в 26-ую больницу, где я консультирую по средам, и уже с конкретным вопросом мы бы разобрались, попытались бы вам помочь.



Татьяна Валович: У нашего слушателя наверняка есть свой лечащий врач. Может быть, он не получил от него ответа на свои вопросы. Как вообще общаются с пациентами? Как вы встречаете, каким вопросом своих, может быть, потенциальных пациентов, людей, которые приходят на консультации?



Герман Сокуренко: Я, как любой врач, встречаю их вопросом, "на что жалуетесь" и "что вас ко мне привело".



Татьяна Валович: У меня, например, сразу, когда меня спрашивают, "на что жалуетесь", а я прихожу не потому, что у меня что-то болит, а как человек, который понимает, что профилактика лучше, чем лечение, у меня сразу возникает такая неловкость. Думаю, может быть, я зря пришла, у доктора отнимаю какое-то время. Меня не спрашивают, как здоровье. Вот если бы меня спросили так, то я бы сказала, все хорошо, но я хочу проконсультироваться. Почему такой стереотип, почему "на что жалуетесь"? Говорилось о том, что должна быть популяризация среди населения хорошего отношения к своему здоровью. Кто должен в первую очередь эту популяризацию проводить?



Герман Сокуренко: "На что жалуетесь" - это вопрос, который уже, наверное, тысячелетиями задают врачи, он настолько традиционный, что по-другому к доктору ведь не ходят, как на концерт или за развлечениями.



Татьяна Валович: Видите, это, опять же, сложившийся стереотип "по-другому не ходят".



Герман Сокуренко: Сложившийся тысячелетиями.



Татьяна Валович: То есть, если у меня что-то болит, я иду к доктору, а если не болит, значит - слава богу. Но ведь у меня вот в чем вопрос. Насколько развитие сердечно-сосудистых, сосудистых болезней протекает скрытно? Какой период бывает? Может быть, у меня в организме уже что-то происходит, сейчас мне еще можно помочь неоперативным вмешательством, а я этого не знаю, у меня ничего не болит, у меня нет никаких симптомов.



Герман Сокуренко: Вы абсолютно правы. Действительно, многие заболевания, относящиеся к сердечной, сосудистой сфере, они начинаются с минимальных симптомов и подчас больные просто не обращают внимания на это. Как в поговорке: пока гром не грянет, мужик не перекреститься. Когда уж совсем плохо станет, то тогда действительно наши пациенты идут к врачу. Действительно, надо обращать внимание даже на минимальные какие-то жалобы.



Татьяна Валович: В вашей практике, когда к вам приходят?



Герман Сокуренко: Действительно, большая часть пациентов приходит уже запущенные. Я в основном занимаюсь хирургией нарушения мозгового кровообращения, операциями на сонных артериях. К сожалению, пациенты приходят, которые перенесли уже 1-2 инсульта, которым мы, к сожалению, адекватно помочь им, вернуть их к активной жизни уже не можем. Хотя должен отметить, что сейчас некоторый перелом в сознании происходит. Люди начинают раньше интересоваться своим здоровьем. Но, к сожалению, в силу финансовых причин не все могут себе позволить адекватно заботиться о своем здоровье, проходить диспансеризацию и так далее.



Татьяна Валович: Герман Юрьевич, а можно ли оценить степень риска или по каким-то факторам, по которым можно предсказать для конкретного человека развитие инсульта, инфаркта, каких-то осложнений? Может быть, это предрасположенность генетическая или такой не прослеживается?



Герман Сокуренко: Безусловно, можно. Это крайне важный вопрос. Что касается генетической предрасположенности. Да, это обязательно вопрос, который я задаю всем своим пациентам. Как чувствует себя ваш папа, жива ли ваша мама, как чувствует себя ваши братья? Потому что, что касается атеросклероза, который является главной причиной развития всех сердечных и сосудистых заболеваний, здесь имеется наследственная предрасположенность. Поэтому этот вопрос обязательно надо иметь в виду.


Второй вопрос - это вопрос курения. Это страшнейший порок, я считаю, поскольку доказано уже миллионами жизней, что именно курение предрасполагает к быстрому прогрессированию атеросклероза. Далее. Все мужчины старше 40 лет и женщины старше 50 лет должны знать свой уровень холестерина крови. Это исследование в настоящее время абсолютно рутинное, абсолютно доступное.



Татьяна Валович: Опасный уровень можете назвать?



Герман Сокуренко: Уровень холестерина, который считается нормальным, - это 5,2 миллимоля на литр. Уровень холестерина больше 6,5 миллимоль на литр - это уже может вызвать достаточно серьезные последствия для кровеносных сосудов.


