Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге подводится итог первого Открытого общественного конкурса музеев Урала и Западной Сибири


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимает участие Ольга Лобанова, заместитель директора Свердловского областного краеведческого музея.



Светлана Толмачева: Сегодня отмечается Международный День музеев. Гость нашей студии – Ольга Лобанова, заместитель генерального директора Свердловского областного краеведческого музея.


Доброе утро, Ольга Сергеевна. С праздником вас!



Ольга Лобанова: Доброе утро. Спасибо.



Светлана Толмачева: Ольга Сергеевна, в опросе нашего корреспондента екатеринбуржцы признавались в любви именно к вашему музею. А на посещаемости эти добрые чувства как-то сказываются?



Ольга Лобанова: Вы знаете, к сожалению, посещаемость не столь велика, как нам хотелось бы. Когда мы открываем новые выставки, конечно, кажется, что столько сил, столько труда вложено в их создание, и хочется, чтобы жители нашего города посмотрели нашу работу, познакомились с новыми экспозициями. Но, к сожалению, посещаемость все-таки не очень высокая. Причем это касается не только нашего музея. Ну, это, наверное, можно объяснить таким образом, что город у нас большой, для посетителей множество мест, где можно найти для себя более, видимо, интересное занятие. Но, тем не менее, действительно, очень приятно, что жители нашего города знают наш музей и называют его в числе своих любимых.



Светлана Толмачева: Вы говорите, что посещаемость невысока. Вы оцениваете какие-то статистические данные? Вы каким-то образом фиксируете количество посещений или сравниваете с очень успешными выставками, например, с выставкой Фаберже, которая прошла год назад в Екатеринбурге? Каковы ваши критерии оценки посещаемости?



Ольга Лобанова: У нас есть план, который мы должны выполнять. Вот в прошлом году наш музей посетили 325 тысяч человек. В принципе, это достаточно высокая посещаемость. Но, наверное, для любого музея, если залы неполные, если не стоит очередь, как она стояла у нас, когда проходила выставка Фаберже, наверное, мы будем говорить о том, что у нас посещаемость недостаточно велика.


Много делается для того, чтобы привлечь посетителей в наши залы. И вот помимо традиционных форм работы мы при поддержке компании «Урал-Медиа» начали выпускать газету «Уральский музей», которую стараемся довести до сведения всех школ. Для жителей нашего города газета эта распространяется бесплатно. И у нас появилась возможность рассказать не только о наших выставках, но и о труде музейных сотрудников. Потому что наши посетители, приходя в наши залы, обычно видят смотрителей и экскурсоводов. Это замечательные профессии. Но есть еще и научные сотрудники, которые бывают в экспедициях, которые собирают экспонаты. Есть хранители, которые хранят эти памятники для будущих поколений. Есть реставраторы, которые воссоздают их внешний вид, различные технические службы. И вот сейчас у нас есть возможность рассказать о нашем труде широкому кругу наших посетителей.



Светлана Толмачева: Ольга Сергеевна, вы организатор первого Открытого общественного конкурса музеев Урала и Западной Сибири. Расскажите, пожалуйста, в чем идея этого конкурса.



Ольга Лобанова: Вы знаете, я сразу вас поправлю. Я, скажем так, не организатор, а один из организаторов. Я недаром упомянула газету «Уральский музей». Дело в том, что официальным учредителем этого конкурса является газета «Уральский музей».


А вообще мне бы хотелось как бы заглянуть на полтора года назад. Полтора года назад родилась наша газета. И родилась она при поддержке крупного издательства «Реал-Медиа», во главе которого стоит Виктор Григорьевич Усенко. Поскольку музей средств на издание собственной, да еще такой газеты не имеет. Наша газета сейчас полностью цветная и выходит на 16-ти страницах. И вот именно в «Реал-Медиа», можно сказать, родился этот конкурс, который мы поддержали, как совместный проект Краеведческого музея и компании, провести открытый конкурс, в котором могли бы принять участие музеи всех форм собственности – и школьные, и частные, и ведомственные, и государственные.


