Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поможет ли государственная финансовая помощь решить демографические проблемы страны


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие – Валерий Докучаев, профессор, директор Международной школы родовой культуры семьи, и Татьяна Равдугина, начальник отдела по детородовспоможению Министерства здравоохранения Омской области, член областной межведомственной демографической комиссии.



Евгения Назарец: Недавнее послание президента России Федеральному Собранию дало надежду многим семьям, кто уже имеет детей или собирается. Программа стимулирования рождаемости, озвученная президентом Путиным, предусматривает и увеличение детского пособия до 1,5 тысяч рублей, и предоставление первичного, базового материнского капитала в 250 тысяч.


Сотрудники районных управлений социальной защиты ежедневно получают десятки звонков с просьбой разъяснить порядок получения обещанной президентом материальной помощи. Но работники соцзащиты сами сейчас находятся в ожидании. Им еще даже не известно, какое ведомство будет производить обещанные выплаты. Тему продолжает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Дарья Здравомыслова.



Дарья Здравомыслова: Только в одном районе Екатеринбурга ежемесячное детское соцпособие получают более 2 тысяч семей. Обещанные президентом 1,5 тысячи на первого ребенка, а на второго и вовсе 3 тысячи обнадеживают многих. Ведь сегодня родители получают социальную помощь в 80 рублей. Больше лишь у детей-инвалидов – у них 300. По словам исполняющего обязанности по работе с семьей и детьми Управления соцзащиты Виктора Челнокова, и с назначением таких сумм тоже возникают проблемы.



Виктор Челноков: Там нужны определенные документы: жить в нашем районе, прожиточный минимум семьи должен быть меньше установленных 3200. Но в основном, по статистике, отказывают сейчас потому, что стали хорошо получать, прожиточный минимум семьи выше.



Дарья Здравомыслова: В Управлении соцзащиты Екатеринбурга о послании Владимира Путина слышали, но не могут пока применить на практике полученную информацию. Заместитель начальника районного Управления соцзащиты Ирина Половодова еще сама не знает, что отвечать на многочисленные звонки горожан.



Ирина Половодова: Новые-то законы выйдут, а поручат ли их нам исполнять или поручат какой-то другой структуре, мы сегодня не знаем. В процессе осуществления этой работы сам механизм, он тоже может изменяться. Могут какие-то уточнения появиться.



Дарья Здравомыслова: Несмотря на сумбурность происходящего, Ирина Половодова отмечает, что политика по отношению к семье все-таки меняется в лучшую сторону, но и здесь есть много противоречий.



Ирина Половодова: Социальная помощь семьям оказывается преимущественно тем, у кого доход ниже установленного прожиточного минимума. А на самом деле помощь требуется и большому количеству других семей. И когда громко объявляется о том, что увеличивается детское пособие, эта семья остается за бортом. Оно увеличивается для семей, у которых доход ниже установленного прожиточного минимума, а не для всех семей. А мы ведь слышим, что увеличивается пособие, удваивается.



Дарья Здравомыслова: Что же касается первичного, базового материнского капитала – это 250 тысяч, то Ирина Половодова говорит о том, что и здесь многое еще нужно уточнять.



Ирина Половодова: Это не просто деньги, которые будут вручать, а это деньги, которые должны быть вложены либо в образование ребенка, либо на устройство в детское учреждение. Чтобы они не были нецелесообразно использованы недобросовестными родителями, которые ребенком прикрываются, как щитом, и получают деньги, а ребенок-то на самом деле практически ничего из этого не получает.



Дарья Здравомыслова: Обещанная президентом материальная помощь, по мнению чиновников, реальна, но точно не в этом году. А пока работники соцзащиты продолжают ждать разъяснений сверху.



Евгения Назарец: Итак, решение президента увеличить государственное финансирование материнства – отправная точка для нашей сегодняшней беседы в прямом эфире.


В Екатеринбургской студии Радио Свобода я приветствую профессора, директора Международной школы родовой культуры семьи Валерия Докучаева.


Доброе утро, Валерий Васильевич.



Валерий Докучаев: Доброе утро.



