Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Совету Европы представят отчет о тайных тюрьмах в Чечне


Бойцы спецподразделения «Восток» за работой

Бойцы спецподразделения «Восток» за работой

Международная Хельсинкская федерация опубликовала отчет, в котором одной из главных проблем российской политики на Кавказе названо наличие в Чечне тайных тюрем и прочих мест незаконного заключения. Москва отрицает существование такого рода тюрем, однако правозащитники утверждают, что отряды Рамзана Кадырова удерживают в неволе сотни людей, а в местах заключения распространены пытки.


Отчет МХФ содержит многочисленные свидетельства бывших заключенных тайных тюрем и их родственников. Самые свежие факты относятся к апрелю 2006 года. Согласно отчету, больше всего тайных тюрем было в Чечне во время второй военной компании. Первоначально людей удерживали в так называемых зинданах, ямах глубиной в несколько метров. Со временем появились и другие виды содержания похищенных.


Как рассказал в интервью РС исполнительный директор Международной Хельсинкской федерации Аарон Родс, есть свидетельства того, что таких незаконных тюрем со временем становилось все больше. В Чечне, убежден господин Родс, до сих пор много разных тайных тюрем.


Согласно отчету МХФ, тайные тюрьмы находятся в руках вооруженных формирований Рамзана Кадырова. Правозащитники называют деятельность «кадыровцев» незаконной и считают, что они сознательно наводят страх на жителей Чечни.

«Большинство заключенных в Чечне – молодые люди, которые не хотят вступать в ряды кадыровцев, - говорит Аарон Родс. - У этих молодых людей выбор невелик и они находятся под жесточайшим давлением. И те из них, кто не хочет сотрудничать с Кадыровым и не находится под покровительством других вооруженных групп, могут быть похищены. Есть множество свидетельств о том, что похищенных – а их многие сотни – часто пытают; прежде всего для того, чтобы они сознались в преступлениях, терроризме и причастности к религиозным фундаменталистским организациям. Эти пытки, применяемые в тайных тюрьмах, являются главным способом устрашения местного населения».


Аарон Родс подчеркивает, что среди незаконно удерживаемых в Чечне есть женщины и дети: «Это действительно так, и это создает ужасное ощущение полного отсутствия безопасности в Чечне. Простые люди не доверяют никаким властям – ни местным, ни федеральным».


Исполнительный директор Международной Хельсинкской федерации считает, что российские власти намеренно не обращают внимания на свидетельства о тайных тюрьмах и пытках в Чечне: «Они реагируют на эти факты в том смысле, что отрицают их, - говорит господин Родс. - Необходимо реальное внимание к проблеме серьезных нарушений прав человека в Чечне. Это – настоящая трагедия. Ситуацию в Чечне можно улучшить, если серьезно расследовать все факты нарушений в области прав человека и предать суду виновных. Только тогда появится возможность политического урегулирования в Чечне. Но в обстановке беззакония и безнаказанности творящих произвол местное население по-нстоящему не сможет найти свое место в Российской Федерации».


Аарон Родс надеется, что отчет Международной Хельсинкской федерации позволит Совету Европу выработать более четкую позицию по чеченской проблеме: «Мы надеемся, что в рамках политического процесса, организованного Советом Европы, другие члены этой организации выскажут свое беспокойство и помогут найти способ помочь России позитивно разрешить чеченский вопрос. Отчет – не просто критика, он – способ привлечь внимание к проблеме, которая беспокоит нас всех».


Отчет МХФ содержит многочисленные свидетельства о незаконных задержаниях и пытках в Чечне. Вот одно из таких свидетельств. Житель Чечни рассказывает о том, что с ним произошло в 2004 году, после того, как его похитили люди в российской военной форме: «Эти ямы в земле были глубиной в 8-10 метров. Туда были сброшены веревочные лестницы. Каждые 10-15 минут они вытаскивали меня оттуда, чтобы допрашивать и пытать. Первый раз они бросили меня в эту яму с завязанными глазами. Они сказали, что если я попытаюсь развязать глаза, они бросят в яму гранату. Последний раз меня бросили туда без повязки и я увидел там нацарапанные имена мужчин и женщин, которых держали здесь до меня».
XS
SM
MD
LG