Четвертый момент - это уровень артериального давления. У нас пока, к сожалению, нет практики у большинства людей знать уровень своего артериального давления, пока не заболит голова или пока не случатся более серьезные неприятности. Гипертоническая болезнь - это еще один из факторов риска, который приводит к быстрому прогрессированию сердечно-сосудистых заболеваний.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Николай. Вы сказали, что занимаетесь сосудами мозга. Недавно интересная передача была. Говорят, что этим занимались еще 10 тысяч лет назад. Показывают интересные трепанации. Вы говорите, что нужно обращать внимание на определенные симптомы. Мы помним, как внезапно умер Андрей Миронов. И еще один важный момент. Чтобы удачно делать операции, чтобы люди выживали, наверное, нужно иметь хороших доноров. А доноры у нас уничтожены. Уничтожен был Белоярцев с Перфтораном. Вы не скажете, применяете ли вы в своей практике Перфторан? Есть ли у нас аппаратура, которая как на Западе до 95 процентов крови возвращает назад пациенту, что способствует хорошему выхаживанию?



Герман Сокуренко: Что касается внезапности развития инсультов. Действительно, в старой литературе инсульты называли "ударом". В англоязычной литературе термина "инсульт" нет, есть термин "удар". Действительно, инсульты развиваются подчас, к сожалению, практически у клинически здоровых людей. Один из симптомов - это шум в ушах, который должен пациента насторожить и заставить его обратиться к врачу. Головокружение, головные боли, особенно, если головная боль локализуется в какой-то половине головы. Пошатывания при ходьбе головокружения, о чем я уже говорил, расстройство памяти, что пожилые пациенты считают естественным, что до 60-70 лет абсолютно неестественно, расстройство внимания - это те симптомы, которые должны пациента насторожить. Соответственно, доктора насторожить эти минимальные симптомы. Потому что инсульт иногда происходит внезапно.



Татьяна Валович: О донорах был вопрос.



Герман Сокуренко: Действительно, донорская служба в Советском Союзе была на высочайшем уровне. Сейчас мы сталкиваемся с колоссальными проблемами нехватика доноров. Донорской крови практически нет. Ни за деньги, никаким другим путем люди не идут сдавать кровь. К сожалению, мы вынуждены, если мы выполняем плановые операции, просить родственников пациентов, их знакомых, друзей сдавать кровь. Только таким путем мы можем выполнять операции, требующие замещения донорской крови.


Что касается Перфторана. Он у нас практически не используется, хотя разработки эти были, действительно, были пионерскими в нашей стране.


Что касается препаратов крови сберегающих, к сожалению, они есть всего в нескольких учреждениях в нашем городе.



Татьяна Валович: Но это опять связано с финансами, наверное?



Герман Сокуренко: Это опять связано с финансами, хотя такой аппарат должен быть в каждой крупной многопрофильной больнице. В городских больницах таких аппаратов нет.



Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: 49 лет мне. Я всю жизнь себя плохо чувствую. Как бы не находят какой-то особенной патологии в сердце, вернее никакой не находят, но мне всегда лучше лежа, чем сидя. Как проверить состояние сонных артерий?


Холестерин у меня 6-6,3. Никакого лечения врачи не предлагают. Говорят, что эти статики портят печень. Ничего не предлагают, кроме диеты.



Герман Сокуренко: Что касается проверки состояния сосудов, питающих головной мозг. Таким общедоступным методом является ультразвуковая доплерография, которая в настоящее время, к счастью, доступна для пациентов. Выполнить ее можно в диагностических центрах и даже в ряде городских поликлиник уже эти аппараты есть.



Татьяна Валович: Это платно все или как?



Герман Сокуренко: Большая часть исследований выполняется бесплатно по направлениям невропатологов поликлиник. К сожалению, как у нас принято, на бесплатные исследования очередь, а платно вам это исследование выполнят завтра.


Что касается холестерина. Эта ситуация пограничная, когда можно говорить о назначении статинов, но здесь можно обойтись и меньшей кровью. Действительно, препараты никотиновой кислоты, тот же самый рыбий жир - это препараты полененасыщенных жирных кислот, которые, в принципе, могут понижать уровень плохого холестерина и повышать уровень хорошего холестерина.



Татьяна Валович: Зачастую получается так, один доктор назначает мне такие препараты, другой - назначает другие. Я, как грамотный человек, иногда читаю, что написано в аннотацию. Вижу, что один препарат совершенно нельзя применять при другом, который мне тоже назначен. На это очень часто жалуются пациенты. В этом случае как поступать людям? Самим опять же следить?



