Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Верховный суд Северной Осетии оглашает приговор участнику нападения на школу в Беслане


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.



Александр Гостев : В Верховном суде Северной Осетии оглашение приговора Нурпаши Кулаеву прервано до среды. Сегодня судьи уже признали Кулаева виновным в совершении теракта, в захвате заложников и убийствах в составе организованной группы. Обвинение требует для подсудимого смертной казни. Сам Кулаев свою вину полностью отрицает. За событиями в Верховном суде Северной Осетии сегодня следил корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.



Михаил Саленков: Председатель Верховного суда Северной Осетии Тамерлан Агузаров писал приговор Нурпашу Кулаеву три месяца. На оглашение приговора уйдет несколько дней.


Судебные слушания начались год назад, 17 мая. Последнее заседание суда состоялось 16 февраля. Во вторник 16 мая Тамерлан Агузаров начал оглашать приговор Кулаеву. Из первых строк стало ясно, что приговор обвинительный. Суд установил вину одного из нападавших на бесланскую школу по всем вмененным ему восьми статьям обвинения, наиболее тяжкие - терроризм, захват заложников, бандитизм, убийство и другие. Обвинение требует приговорить Нурпаши Кулаева к исключительной мере наказания - смертной казни. Об этом в процессе заявил представитель государственного обвинения, заместитель Генерального прокурора России Николай Шепель.


Нурпаши Кулаев своей вины не признает, и не раз заявлял, что не держал в руках оружие и никого не убивал. Некоторые подробности сегодняшнего судебного заседания в репортаже корреспондента Радио Свобода во Владикавказе Дзерассы Бязровой.



Дзерасса Бязрова: Сегодня утром пострадавшие прибыли в Верховный суд с фотографиями погибших близких. Также в руках у женщин были плакаты с надписями "Требуем правосудия" и "Всех виновных к ответу". Пострадавшие продолжают настаивать на том, что без наказания руководителей силовых структур и высокопоставленных чиновников приговор Кулаеву вне зависимости оттого, будет ли это смертная казнь или же пожизненное заключение, нельзя считать справедливым. Следствие проведено необъективно и ни о какой правде не может быть и речи. Заявила Радио Свобода активистка Комитета "Матери Беслана" Рита Сидакова.


Николай Шепель, представляющий на суде гособвинение, не стал делать заявлений перед началом заседания, объяснив, что это может быть расценено как давление на суд.


Суд установил участие Кулаева в незаконном бандформировании, совершившим захват заложников. Также Кулаев обвиняется в совершении убийств с особой жестокостью. Несмотря на то, что приговор суда положено выслушивать стоя, судья Тамерлан Агузаров разрешил пострадавшим, которые находятся в зале, а в большинстве это женщины, присесть.



Михаил Саленков: Родственники погибших в результате теракта неоднократно выражали недовольство ходом официального расследования теракта. Тем не менее, виновность Нурпаши Кулаева никто не ставит под сомнение.


После того как в оглашении приговора был объявлен перерыв до среды, я побеседовал с Аннетой Гадиевой, одной из бывших заложниц первой бесланской школы, потерявшей в сентябре 2004 девятилетнюю дочь. О том, какого приговора Кулаеву ждут в Северной Осетии, и что не устраивает их в выводах, к которым пришло следствие.



Аннета Гадиева : Полный зал был судебный. В очередной раз воочию опять видим своего убийцу, опять перечисляется все содеянное террористами, опять перечисляют имена погибших и причины гибели. Естественно, это сложно и нелегко. Мы были, в общем-то, за смертную казнь, но так как существует мораторий, то, наверное, будет пожизненное. Хотя суд имеет возможность вынести приговор, а исполнен он будет, когда мораторий будет снят. Ну, не знаю. Мы можем только гадать.


Расследование мы считали и считаем, что поверхностное, необъективное, непрофессиональное. Основные виновники так и не названы. Мы-то говорили и говорим и настаиваем на пересмотре дела вообще, и на определении все-таки моментов, которые бы открыли правду.



