Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Расследование мы считали и считаем поверхностным»


«В очередной раз мы видим своего убийцу»

«В очередной раз мы видим своего убийцу»

Аннета Гадиева, одна из бывших заложниц первой бесланской школы, потерявшей в сентябре 2004 девятилетнюю дочь, рассказала в интервью Радио Свобода о том, какого приговора Кулаеву ждут в Северной Осетии, и что их не устраивает в выводах, к которым пришло следствие:


- В очередной раз мы видим своего убийцу, опять перечисляется все содеянное террористами, опять перечисляют имена погибших и причины гибели. Естественно, это сложно и нелегко. Мы были, в общем-то, за смертную казнь, но так как существует мораторий, то, наверное, будет пожизненное заключение. Хотя суд имеет возможность вынести приговор, а исполнен он будет, когда мораторий будет снят. Мы можем только гадать.


Расследование мы считали и считаем поверхностным, необъективным, непрофессиональным. Основные виновники так и не названы. Мы настаиваем на пересмотре дела вообще, и на определении все-таки моментов, которые бы открыли правду.


- Что вас заставляет сомневаться в объективности официального расследования?


- Прежде всего, сама операция по спасению заложников. Это главный момент, с которым мы не согласны со следственными органами, потому что мы были свидетелями того, что в оперативном штабе был хаос, была неразбериха. Переговоры не велись. Население постоянно дезинформировалось и о количестве заложников, и о переговорах, о том, что боевики не идут на переговоры, о том, что террористы не выдвигали никаких требований. Мы также считаем, что не была должным образом расследована причина первого взрыва, что не расследовано, кто дал приказ стрелять из огнеметов, танков, гранатометов, когда в здании школы еще были заложники. Поэтому мы настаиваем на глубоком профессиональном расследовании, если это еще возможно сделать.


- За это время были проведены два независимых парламентских расследования. От них была какая-то польза?


- Если местная парламентская комиссия все-таки поставила какие-то акценты, подняла вопросы, хотя, может быть, и не дала ответы, то предварительный отчет торшинской комиссия формальный, он идет в русле следствия официального. Мы не надеемся, что в конечном варианте торшинская комиссия раскроет именно те моменты, которые нас интересуют.


- По официальной версии, Нурпаши Кулаев - это единственный боевик, который остался в живых.


- Да.


- А что говорят в Беслане? Что говорят в республике?


- Среди убитых террористов мы не находим очень многих тех, кто был в зале. Если это о чем-то говорит, то, значит, Кулаев не самый последний боевик, который остался в живых.


XS
SM
MD
LG