Ну, понятно, что очень тяжело соревноваться сельскому музею, допустим, с государственным музеем. Очень часто и условия финансирования, и количество сотрудников, и состав экспонатов – все это абсолютно разное. И поэтому было предложено 11 номинаций и 6 категорий музеев. И, конечно, это стало огромной работой для членов экспертной комиссии – отобрать лучшие работы. Но, тем не менее, сельские музеи соревновались с сельскими музеями, государственные – с государственными. И вот среди номинаций были такие, допустим, как «Незарастающая тропа» - это для музеев, которые отличаются наибольшим, так сказать, количеством посетителей. Очень интересная номинация «Память». И это понятно, потому что музеи стремятся собрать материалы по Великой Отечественной войне, и сколько бы лет этой темой ни занимались, постоянно открываются и новые страницы, и новые имена. Самое большое количество работ, 35 работ было представлено именно в этой номинации. Очень интересная номинация «Своим путем» - это новые проекты. Или «За волю к жизни».



Светлана Толмачева: Завтра, 19 мая, мы вручаете премии на этом первом конкурсе. Может быть, стоит сказать о самых интересных лауреатах? Ну, может быть, рассказать о каких-то необычных проектах как раз в последней номинации.



Ольга Лобанова: Вы знаете, мы вручаем не премии, а золотые медали. И у нас 20 золотых медалистов и 50 почетных дипломов. А всего было подано 164 заявки от Ханты-Мансийска до Перми. И вот такое активное участие музеев нас бесконечно радует. Настолько интересные заявки... И вот в том, как откликнулись музейщики Большого Урала и Западной Сибири на наше предложение создать такой конкурс и сделать его ежегодным, мы увидели стремление музеев объединиться, создавать и реализовывать какие-то совместные проекты. И вот при встречах с руководителями музеев Курганской области, Челябинской, Тюменской у нас вставал вопрос о создании единой музейной ассоциации Большого Урала и Западной Сибири.



Светлана Толмачева: А до сих пор не было такой ассоциации? Музеи не дружат?



Ольга Лобанова: Вы знаете, нельзя сказать, что музеи не дружат. Но если бы вы меня попросили назвать какие-то совместные, большие проекты, которые мы делали с другими музеями, я бы, наверное, вам смогла назвать... буквально их по пальцам можно пересчитать. А вот реализация такого проекта, как создание ассоциации, я думаю, нас объединит, и работа музейная будет более интересная для наших посетителей.



Светлана Толмачева: И все-таки, может быть, расскажем хотя бы об одном проекте музейном, который действительно заслуживает публикации, так скажем, рассказа о нем.



Ольга Лобанова: Конечно, расскажем. Хотя мы хотели сохранить в тайне музей, который получает главную награду, - это гран-при. И я бы хотела рассказать, допустим, об Арамашевском сельском музее.



Светлана Толмачева: Это где?



Ольга Лобанова: Это Алапаевский район, Свердловской области. Вы знаете, вот для меня, как для музейного работника, как для заместителя генерального директора по вопросам развития, было просто интересно радоваться, читать и наблюдать, какие пути развития ищет каждый музей. Арамашево – это как бы село, которое переживает достаточно тяжелое время сейчас, когда сворачивается сельскохозяйственное производство, люди уезжают из села. И вот небольшой музей взял на себя такую организаторскую роль, что они не только являются как бы настоящим очагом культуры, но они еще и принимают участие в возрождении родников по губернаторской программе. Сельчане собственными руками отреставрировали храм в своем населенном пункте. И когда мы знакомились с их работой, то, действительно, столько души, столько сил... Понятно, что это сильный человеческий фактор, видимо, такая любовь к своему музею, что мы отдали предпочтение.


В номинации, допустим, «Передвижники» (ну, придется сказать) у нас победил Тюменский краеведческий музей. Это наши коллеги. Это тоже крупный музей. У них удивительная форма работы, когда летом они выезжают в один из сельскохозяйственных районов и проводят там и выставки, и показывают фильмы, и игры, и лекции, и мероприятия. То есть это все исчисляется сотнями проведенных мероприятий в этом районе. Такой настоящий, широкий музейный фестиваль.


