Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Действительно ли боевики планировали захват школы в Кизилюрте


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Андрей Шарый: Боевики, убитые сегодня в ходе специальной операции в Кизилюрте, планировали, по данным МВД Дагестана, захват городской школы. Как сообщили в Министерстве внутренних дел республики, у одного из убитых была обнаружена схема подхода к школе. Личности боевиков установлены - оба находились в федеральном розыске по подозрению в причастности к терроризму. Штурм квартиры многоэтажного жилого дома в Кизилюрте, где засели боевики, продолжался несколько часов. В перестрелке погиб сотрудник отряда специального назначения, 12 милиционеров были ранены. Пострадали также два местных жителя.


Обстановка на Северном Кавказе, несмотря на оптимистические заявления представителей российских властей, в целом остается нестабильной. Однако серьезных терактов, подобных или сопоставимых с бесланским, в последний год, к счастью, не было. Ситуация в этом беспокойном регионе я попросил проанализировать своего коллегу обозревателя Радио Свобода, специалиста по северокавказскому региону Андрея Бабцикого.



Андрей Бабицкий: Каких-то серьезных террористических акций за последний год фактически не было. Это может быть связано с изменением стратегии. В чеченском руководстве произошли изменения. Шамиль Басаев стал первым вице-премьером. Он заявил, что пока находится на этой должности, он будет исполнять указания президента Садуллаева. А Садуллаев, как известно, выступает против совершения подобных террористических актов.


Вместе с тем, есть некая, скажем так, условная соподчиненность в пределах "Кавказского фронта", вот этого вооруженного подполья на территории Северного Кавказа. Потому что в соответствии с доктриной джихада, в интерпретации радикальных исламистов на Кавказе, все, кто не ведет прямой джихад, должны подчиняться тем, кто его ведет. Все джимааты, находящиеся в сопредельных с Чечней республиках, они подчиняются руководству чеченского подполья. Поэтому акции, подобные Беслану, до тех пор, пока Басаев занимает официальную должность, сомнительно, чтобы они организовывались, планировались, осуществлялись.


В общем, конечно, информация со средней школой она может оказаться правдивой, а может оказаться обычным пропагандистским приемом. Он используется всегда, когда силовым структурам удается ликвидировать, обезвредить ту или иную группу. Обязательно в дежурном порядке следует заявление, что эта группа готовила теракт на 9 мая, на 1 мая.



Андрей Шарый: Сейчас можно говорить об этой военной конгломерации, что вы называется кавказским подпольем, как о более или менее сформировавшейся организованной структуре?



Андрей Бабицкий: Это очень условная структура, если говорить об этом, как о структуре. Потому что, в общем, понятно, что в условиях партизанской войны, как ее понимают в Чечне, а теперь уже в других республиках, каждому отдельному подразделению предоставляется максимум свободы. Ставится какая-то стратегическая задача, а дальше уже по ходу дела это подразделение его выполняет в соответствии со своими возможностями.


Вообще, о создании этой структуры, о "Кавказском фронте", было заявлено еще год назад Абдул-Халимом Саддуллаевым. Нападение на Назрань, нападение на Нальчик, которым руководил Басаев, - свидетельство того, что эта структура не только существует, но и функционирует. Российские официальные лица не отрицают того, что этим нападением руководил именно Басаев, второй человек в чеченском вооруженном подполье. Степень этой координации не очень понятна. Потому что по тому же Нальчику те подразделения, которые были обещаны Басаевым, они не подошли на помощь кабардинским моджахедам. Из-за этого потом было множество обид всяких разнообразных. Но, тем не менее, конечно, какой-то уровень координации есть.



Андрей Шарый: Складывается впечатление, что ситуация в Чечне, в последние месяцы несколько стабилизировалась. А ситуация в Дагестане, наоборот, несколько обострилась, поскольку столкновений, подобных сегодняшнему, пожалуй, сейчас чаще, чем в Чечне.



Андрей Бабицкий: С Чечней ситуация совершено особая. Дело в том, что там из года в год события развиваются по одной и той же схеме - на зиму все подполье консервируется. Расконсервация происходит обычно ко второй половине лета.


Что касается других республик, там ситуация несколько иная. Там все-таки в гораздо меньшей степени возможен контроль над этими подразделениями. Они могут существовать и как-то находить себе убежище в городах, в селах. Это все-таки не ситуация Чечни, где силовым подразделениям удалось создать колоссальную сеть осведомителей.



Андрей Шарый: Концентрация власти в Чечне в руках Рамзана Кадырова, создание сетей осведомителей, какие-то, по крайней мере, спорадические успехи или рапорты об этих успехах по телевидению, операции, подобные сегодняшней, - все это в контексте того, о чем мы говорим, свидетельствует ли о том, что силовые российские структуры действуют успешнее, чем прежде?



Андрей Бабицкий: В президентском послании в этом году фактически вообще отсутствовала Чечня, как отдельная тема. Он упомянул о ней как-то вскользь, исходя из совсем другой проблемы. Это значит, что российская власть считает проблему закрытой. Игнорирование опасности, исходящей от объединенной подпольной вооруженной структуры, может обернуться крупными неприятностями.



Андрей Шарый: Министерство внутренних дел Дагестана сообщило сегодня, что боевики, убитые в ходе специальной операции в Кизилюрте, планировали захват городской школы.



XS
SM
MD
LG