Евгения Назарец: Валерий Васильевич, вы в курсе послания президента, его содержания. Какова ваша первая реакция?



Валерий Докучаев: Я его прослушал целиком. Моя первая реакция... вот как молодежь сейчас делает - « Yes !», то есть, наконец-то, удалось услышать в послании президента то, что в России существует семья, что демографическая ситуация сложная и желательно, чтобы она улучшилась.



Евгения Назарец: А по сравнению с прошлыми посланиями... Вот вы говорите «наконец-то, удалось услышать». То есть до этого вы ничего подобного не замечали?



Валерий Докучаев: Вот так четко сформулированной позиции в отношении семьи, такого не было.



Евгения Назарец: И российским матерям президент пообещал большие деньги, лишь бы рожали. В связи с этим мы хотим знать мнение слушателей: помогут ли большие пособия и другая государственная финансовая помощь решить демографические проблемы страны?


И из студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» с нами на связи начальник отдела по детородовспоможению Министерства здравоохранения Омской области, член межведомственной демографической комиссии Татьяна Равдугина.


Татьяна Григорьевна, здравствуйте.



Татьяна Равдугина: Доброе утро.



Евгения Назарец: Давайте сначала познакомимся. У вас большая семья? Много ли детей?



Татьяна Равдугина: У меня есть дочь и внук. Дочь у меня, как и я, врач. Она работает стоматологом. А внуку два года и четыре месяца.



Евгения Назарец: И что же вы и ваша семья услышали в нынешнем послании президента? Какова была ваша реакция?



Татьяна Равдугина: Как врач, как организатор детского здравоохранения, просто как гражданка Российской Федерации, конечно, я была просто очарована нынешней речью президента, и приняла ее как огромный шанс для всей российской нации, действительно, не только к выживанию, к самосохранению, но и к развитию. То есть в послании я увидела все то, что беспокоит и меня, и моих близких, и коллег, и тех пациентов, с которыми нам приходится каждый день общаться. И я думаю, что вот то, что определено, - это именно новая идеология, новая политика, новый шанс, и это новые надежды. Вот это для меня главное. Поэтому здесь направления, рассчитанные на десятилетия, которые всем нам, работающим в системе государственной службы, выполняющим свой профессиональный долг на каждом участке конкретно, дают больше возможностей, чем были прежде.



Евгения Назарец: Валерий Васильевич, а вот как вам насчет идеологии и политики? И есть ли что-то новое, какие-то новые веяния или новые направления по сравнению с теми, которые были, или, может быть, теперь будут исправлены какие-то ошибки благодаря этому – благодаря тому, что президент пообещал, если так можно выразиться?



Валерий Докучаев: Дело в том, что 10 лет занимаясь развитием российской семьи, мы, наконец, услышали из уст президента словосочетание «молодая семья». Нас интересует молодая семья с социально положительным потенциалом, именно та, которая будет кормить все население России и создавать детей. Меня радует, что словосочетание «молодая семья» прозвучало из уст президента несколько раз.



Евгения Назарец: А в чем вы видите причины возникновения той самой проблемы, которую пытается решить президент, ну и, видимо, все российское правительство вот таким способом?



Валерий Докучаев: Но дело в том, что материальный аспект, он ведь немаловажный аспект. И поэтому, конечно, даже само называние цифр уже приведет к сдвигу. Нас-то в основном интересует культурно-нравственный аспект развития семьи.



Евгения Назарец: Но это будет иметь влияние и на культурно-нравственные аспекты?



Валерий Докучаев: Ну, я думаю, что с той точки зрения, что чиновничий аппарат тоже обратит внимание на семью, и тогда удастся культурно-нравственный аспект усилить.



Евгения Назарец: Наша гостья в Омской студии Татьяна Равдугина как раз представитель и чиновников в том числе, не только медицины, не только врачей, но и чиновников. Татьяна Григорьевна, вам ведь предстоит в будущем, по прогнозам, с будущего года заниматься и исполнением этих новых решений. Вы предвидите какие-нибудь проблемы с этим? Многие первоначально опасались того, что к этим деньгам будут стремиться те самые родители, которые, как выразилась одна из наших героинь репортажа, «только прикрываются детьми, но мало на них обращают внимания».