Герман Сокуренко: Конечно, необходим контакт с врачом и доверие врачу. Врачей много. Консультироваться можно бесконечно. Все они вам скажут разное. В принципе, где-то точки соприкосновения будут. Поэтому мой совет такой - выберите себе врача, которому вы доверяете. Слушайте кого-то одного.


Что касается чтений аннотаций, естественно, это надо делать, потому что аннотация написана для пациентов, а не для врачей. В любом случае, врач тоже человек. Врач может забыть вас что-то спросить насчет наличия заболеваний, который служат противопоказаниям для назначения этого препарата. Поэтому читать аннотации надо обязательно. Другое дело, что иногда там написано слишком много в плане побочных эффектов. Наши пациенты просто боятся уже принимать любые препараты, когда прочитают аннотацию.



Татьяна Валович: Многих, наоборот, пугает необходимость постоянно применять медикаменты, читая о том, что они нарушают какие-то другие функции организма. Насколько при сосудистых, при сердечно-сосудистых заболеваниях сейчас современные препараты длительного применения безопасны?



Герман Сокуренко: Вообще, безопасных препаратов абсолютно нет. У любого препарата даже у самого банального аспирина, анальгина и то масса побочных эффектов. Но те препараты, которые в настоящее время применяются, все они проходят ряд необходимых клинических испытаний.



Татьяна Валович: А есть ли проблемы у детей? Говорилось ли об этом на конгрессе? Как молодеют все эти заболевания?



Герман Сокуренко: Что касается детей, то действительно один из вопросов, который обсуждался, это вопрос врожденной патологии сердца. Надо сказать, что в этом отношении наш город, наша страна (это было отмечено нашими зарубежными коллегами) занимает одно из ведущих мест в мире по хирургии врожденных пороков сердца. Что касается сосудистой детской патологии, эти вопросы тоже обсуждались. К сожалению, значительно меньше, но и значимость этой патологии для детей именно сосудистой патологии все-таки значительно меньше.


Что касается омоложения сосудистых заболеваний. Да, к сожалению, это происходит. Именно потому и средний возраст мужчин в нашей стране всего 57 лет. Потому что инфаркты помолодели, начиная от 40 лет. Самый молодой пациент мужчина, которого я оперировал после двух перенесенных инсультов, ему было 36 лет.



Татьяна Валович: Есть ли какие-то особенности сердечно-сосудистых проблем, сосудистых проблем у женщин, у мужчин?



Герман Сокуренко: Особенности есть. Женщины, как я говорю, сильный пол. До климакса женщины практически не болеют атеросклерозом, поскольку женские гормоны являются естественным противоатеросклеротическим агентом. Мужчины, начинают заболевать атеросклерозом в более раннем возрасте, если только у женщины нет генетической предрасположенности к развитию раннего атеросклероза, если женщина не курит. Все мои пациентки, которые были младше 50 лет, все были курящие.



Татьяна Валович: А есть ли разница по действию лекарств на женский и мужской организм?



Герман Сокуренко: Что касается чисто сосудистых препаратов - нет. А вот, что касается препаратов для лечения артериальной гипертензии, то здесь разница есть в подходе к лечению мужчин и к лечению женщин.



Татьяна Валович: Это связано с особенностью организма?



Герман Сокуренко: Да.



Татьяна Валович: С наличием различных гормонов?



Герман Сокуренко: Да.



Татьяна Валович: Сейчас очень многие средства массовой информации предоставляют информацию о наличии каких-то биодобавок или других препаратов, которые можно было бы применять и без посещения врача. Как вы к этому относитесь? Как вы считаете, нужно сначала посоветоваться с врачом о состоянии своего здоровья, или можно все-таки попробовать такие поддерживающие, как их называют в рекламах, препараты самим без доктора?



Герман Сокуренко: Я бы не советовал этого делать. Потому что вреда может быть и не быть. Скорее всего, вреда не будет, но, скорее всего, что не будет и пользы. Я не склонен назначать своим пациентам препараты, в том числе и биологические добавки, которые рекламируются в открытых средствах массовой информации, а не в специальной литературе. Еще раз скажу, что любой лекарственный препарат проходит ряд стадий перед тем, как попасть на фармакологический, фармацевтический рынок - этот период 15 лет.


Что касается биологических добавок. Для них таких обязательных клинических исследований не предусмотрено. Поэтому эффективность биологических добавок нельзя считать доказанной.





XS
SM
MD
LG