И буквально каждая заявка – это какое-то открытие. Очень много школьных музеев приняли участие, особенно в номинации «Память». Среди них тоже очень сложно было выбирать. Из большого количества заявок несколько, допустим, претендентов на золотую медаль, поэтому учредители как бы решили, что «давайте дадим побольше почетных дипломов», - и у нас их будет целых 50.



Светлана Толмачева: Ольга Сергеевна, скажите, пожалуйста, вот главный результат этого конкурса, понятно, отметить лучших, и это необходимо, потому что не всегда, а тем более школьные музеи, удостаиваются какого-либо внимания. Но вот можно ли будет, допустим, в Тюмени увидеть свердловские выставки, тюменские какие-то выставки увидеть в том же самом поселке Арамашево, Алапаевского района ? Будет ли какая-то связь между музеями? И будут ли передвигаться выставки? Или же по просторам России так и будет кочевать только Музей восковых фигур из Санкт-Петербурга?



Ольга Лобанова: Вы задали прекрасный вопрос. Я уже говорила о нашем всеобщем желании создать музейную единую ассоциацию. И я просто уверена, и мы это проговаривали уже с директорами областных музеев, что объединившись, мы непременно будем делать подобные выставки и из своих фондов, то есть обменные выставки, и вероятно, постараемся... ну, трудно загадывать вперед, но может быть, если мы будем вместе и нам станут доступны серьезные, дорогостоящие (как правило, из большой суммы страховки) выставки из центральных музеев, крупных музеев.



Светлана Толмачева: То есть вы намерены привлекать спонсоров не только, допустим, в Свердловской области, но и в других регионах? Поэтому и география участников так велика, чтобы, действительно, объединить силы. На бюджетные средства ведь все равно невозможно, даже объединившись, это сделать.



Ольга Лобанова: Это действительно так. Но вот если мы объединимся и будем создавать такие единые, серьезные проекты, то мне кажется, что и руководство музеев, и спонсоры, наверное, как бы обратят на нас внимание. Потому что, помните, с детства еще говорили: когда мы вместе, мы – сила.



Светлана Толмачева: На грани закрытия оказался один из филиалов Свердловского областного краеведческого музея – Музей плодового садоводства. Усадьба XIX века и уникальный сад, расположенные неподалеку от центра Екатеринбурга, где планируется разбить квартал современных высотных зданий. Судьбу Музея плодового садоводства пытался выяснить корреспондент Екатеринбургского бюро Радио Свобода Денис Каменщиков.



Денис Каменщиков: Улица Октябрьской революции. Выложенная брусчаткой проезжая часть и заросшие травой тротуары. До главной площади Екатеринбурга - меньше километра. Всего в 100 метрах – многоэтажные дома с огромными офисами и шикарными квартирами. А здесь за двухметровым дощатым забором – одноэтажный, деревянный дом с мезонином и яблоневый сад в 17 соток. Бывшая усадьба бухгалтера Екатеринбургского городского общественного банка Дмитрия Казанцева, ныне – Музей плодового садоводства Среднего Урала. Именно здесь садовод-любитель Казанцев в 1913 году посадил первые яблони. Рассказывает заведующая музеем Людмила Казимирова.



Людмила Казимирова: В Европе было известно множество сортов яблок, но на Урале основное население практически даже не знало, как растет яблоня. Когда Дмитрий Иванович Казанцев посеял весной семечки яблони, то осенью воришки залезли в сад и стали искать эти яблоки в корнях деревьев. То есть думали, что они растут так же, как картошка.



Денис Каменщиков: Забросившему основную профессию бухгалтеру Казанцеву потребовалось еще 14 лет, чтобы выявить морозоустойчивые сорта, способные расти в Екатеринбурге. А первые плоды собственноручно выведенного сорта яблок Дмитрий Казанцев получил только в 1936 году. Умер садовод-энтузиаст в июле 1942 года, и завещал сад кафедре ботаники биолого-географического факультета педагогического института. В 1987 году саду присвоили статус памятника истории и культуры федерального значения, а в 1994 году передали областному Краеведческому музею.