Татьяна Равдугина: Спасибо за очень интересное развитие нашего диалога. Дело в том, что сегодня в структуре органов государственной власти Омской области все те проблемы, которые подняты президентом, они созвучны с нашей политической и идеологической линией, которая уже отрабатывалась на протяжении многих лет. Я работаю в системе омского здравоохранения, именно в детском здравоохранении уже третий десяток лет. И в свое время я была участницей того процесса, который нашел эффективное отражение уже в итогах двух десятилетий спустя. Я говорю о тех благоприятных, более выигрышных тенденциях, которые в Омской области устойчиво демонстрируются на протяжении последнего десятка лет. Это значительно ниже, чем в среднем по России, уровень младенческой смертности, это значительные темпы снижения материнской смертности, это улучшение многих параметров, связанных с качественными показателями здоровья детей.



Евгения Назарец: Но детей-то больше становится год от года?



Татьяна Равдугина: Да. Мне, как профессионалу... а я, в общем-то, занимаюсь этими проблемами и на научной основе, имею ученую степень доктора медицинских наук именно по проблемам здоровья населения. И эта тенденция отчетливо связана с принятием конкретных политических решений в Омской области, конкретных программ, конкретных действий.



Евгения Назарец: То есть, если я вас правильно понимаю, Омской области достаточно просто продолжать делать то, что делала, а организационно это уже все отработано. Вы это хотите, в том числе, сказать? Ведь я спрашивала о потенциальных проблемах с реализацией послания президента.



Татьяна Равдугина: Да. Я сейчас добавлю. Абсолютно правильно. И вот буквально в апреле было принято новое, очень важное постановление правительством Омской области о бесплатном питании беременных женщин, кормящих матерей, детей до 3-летнего возраста. Сейчас как раз разрабатываются конкретные технологии по реализации этого документа. То есть все это находит отражение и в чаяниях, и в ожиданиях наших граждан.


И какие есть проблемы. Проблемы многогранны. И здесь можно, в общем-то, целую серию выстраивать вопросов, которые недоработаны, решение которых все равно нужно усиливать, продолжать, находить более эффективные какие-то меры. Приведу пример. Буквально вчера к нам пришли на прием бабушка и ее дочь, находящаяся в положении очередной беременности, со слезами. 26 недель срок беременности. И с просьбой решить вопрос о прерывании беременности по социальным показаниям, из-за низкого дохода, из-за проблем, связанных с тем, что есть уже ребенок раннего возраста, до года. А ультразвуковое исследование показало, что ожидается рождение еще двух детей. Конечно, мы понимаем, что семья находится в сложном положении. Но когда мы начали индивидуально вести беседу и рассматривать всю цепочку возможностей, шансов для этой семьи в связи с посланием президента, то, конечно, мы переломили психологический настрой. И бабушка, и мама, они ушли в Министерство здравоохранения все-таки с желанием найти выход в том варианте, который дает шанс жить этим детям. Это вот конкретный пример.



Евгения Назарец: Спасибо, Татьяна Григорьевна. Я поздравляю вас хотя бы с этой маленькой победой над желанием, в общем-то, не рожать ребенка. То есть вы победили, вы убедили одну семью.


И у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Все дело в том, что никто не останется равнодушным к этой проблеме – семейное благополучие, рождаемость. Рождаемость, она всегда была для нас радостью. Но я, будучи бабушкой, хочу сказать, что эта программа, которую надумали, она не стоит выеденного яйца. У меня есть внучки. Когда мы приходим в детскую поликлинику, то поликлинические помещения не приспособлены для того, чтобы деток наших принимать. Идя к зубному врачу, мы выстаиваем в больших очередях. А когда наши дети рожают нам внуков, то в каких условиях они рожают у нас в Омске?.. Вы посмотрите, на 80 рублей разве можно содержать ребенка?! И мы живем благодаря тому, что мы вкладываем в этих детей. Мы не надеемся на государство, которое нас обманывает каждый день. И если это очередная программа для того, чтобы провести в третий раз президента, то я думаю, что нам, россиянам, надо подумать, что мы делаем. Кто много говорит, тот ничего не делает. Поэтому думайте о своих детях. Во что превратились наши детские сады? И чтобы ребенка устроить в детский сад, что нужно сделать? Надо дать взятку.



