Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый теракт в Ингушетии – погибли семь человек


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Лада Леденева и Юрий Багров.



Виктор Нехезин: В Ингушетии сегодня утром совершен теракт, погибли 7 человек, в том числе - заместитель главы МВД республики Джабраил Костоев, на жизнь которого уже неоднократно покушались. Взрыв произошел около 8 часов утра на федеральной трассе Ростов - Баку. И сегодня же в другой северокавказской республике - Карачаево-Черкесии был убит исполняющий обязанности начальника следственного изолятора города Черкесск Хасан Джанаев. Если во втором случае главная версия убийства не совсем понятно формулируется прокуратурой как месть коллег по работе, то события в Ингушетии однозначно квалифицируются как теракт. По мнению следователей, взрывное устройство либо было приведено в действие смертником, либо с помощью дистанционного управления. Вот какие подробности удалось узнать корреспонденту Радио Свобода на Северном Кавказе Ладе Леденевой в пресс-службе МВД Ингушетии.



Лада Леденева: Неустановленное взрывное устройство сработало в момент следования автомашины Костоева к месту работы, сообщил начальник пресс-службы МВД Ингушетии Назир Евлоев.



Назир Евлоев: Сегодня в 8 часов в городе Назрань по улице Тутаева, рядом с домовладением номер 80 произошел мощный взрыв. Припаркованная к обочине автомашина, по всей видимости, ВАЗ, начиненная взрывчаткой, взорвалась в момент прохождения колонны из трех машин, в одной из которых находился Джабраил Костоев с охраной. Две другие машины, бронированные "Волги", не пострадали особо, охранники, которые находились в этих машинах, не пострадали. Автомашина джип "Шевроле", американский, бронированный, в котором находился Джабраил Костоев, а также его водитель и его охранник, погибли на месте. Взрыв был такой мощности, что автомашину, в которой находился Костоев, бронированная, пяти- или шеститонная, точно не могу сказать, отбросило от эпицентра взрыва метров на 20. Повреждены рядом стоящие домовладения, а также, по информации, повреждены домовладения на соседних улицах. Машину отбросило на едущую автомашину "Жигули", в которой находились четыре жителя республики, по всей видимости, они еще не определены, которые там же, на месте погибли.



Лада Леденева: По словам руководителя пресс-службы, это уже третье покушение на Джабраила Костоева.



Назир Евлоев: Потому что Джабраил Костоев вел прямую борьбу с террором. Как известно, в республике проводятся оперативные мероприятия по недопущению диверсионно-террористических актов на территории республики. Он вел бескомпромиссную борьбу, лидером в этой борьбе был, в принципе, Джабраил Костоев, еще будучи начальником Назрановского ГУВД. Вам, наверное, известно, что это уже третье покушение на Джабраила Костоева.



Лада Леденева: По факту возбуждено уголовное дело по статье "Покушение на жизнь сотрудника правоохранительных органов". Дело расследует Генпрокуратура России.



Виктор Нехезин: Несколько иначе расценивает мотивы покушения правозащитник Александр Черкасов, курирующий в "Мемориале" работу на Северном Кавказе. С ним связался по телефону корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.



Александр Черкасов: К сожалению, нельзя сказать, что этот террористический акт есть неожиданное и из ряда вон выходящее событие. Новости последних лет из Ингушетии напоминают более репортажи из Чечни несколькими годами раньше. Республика, которая в 1999 году была мирной и безопасной зоной, сейчас не кажется таковой. Более того, если смотреть статистику, то непонятно, где безопаснее - в Чечне или в Ингушетии. Случившееся можно объяснять по-разному, и мы, разумеется, не знаем истинных причин этого покушения, истинных причин этого террористического акта. Но с большой вероятностью это можно отнести не к собственно криминальным действия, а к, по сути дела войне между милицией, всеми силовыми структурами и террористическим подпольем. Потому что, по сути дела, внутри самой Ингушетии сформирован конфликт между людьми в форме и теми, кто и противостоит. И этот конфликт придется разрешать очень и очень долго, потому что здесь, на Кавказе, все очень хорошо все помнят и очень тяжело прощают.



Виктор Нехезин: Как остановить волну насилия на Северном Кавказе? С таким вопросом Юрий Багров обратился к политологу Алану Касаеву.



Алан Касаев: Подобных методов два. Первый - это, наконец, введение реальной борьбы с терроризмом, так как борются с терроризмом во всем мире - путем проведения целого комплекса разной степени масштабности специальной работы, не только ограничивающейся спецоперациями разовыми, как недавно в Кызил-Юрте в очередной раз это произошло, а профилактическая работа и превентивная, с использованием агентуры и так далее. И второе - это совершенно четко актуальная для Кавказа задача - выведение из многочисленных коррупционных схем сотрудников правоохранительной системы, которые там на Кавказе активно влияют на распределение, перераспределение бюджетных и прочих средств, фактически они стали кураторами всего, что там делается в сфере бизнеса. Собственно говоря, очень тяжело отделить конкретный теракт от конкретного криминального заказа.



Юрий Багров: Произошедшее в Ингушетии - это внутриреспубликанская проблема или общекавказская?



Алан Касаев: Конечно, общекавказская проблема. Если мы вспомним, что аналогичным образом развивается ситуация в Дагестане уже много лет, если мы вспомним, что для Ингушетии это далеко не первый случай подобного рода, если мы вспомним о том, что и на соседних территориях, причем не только в национальных республиках, но и в относительно считающемся благополучным Ставропольском крае подобное происходило не так давно, локально ее решать, на мой взгляд, невозможно.



Юрий Багров: Убийство высокопоставленного милицейского чиновника в Ингушетии насколько может изменить внутриреспубликанскую ситуацию?



Алан Касаев: Заместитель министра внутренних дел - это не номенклатура местных властей, а это номенклатура федеральная. Это человек, который назначается министром внутренних дел по согласованию с президентом, то есть со структурами администрации президента России. И здесь, особенно в свете объявленной новой кампании по борьбе с организованной преступностью, по борьбе с коррупцией, в том числе и в правоохранительной системе, я думаю, что федеральный центр будет предпринимать какие-то меры. Будут ли они эффективными конкретно в Ингушетии - мне сказать трудно. Это надо посмотреть, что будут за меры и как они будут проводиться в жизнь. Но, наверное, без кадровых перемен в МВД Ингушетии вряд ли обойдется. Причем эти кадровые назначения, скорее всего, будут не местного толка люди.


XS
SM
MD
LG