Сегодня в саду сохранилось 13 растений, посаженных его основателем Дмитрием Казанцевым. Самой старой яблоне 90 лет, и она до сих пор плодоносит. Только вот теперь, говорит Людмила Казимирова, на месте музея собираются возвести современный деловой и торговый центр.



Людмила Казимирова: Правительство города и области, насколько я поняла, предлагаю вообще снести этот памятник до основания. Речь идет только о переносе в другое место дома, но не сада. Нигде, ни в каком документе перенос деревьев не запланирован. Но если погибнет вот этот сад, то закроется целая тема.



Денис Каменщиков: В областном Министерстве культуры комментировать ситуацию со сносом сада-памятника отказались. По словам пресс-секретаря министерства Татьяны Шороховой, ничего страшного не происходит.



Татьяна Шорохова: Неразрешимой ситуации не бывает. Все спокойно будет решаться. Строить деловой центр действительно необходимо. Действительно, этот сад занимает место в центре города Екатеринбурга. Вопрос будет решен.



Денис Каменщиков: Вопрос о сносе или переносе сада будет решаться на федеральном уровне. Сотрудники музея написали письма с просьбой о поддержке губернатору области и мэру Екатеринбурга, и теперь ждут решения проблемы. Ведь если и переносить куда-то сад, то на подготовку только одного дерева понадобится минимум два года. Элитное жилье и торгово-развлекательные центры сегодня строятся гораздо быстрее.



Светлана Толмачева: Ольга Сергеевна, какова позиция руководства музея по вопросу филиала, по вопросу Музея плодового садоводства? Что будет дальше?



Ольга Лобанова: Ну, что можно сказать... Действительно, судьба, наверное, многих памятников зависит от того, что они находятся в центре. И, знаете, становится даже страшно оттого, что если... действительно, центр – это такое место, где земля дорогая, где строят различные развлекательные центры. И сейчас сад Казанцева... А у нас находится в центре еще и Музей купеческого быта, где будет создаваться экспозиция. Это известный Дом Агафуровых, например. Только остается подумать, какая же будет судьба у этого здания. У нас, действительно, получается, памятник федерального значения, как прозвучало. Значит, присваиваем статус, принимаем постановление, по которому это здание... создается музей, продумывается экспозиция, все, что там будет, а потом выясняется, что спокойно этот памятник можно снести, можно перенести на другое место.


Действительно, я не могу не согласиться с Людмилой Васильевной в том, что в постановлении ничего не сказано о саде. Сад уникальный. Ученые поддерживают необходимость сохранения. И потом, в принципе, мне кажется, что сохранение музея, сохранения сада в центре города, наверное, было бы проявлением уважения к жителям города, то есть сохранение вот такого зеленого участка, зеленого оазиса. Ведь наш город Екатеринбург всегда славился тем, что он был зеленым городом. У нас очень много было зеленых насаждений. У нас было много хороших садов. Вот центральные улицы, где жили состоятельные люди Екатеринбурга, даже те же представители купечества, они, как правило, за своим домом имели хороший сад. В настоящее время, ну, пока еще действительно в нашем городе много зеленых насаждений, но очень жаль, конечно, что усадьба Дмитрия Ивановича Казанцева будет, дай Бог, перенесена на другое место.


И мне кажется, что сейчас должны быть приняты все меры для того, что если все-таки нельзя никаким образом оставить музей на прежнем месте, то место должно быть выделено какое-то достойное для музея. И, вероятно, с помощью ученых правительство области должно оказать помощь музею в переносе вот этих реликтовых насаждений, посаженных еще в начале ХХ века.



Светлана Толмачева: Ольга Сергеевна, а к общественности вы не собираетесь апеллировать в этом вопросе? Потому что, насколько я понимаю, сейчас вы пытаетесь с помощью каких-то бумаг, с помощью влиятельных ученых решить эту проблему. Но если, действительно, судьбе музея будет грозить катастрофа, что вы собираетесь предпринимать?



Ольга Лобанова: Вы знаете, что касается обращений к общественности, ну, пока нам ситуация, видимо, не показалась настолько острой. Поскольку, действительно, в постановлении речь идет о предоставлении другого места для усадьбы. Вопрос с переносом сада, мне кажется, он должен решиться. Потому что он просто не может не решиться. Потому что сад – это часть вот этого музея.