Евгения Назарец: Понятно. Есть критический настрой по отношению к предложениям президента.


Валерий Васильевич, как вы полагаете, все-таки материальная составляющая, она является ключевой в принятии решения о том, иметь ребенка или не иметь, или сколько должно быть детей в семье?



Валерий Докучаев: Я полагаю, что она в процентном соотношении не может быть соотнесена. И я думаю, что посыл, который существовал уже давно, «с милым и рай в шалаше», он составляет значительную составляющую. Допустим, у нас в Челябинске выпущена только что группа родологов. И вот у элегантной женщины Лены Бабаджановой, у нее четверо детей. Она отнеслась к речи президента положительно, но сказала: «Независимо от того, как и что там сказано, я все равно буду рожать пятого ребенка, потому что мне этого хочется».



Евгения Назарец: Да, я тоже ни разу не встречала среди своих знакомых матерей либо отцов тех, кто на мой вопрос – а вы детей рожаете для того, чтобы демографическую ситуацию в стране поправить? –хоть кто-то ответил бы на этот вопрос утвердительно.


А по какой причине сейчас все-таки демографическая ситуация в стране оставляет желать лучшего, по мнению властей, по крайней мере? Как вы считаете, Валерий Васильевич?



Валерий Докучаев: Наши работы в области родологии показали, что есть отдаленные последствия репрессий и войн. И вот пик отдаленных последствий приходится как раз на это время. И мы даже говорим о том, что волна беспризорности на сегодняшний день коррелирует с волной беспризорности в военные годы 1941-1945.



Евгения Назарец: То есть просто переждать нужно?



Валерий Докучаев: Не переждать, а сделать все, чтобы следующее поколение этот шлейф последствий за собой не потянуло.



Евгения Назарец: У нас есть еще один телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Вы знаете, семья – это синоним денег. Потому что семья требует расходов. Если один человек может жить практически без расходов, то когда человек живет в семье, то деньги необходимы. И потом, сила народа – в государствах, а сила государства – в детях, это говорил Конфуций. И сейчас президент – это как бы отец нации. И то, что он упомянул о детях, это ему делает честь. Но нельзя кусочничать. Нельзя рвать какие-то куски. Надо проблему решать в целом. Если сейчас есть Стабилизационный фонд, то этим вопросом надо заниматься системно.


И нужно развивать именно коренные народы России. Потому что национальная проблема заключается не в том, чтобы, как в Испании, к нам ехали марокканцы. А национальная проблема заключается в том, чтобы коренные народы России получили в этом смысле приоритет. Это не значит, что остальные народы должны быть унижены и обижены, но коренные народы России имеют право на земли. И поэтому в этой программе нужно четко указать, что коренные народы имеют привилегии.



Евгения Назарец: Спасибо. Вот так вот, от материнства до геополитики. Что ж, это были мнения наших слушателей.


Меры для улучшения демографической ситуации и семейной политики в России, предложенные президентом в послании к парламенту, вызвали большой резонанс в регионах. В органы социальной защиты ежедневно поступают десятки звонков с просьбой разъяснить порядок получения обещанной президентом материальной помощи. Региональные власти ждут от федерального парламента принятия соответствующих законодательных актов. Социологи же говорят, что одних лишь денег для повышения рождаемости может оказаться недостаточно.


И вот пример. Лучшими многодетными родителями России признаны Наталья и Василий Ионовы из дальневосточной Находки. Они воспитывают 28 детей, которым от 1 года до 19 лет, и не рассказывают, кто из детей приемный, а кто родной, принципиально не пользуются льготами. В самой многодетной семье Екатеринбурга растут 11 детей.