Михаил Саленков : А что конкретно вас заставляет сомневаться в объективности официального расследования?



Аннета Гадиева : Прежде всего, сама операция по спасению заложников. Вот это главный момент, с которым мы не согласны со следственными органами, потому что мы были свидетелями того, что в оперативном штабе был хаос, была неразбериха. Переговоры не велись. Постоянно население дезинформировалось и по поводу количества заложников и по поводу переговоров, что боевики не идут на переговоры, по поводу требований, что требований нет. Вот эти моменты. Мы также считаем, что не была расследована причина первого взрыва должным образом, что не расследовано, кто дал приказ стрелять из огнеметов, танков, гранатометов, когда там еще были заложники. Поэтому мы настаиваем на глубоком профессиональном расследовании, если это еще возможно сделать.



Михаил Саленков : Аннета, были же два независимых парламентских расследования. От них была какая-то польза?



Аннета Гадиева : Если местная парламентская комиссия все-таки поставила какие-то акценты, подняла вопросы, хотя, может быть, и не дала ответы, то торшинская комиссия... Предварительный отчет он формальный, он идет в русле следствия официального. Мы не надеемся, что в конечном варианте торшинская комиссия раскроет именно те моменты, которые нас интересуют.



Михаил Саленков : Аннета, по официальной версии, Нурпаши Кулаев - это единственный боевик, который остался в живых.



Аннета Гадиева : Да.



Михаил Саленков : А что говорят в Беслане? Что говорят в республике?



Аннета Гадиева : Среди убитых террористов мы не находим очень многих тех, кто был в зале. Если это о чем-то говорит, то, значит, Кулаев не самый последний боевик, который остался живой.



Михаил Саленков : Родственники погибших будут требовать международного расследования обстоятельств бесланской трагедии. Об этом моему коллеге Юрию Багрову рассказала председатель общественной организации «Голос Беслана» Элла Кесаева. По ее словам, обвиняемому Нурпаши Кулаеву приписывают расстрел заложников, в то время как ни один из свидетелей подобных показаний в суде не давал. Кроме того, отметила Элла Кесаева, суд все же признал, что требования боевиками во время захвата школы выдвигались.



Элла Кесаева : Он учел, что, да, требования были: вывод войск из Чечни - первое, второе - освободить террористов-ингушей, которые напали на Назрань. Вот это было сказано. Пока что не было сказано о том, что требовали четверо. Но, возможно, в будущем он скажет. Важно, что он это отметил в приговоре.


Но неприятно то, что Кулаеву вменили то, что как будто он расстреливал людей. Мы ни в коем случае не защищаем его как террориста, но в то же время ни один из пострадавших, ни один свидетель не сказал, что он видел, что Кулаев расстреливал. Это как бы натягивание фактов. Судья это поддержал. В своем приговоре - да, он в школе был, да, он приехал с террористами, но убивал или не убивал - это никто не подтвердил. Вот это неприятно, что все хотят свалить на Кулаева.


Мы категорически против смертной казни. Кулаев - единственный террорист, который остался в живых. На суде он не сказал всю правду. Есть надежда, что он когда-нибудь заговорит. Мы будем добиваться все-таки независимого расследования.



Юрий Багров : Насколько я понимаю, вы будете добиваться все же независимого расследования международного?



Элла Кесаева : Да, конечно.



Юрий Багров : С привлечением международных экспертов, специалистов, да?



Элла Кесаева : Все инстанции мы пройдем. Мы дойдем до Страсбурга. Это наша цель. Потому что мы не верим тому, что будут наказаны все виновные.



Михаил Саленков: Бесланская школа номер 1 была захвачена группой боевиков 1 сентября 2004 года, в заложниках оказались 1127 человек, большинство - дети. Переговоры с боевиками велись в течение трех дней, затем последовал штурм здания. В результате теракта погиб 331 человек, среди них 186 детей.


XS
SM
MD
LG