А что касается обращений к общественности, то, вы знаете, к сожалению, несмотря на то, что этот музей передан нам был 12 лет назад, мы за это время не открыли там экспозицию. И, в принципе, широкая общественность как бы не знает этот музей как музейный центр, как музейную экспозицию. Это, конечно, большая проблема. Хотя у музея были достаточно объективные для этого причины. В городе десятилетия не было исторической экспозиции. Целое поколение екатеринбуржцев выросло без исторической экспозиции, которая сейчас создается на улице Ленина, 69. Это большие затраты. И практически каждое здание музея требует капитальных вложений. Средств у музеев, и это не секрет, не хватает. И, конечно, объективная причина была в том, что экспозиция создана не была. И поэтому как бы, понимаете, обращаться к общественности, наверное, может быть, нам даже и не удобно в этой ситуации, раз мы не открыли там экспозицию. Но, знаете, вы хорошую идею предложили, мы ее обдумаем.



Светлана Толмачева: Но дело в том, что, действительно, тут уже речь-то не идет о том, насколько это этично или не этично, когда речь идет о спасении уникального сада, который не только для Екатеринбурга, но и для всей России, я думаю, представляет интерес. И тут надо, действительно, предпринимать все возможные меры, чтобы не пошло это все под бульдозер.


И если перейти к другим темам, то, может быть, вспомним, что было в течение прошлого года, с прошлого 18 мая, с вашего профессионального праздника, до нынешнего 18 мая в Свердловском областном краеведческом музее. Наверняка, многими проектами вы можете похвастаться. Один из них – это Музей Романовых, который открылся буквально месяца полтора назад. И я как-то разговаривала с научными сотрудниками, которые готовили эту экспозицию, и они мне сказали о том, что не пользуется, к сожалению, большим спросом эта выставка. Вот в чем причина, как вы думаете? В том, что екатеринбуржцы охладели к романовской теме, или в том, что это новая экспозиция, может быть, и не все еще о ней слышали?



Ольга Лобанова: Мне кажется, что дело во времени. Вы знаете, в начале перестройки, это где-то в 1987 году, мы открыли на улице Малышева, 46 маленькую выставку в зале где-то порядка 40 квадратных метров – выставку о Романовых, посвященную династии Романовых. Показали Колчака в то время, рассказали о судьбе вот этой семьи. Это была выставка, на которой были представлены в основном фотографии. И к нам люди приезжали даже из Москвы. То есть была настолько востребована в то время эта закрытая тема. В настоящее время о Романовых очень много пишут, очень много говорят. Мне кажется, что если бы этот музей был открыт раньше, вероятно, он бы вызвал больший поток посетителей. Но мы уверены в том, что в этот музей пойдет, и пойдет тот народ, который интересуется этой темой. И более того, посетив эту экспозицию, там можно найти ответы на ряд вопросов. Поскольку наша точка зрения светская, и мы высказываем ее посредством экспозиции. И вот люди, которые посещают этот музей, как правило, уходят с каким-то чувством восхищения, и нам об этом говорят.



Светлана Толмачева: И завтра, 19 мая, день рождения Николая II , 138 лет со дня его рождения. Наверняка, в музее, действительно, будет больше посетителей, чем обычно.


Сегодня в честь праздника многие музеи России проводят «день открытых дверей». Какие-то еще сюрпризы в вашем музее сегодня будут?



Ольга Лобанова: Мы тоже сегодня проводим «день открытых дверей». Все наши здания работают бесплатно. А что касается сюрпризов для посетителей, то, вы знаете, у нас особых сюрпризов не будет. Потому что праздник наш профессиональный. Действительно, люди в этот день работают.