Станет ли больше детей после послания президента России Федеральному Собранию, выясняла екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: В Екатеринбурге около 2,5 тысячи многодетных семей. В среднем в каждой воспитывают по четыре ребенка, многие из них приемные. Но пока в Свердловской области 5 тысяч детей живут в детских домах. Лишь у 5 процентов из них действительно нет родителей, подчеркивает директор правозащитной организации « Every c hild» Лариса Бучельникова.



Лариса Бучельникова: С этими пособиями мы могли бы бороться не с низкой рождаемостью, а с тем, чтобы семьи, которые находятся на грани бедности, они смогли бы улучшить свое материальное положение, преодолеть тяжелую жизненную ситуацию и не отказаться от своих детей.



Ирина Мурашова: Уже три года другая общественная организация – «Аистенок» - помогает детям оставаться вместе с родителями. Роддом сообщает общественникам о том, что женщина хочет отказаться от ребенка. Волонтеры начинают общаться с ней, с ее семьей, узнают, в чем проблемы, и обещают помощь вещами, продуктами, трудоустройством. Председатель организации Лариса Лазарева перечисляет самые частые причины отказов.



Лариса Лазарева: Первое – это экономические причины. И второе – это снижение ответственности со стороны мужчины. И мы помогаем осознать, что отказ от ребенка не решит всех проблем женщин, а когда, наоборот, они забирают ребенка домой, то у них появляются силы выдержать много испытаний.



Ирина Мурашова: 19-летняя Наталья осталась одна с 2-месячным Артемом. Отец ребенка оставил их наедине с размышлениями о том, как и на что жить. Предложению президента о повышении пособий для матерей Наталья рада.



Наталья: Стимул какой-то рожать будет. Вот как бы я мать-одиночка и нигде не работающая получила 6700. И все. Каждый месяц – 160 рублей.



Ирина Мурашова: У 25-летней Инны опыта материнства больше – ее дочери Лере уже 3 года. Говорит, что второго ребенка с мужем хотят, но заведут не раньше, чем лет через 10. Сейчас не хватает денег и на одного, даже с президентскими обещаниями.



Инна: Если посчитать, то у нас один садик стоит только 5 тысяч. Большинство родителей не могут потянуть такую сумму каждый месяц.



Ирина Мурашова: Председатель Комитета по опеке и попечительству Екатеринбурга Галина Фардеева из опыта своей работы знает, что важна все-таки бывает любая копейка. Поэтому президентская инициатива нужна, но одной ее мало.



Галина Фардеева: Развивать общественное мнение, что семья хороша тогда, когда детей больше, чем один, а еще лучше, когда их, по меньшей мере, трое.



Ирина Мурашова: Социологи отмечают, что в Свердловской области сократилось число разводов, а браков, наоборот, регистрируется больше. Возраст вступления в брак остался прежним – это 23-25 лет. Но вот рождаемость лишь год назад достигла доперестроечного уровня. И теперь выясняется, что и этого стране мало для решения демографических проблем.



Евгения Назарец: Это еще одна иллюстрация к теме сегодняшнего разговора о материальном стимулировании, материнстве, рождаемости и решении демографических проблем.


Татьяна Григорьевна, смотрите, все меры, предложенные президентом, в принципе, рассчитаны на матерей, на женщин. У женщин вначале материнский капитал. Упомянул президент и о том, что женщины испытывают проблемы на работе, если решаются иметь детей. Как вы полагаете, это правильно - рассчитывать целиком не женщин? Почему-то так получилось, что мужчины-то, как составляющие семьи, в том числе и в решении проблемы рождаемости, оказались упомянуты не так сильно, как женщины.



Татьяна Равдугина: Выслушав все то, о чем говорили и наши слушатели, и то направление диалога, которое мы ведем, я хочу добавить следующее. Во-первых, все-таки президентом даны лишь ориентиры, просто главные смысловые посылы той новой политики, которая сейчас будет проводиться в стране. А те вопросы, которые будоражат общество, которые волнуют и нас, руководителей системы государственной службы, и общественность, я думаю, они будут... Вот не зря же организованы и межведомственные комиссии, и идут сейчас очень большие задания всем на местах и муниципального уровня, и областного уровня по дополнениям, по уточнениям, по предложениям механизмов. Я думаю, что все это будет все-таки учтено. И главное – это тот посыл о том, что нужен результат – изменение в России вообще отношения общества к семье и государства к этой политике, он будет все-таки достигнут. Я в этом деле оптимистично настроена.


