Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во Франции премьерой фильма Рона Ховарда "Код да Винчи" открывается Каннский кинофестиваль


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Сегодня в Каннах премьерой фильма Рона Ховарда "Код да Винчи" открывается 59-й Международный кинофестиваль. В его официальной программе нет фильмов из России. А среди фаворитов - ленты испанского режиссера Педро Альмодовара "Вернуться", итальянца Нанни Моретти "Кайман" и американки Софии Копполы "Мария-Антуанетта". О программе нынешнего Каннского кинофестиваля мой коллега Андрей Шарый беседовал с кинокритиком Андреем Плаховым.



Андрей Плахов: Очень трудно говорить, пока не видел фильмов. Имена - это, конечно, здорово, но иногда имена разочаровывают, когда соприкасаешься с конкретными картинами. Тем не менее, конечно, все эти три названных вами режиссера, безусловно, среди фаворитов Каннского фестиваля. Я бы добавил к ним еще Кена Лоуча, известного британского режиссера, с его новой картиной и финского режиссера Аки Каурисмяки, который представит здесь заключительную часть своей финской трилогии под названием "Огни городских окраин". Вот этого круг имен, мне кажется, и будет в итоге рассматриваться в качестве основных претендентов на Золотую пальмовую ветвь.



Андрей Шарый: Можно что-то конкретнее сказать о фильме Альмодовара речь идет о картине под названием "Возвращение" или "Желание вернуться". В главной роли там голливудская звезда Пенелопа Крус.



Андрей Плахов: Пенелопа Крус, хотя действительно голливудская звезда, но начинала в Испании свою карьеру. В частности, снималась в фильмах Альмодовара в фильме "Все о моей матери". В сущности, это испанская актриса. Альмодовара всегда известен тем, что умеет как-то совершенно особенным, удивительным образом показать женщин, женские образы. Его знаменитая картина "Женщина на грани нервного срыва", тут же фильм "Все о моей матери". Фильм "Возвращение", в котором тоже в центре женские образы, наверняка, будет очень интересным. "Возвращение" - это название танго. В фильме будет также много мотивов, связанных с танго.



Андрей Шарый: Альмодовар получал уже Пальмовую ветвь в Каннах как раз за фильм "Все о моей матери". Нанни Моретти тоже хорошо известен. По-моему, в 2001 году его фильм "Комната сына" получила первую премию. София Коппола известна, прежде всего, как дочь знаменитого режиссера Фрэнсиса Форда Копполы. В какой степени великие имена или призы, завоеванные прежде режиссерами, играют роль на таких фестивалях, как Каннский?



Андрей Плахов: Иногда эти призы играют как раз обратную роль. Если, предположим, Нанни Моретти уже получал Золотую пальмовую ветвь, то это своего рода такой аргумент против того, чтобы дать ему вторую. Хотя, конечно, бывают исключения. В частности, такое исключение произошло в прошлом году, когда братья Дардены за фильм "Дитя" получили Золотую пальмовую ветвь, несмотря на то, что такую же Пальмовую ветвь они завоевали всего несколько лет назад в Канне за картину "Розетта".


Нани Моретти, безусловно, режиссер очень интересный. Один из фаворитов Каннского фестиваля. Кроме того, он представил остро политическую картину, своего рода сатиру на Берлускони.


В то же время Альмодовар, который не получил Золотую пальмовую ветвь, в том-то и дело, он вообще не очень любит выставлять свои картины в конкурсе. Даже удивительно, что согласился на этот раз. По-моему, он недавно говорил, что никогда не отдаст свой фильм в конкурс Каннского фестиваля. Это произошло после того, как фильм "Все о моей матери" считался безусловным фаворитом фестиваля, тем не менее, жюри отдало приз "Розетте" братьев Дарден, а Альмодовар получил приз только за режиссуру, что было явным понижением его статуса в этой ситуации.


Так что, что здесь все непросто. Только жюри прояснит эту ситуацию.



Андрей Шарый: Российского фильма опять нет в конкурсной программе в этом году. Я читал интервью с Михаилом Швыдким, который говорит, что расстраиваться нечего. Нужно, чтобы произошел какой-то качественный рывок для создания великих фильмов. Внутренний кинорынок в России сформирован. Буквально в ближайшие годы следует ожидать появления каких-то шедевров.



Андрей Плахов: В принципе, я согласен с Михаилом Швыдким. Рынок российский, если еще не сформировался, то очень активно формируется на наших глазах, внутренний рынок. Вопрос о внешнем имидже, международном имидже российского кино - это сложный вопрос, и нужно всегда помнить о том, что существует великая история российского и советского кино. Например, на официальном плакате-постере программы "Особый взгляд" - это одна из главных, престижных каннских программ, где, кстати, участвует русская картина "977", на этом постере изображен рисунок Эйзенштейна. И вообще, рисунки Эйзенштейна, многие из которых носят эротический характер, будут развешены по всему фестивальному дворцу. То есть для Запада, для Канн Россия, российское кино – это, прежде всего, конечно, Эйзенштейн, Тарковский, великие имена прошлого. Из современного кино мало кто может сравниться с ними и занять ту уже довольно давно пустующую нишу. Тем не менее, надежда всегда остается, и действительно, если российское кино будет развиваться столь же интенсивно, как мы видим это сегодня, то мы не можем программировать появление шедевров, тем не менее, мы можем надеяться на них с полным основанием.



Андрей Шарый: В рамках Каннского фестиваля пройдет День России в этом году. Насколько это необычно?



Андрей Плахов: Это необычно именно для России, потому что это впервые будет проведено. Это инициатива Каннского фестиваля, но это не исключительное событие, надо сразу подчеркнуть, потому что такие дни проводятся ежегодно, то есть дни национальной кинематографии под девизом "Все кинематографии мира". В этом году будет проведено еще несколько таких дней - дни израильского кино, дни кино Чили, Швейцарии, стран с не очень большим объемом производства. Россия из этих стран самая значительная кинодержава, тем не менее, она стоит в этом общем ряду. Однако все равно это приятно, потому что действительно этот день будет целиком посвящен российскому кино в специально отведенном для этого месте. Это вне рамок официальной программы, тем не менее, это акция фестиваля. Там будут показаны фильмы "9 рота", "Пыль", "Космос как предчувствие", несколько короткометражек, будут различные деловые речи, приемы. То есть это возможность как бы провести некий промоушен российского кино в Канне.



Андрей Шарый: Насколько серьезна работа режиссера Николая Хомерики, который представил фильм "977" в программу "Особый взгляд"?



Андрей Плахов: Это дебют. Это картина режиссера, который уже получил фильм в Канне за короткометражку "Вдвоем". Он учился во Франции, стажировался там, приобрел опыт работы в европейской системе производства. Но это российская картина, она имеет несколько фантастический сюжет, немножко, отдаленно очень напоминающий "Солярис" Тарковского, но очень отдаленно. И по эстетике он сделан в более современной режиссерской манере.



Андрей Шарый: Открывается фестиваль не входящим в официальную программу фильмом "Код да Винчи". Вокруг него очень много разговоров. Какие разговоры вы слышали? Какие сами ведете?



Андрей Плахов: "Код да Винчи" - это картина, конечно, достаточно скандальная. Разговоров много. Весь Париж завешан афишами этой картины, изображения звезд, играющих главных героев этого популярного романа. Соответственно, муссируются скандалы, связанные с церковью, с авторскими правами, с нарушением авторских прав, плагиатом и так далее. Действительно, это очень интересно. Во всяком случае, это, конечно, яркое событие, дающее первый толчок Каннскому марафону.




XS
SM
MD
LG