Но вот те проблемы, которые затрагивались в ходе нашего диалога, они, конечно, волнуют нас. Прежде всего, это осознанное родительство. Сегодня это очень большая проблема.



Евгения Назарец: И правильно ли, что именно к женщинам апеллирует в основном президент со своими мерами, со своими предложениями и убеждениями?



Татьяна Равдугина: Да. Я и хочу добавить о качественной составляющей этого процесса. Но, прежде всего, миссия женщин ведь особая. Именно женское начало определяет все то хорошее, все то здоровое и в обществе, и в семье, поэтому и посыл, я думаю, именно к женщинам. Но роль отца, конечно, ни в коей мере не должна ущемляться. И если мы посмотрим на проект этих законов, которые разрабатываются, на проекты документов, то там позиции «мама – отец – семья», они все сбалансированы. И в этом направлении, конечно, и все те меры, которые должны будут приниматься, необходимо еще и дополнять, и усиливать. На мой взгляд, нужно, конечно, начинать вот то, что было затронуто уже в этой теме, - это изменение общественного мнения.



Евгения Назарец: Понятно. И я бы еще хотела попросить Валерия Докучаева высказаться о той роли, которую отводит президент женщинам в решении демографических проблем. Можно подумать, Валерий Васильевич, что только женщины отказываются иметь детей, а мужчины их уговаривают и уговаривают. И поэтому вот женщинам дадут деньги, а про мужчин можно и промолчать – с ними и так все в порядке.



Валерий Докучаев: Дело в том, что я полагаю, что вся Россия обратила внимание на то, что мужчины отсутствуют в формулировке президента. И поэтому наш опыт работы показывает, что наш мужской генофонд, он болен. И вот этот симптом болезни состоит в том, что критическую ситуацию он разрешает моделью ухода. И вот как раз на это мы обращаем внимание и готовим специалистов, которые помогут мужчине осознать, что сложную ситуацию можно разрешить и другим способом.



Евгения Назарец: И у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Дело вот в чем, сейчас вы говорите о материнстве, о рождаемости. Но никогда нельзя решить эту проблему, по-моему, без еще одной главной проблемы. Я говорю о школе и о воспитании. Потому что школа сейчас может дать то, что не могут дать родители. Может дать знания, толерантность, доброжелательность к людям. Школа нас воспитывала еще до Великой Отечественной войны в атмосфере порядочности и интеллигентности по отношению друг к другу. Потому что именно учитель нам давал первые представления, не семья, а именно школа. У нас был класс интернациональный. Это было еще в Ленинграде. И мы никогда не различали, кто рядом с нами учится, какой национальности и какого цвета кожи. Мы все были товарищами и друзьями. И до сих пор собираемся.



Евгения Назарец: Спасибо большое. Понятно ваше мнение.


И хотелось бы в связи с тем, о чем говорил наш слушатель, поинтересоваться у Валерия Докучаева. Валерий Васильевич, как вы полагаете, Россия знает, что делать с детьми, если их действительно появится так много, как хотелось бы нашей власти?



Валерий Докучаев: Я в этом даже не сомневаюсь.



Евгения Назарец: Мальчиков – в армию, девочек – рожать?



Валерий Докучаев: Дело в том, что направление этого движения, оно у нас предусмотрено следующим образом. Семья должна стать субъектом. И вот если семья станет субъектом, тогда она выстраивает юридические отношения с государством, и многие задачи тогда можно будет решить достаточно легко.



Евгения Назарец: То есть семью нужно рассматривать не только как некую святыню, как нечто духовное, но и, в том числе, как вполне юридическую ячейку общества?



Валерий Докучаев: Конечно.



Евгения Назарец: А как вы полагаете, то, что женщин поддерживают материально, то, что обращаются президент и власти в основном к женщинам, это, в принципе, идею семью, как ячейки общества, не девальвирует? Получается, что женщина вполне может обойтись без брака. Если пособие большое, начальный материнский капитал есть, трудовым законодательством мы ее защитим, то зачем семью создавать?



Валерий Докучаев: Дело в том, что это ведь первый шаг - государство обратило внимание. Но я полагаю, что в популяции всегда есть понятие любви, и мужчина всегда будет присутствовать. И, в конечном итоге, если государство сделает полшага еще вперед, то и роль мужчины усилится в семье.



Евгения Назарец: Хотелось бы спросить и мнение Татьяны Равдугиной, и как медика, представителя Министерства здравоохранения, и как члена межведомственной демографической комиссии. Татьяна Григорьевна, как вы полагаете, эти меры способствуют сохранению именно семьи, как ячейки общества, или всего лишь поддерживают женщину как человека, который может рожать детей, в том числе и для того, чтобы они составляли трудовые ресурсы, пополняли армию и так далее? То есть как вам этот подход с точки зрения сохранения семьи?



Татьяна Равдугина: Я не могу ответить на этот вопрос однозначно, потому что это очень сложный и, еще раз подчеркиваю, многофакторный подход. Но здесь нужно видеть главную составляющую послания президента – это ориентация на женщину. Женщина – это мать. И я отвечу на этот вопрос как женщина. Я думаю, что самое главное предназначение женщины на Земле – это все-таки материнство. Именно психологически, на мой взгляд, как женщины, и была нацелена вот эта линия президентского послания по демографии. Никогда женщина не может быть счастлива, если она не реализовала свою функцию материнства.


И правильно сказал наш радиослушатель о том, что нужно начинать и все-таки уделить самое большое внимание вопросам воспитания. Если вот это женское начало будет все-таки культивироваться, поддерживаться, всячески оберегаться и развиваться с самого раннего возраста, то мы как раз и получим все то, что сейчас утратили. Это все-таки инстинкт не просто самосохранения, а инстинкт, связанный... даже не столько инстинкт, а сколько как бы миссия женщины не только реализовать себя, но и воспитать гораздо лучше, чем ты сегодня смог свою гражданскую или просто семейную функцию реализовать.


И любая женщина, я в этом уверена, в душе она всегда надеется иметь не одного ребенка. Но обстоятельства складываются так, что она этого не может себе позволить. Поэтому если материально поддержать женщину, то это будет, конечно, большой шанс.


Ну и я думаю, что все-таки будут приняты и дополнительные меры, как во многих странах. Вот я была в Италии и видела, какая там уникальная система государства в отношении отцовства. Фактически невозможен развод без обязательств отца нести свое бремя и финансовое, и моральную ответственность перед семьей. Если вот это будет дополнено и у нас, то мы как раз получим хорошую, крепкую семью.


Ну и все-таки, конечно, в семье – и вот в этом самая главная, так сказать, цель послания – должно быть не менее двух-трех детей. Ну а то, что полноценная эта семья с позиций оформления гражданских обязательства или брачных уз, это уже, так сказать, общественная ценность, общественное мировоззрение. И вот в этом направлении, конечно, нужно работать очень серьезно.


И еще одна деталь, на которую мне бы хотелось обратить внимание, - это психологическая поддержка семьи, психологическая поддержка молодежи, особенно когда они оформляют свои брачные отношения или намерения. И здесь нам нужно создавать целую сеть психологической службы, потому что у нас тоже имеются здесь серьезные упущения. И консультации должны быть такие, и индивидуальная работа.



Евгения Назарец: Спасибо большое, Татьяна Григорьевна.


Валерий Васильевич, вы часто говорили о том, что необходимо еще и образование, работа с психологией людей. Что в первую очередь и каким образом, на ваш взгляд, стоит сделать? Вот уж школа родовой культуры семьи, я думаю, как раз этим и занимается.



Валерий Докучаев: Я совершенно уверен в том, что если мы оторвемся от рода (или как якуты говорят, отпал от рода), то возникнут проблемы. И поэтому познать культуру своего рода – это, я думаю, очень серьезное предназначение человека, которое решит впоследствии все возникшие сегодня сложности.



Евгения Назарец: Спасибо большое за участие в нашей программе.


XS
SM
MD
LG