Но научные сотрудники музея примут участие сегодня в акции вручения областной премии, учрежденной в 1991 году. Это премия Анисима Егоровича Клера. Это имя очень дорого уральцам, особенно нашему музею, поскольку Анисим Егорович Клер стоял у истоков создания музея, преемником которого стал Свердловский областной краеведческий музей. И для нас еще очень интересно и приятно то, что в этом году два наших проекта... как раз вы задавали вопрос о том, какие проекты были в музейный год. Так вот, два наших проекта – это создание экспозиции «Древняя история народов Урала», которая удостоена премии Анисима Егоровича Клера в номинации «За лучшую, оригинальную музейную экспозицию». И заведующая отделом археологии и этнографии нашего музея Светлана Николаевна Панина получит премию Анисима Егоровича Клера. И ее же получит Юрий Викторович Калмыков, руководитель студии « Артефактум» - это художники, которые создавали экспозицию. То есть любая экспозиция – это совместный труд экспозиционеров и художников. И еще мне хотелось бы сказать, что тоже сотрудник нашего музея, хранитель фондов Онасова Валентина Николаевна и Сафронова Алевтина Михайловна, доцент Уральского университета, получат премию за просто великолепный научный труд. Это каталог книг Василия Никитичи Татищева и первой библиотеки Екатеринбурга в фондах Свердловского областного краеведческого музея. Вот это та книга, о создании, о выпуске которой музей мечтал буквально несколько десятилетий.



Светлана Толмачева: Я думаю, что все эти труды будут оценены и посетителями вашего музея. Но все-таки хотелось бы вернуться к теме конкуренции среди музеев. Вообще, конкуренция среди музеев – это возможно, допустим, в самом Екатеринбурге?



Ольга Лобанова: Вы знаете, само слово «конкуренция», в нем ведь нет ничего плохого, даже если это касается учреждений культуры. Потому что именно конкуренция заставляет музеи, как и конкуренция между людьми, наверное, где-то немножко критически посмотреть на свою деятельность, где-то с завистью посмотреть на то, что делает соседний музей. Я считаю, что конкуренция просто обязана быть. И более того, я даже хочу сказать, что когда, допустим, мои отделы, которые находятся в моем подчинении, слышат о каком-то интересном, допустим, просветительском проекте, они мне говорят: «Вы знаете, это же тот музей начал делать. Давайте тоже делать». И, действительно, всегда хочется создать что-то новое, быть первым. Но вот эта конкуренция, она совершенно не исключает того, что мы должны учиться друг у друга и создавать совместные проекты. Потому что в одиночку, учитывая недостаток кадров... У нас же какая общая проблема, у всех музеев, - у нас практически нет молодых сотрудников. Это обусловлено низкими заработными платами.



Светлана Толмачева: Кстати, да, и это тоже проблема. Руководитель Музея плодового садоводства рассказывала о том, что практически все сотрудники сейчас уволились. И не только из-за того, что такая шаткая ситуация с музеем, но и потому, что зарплата младшего научного сотрудника, который исполнял функции садовника, то есть это работа на свежем воздухе, в саду, тяжелая физически, 9 часов в день, и она оценивалась в 1300 рублей в месяц. На самом деле такие низкие ставки?



Ольга Лобанова: Вы знаете, нам же зарплату выплачивают по единой тарифной сетке. И там, действительно, тарифные ставки настолько низкие, что их называть даже просто стыдно. И поэтому для того, чтобы люди хоть как-то могли существовать... у нас ведь город-то не дешевый все-таки, не село, а большой промышленный город, наш музей часть заработанных денег направляет на дополнительную оплату сотрудникам. В прошлом году была проведена аттестация музейных сотрудников, и это где-то на 1 тысячу увеличило зарплату наших сотрудников. И поэтому, действительно, знаете, страшно становится, когда подумаешь о том, кто будет работать в музеях через 15 лет.



Светлана Толмачева: Самые молодые сотрудники в какой возрастной категории сейчас?



Ольга Лобанова: У нас есть один сотрудник, который пришел после университета. Хотя у нас в музее по штатному расписанию 400 человек. В основном средний возраст наших сотрудников, он уже где-то ближе к 50 годам. Но при этом 70 процентов сотрудников музея работают как бы вот по этой тарифной сетке с 1-го по 8-ой разряд, получают мизерные зарплаты, которые не доходят до 2 тысяч рублей, то есть ниже прожиточного минимума. 70 процентов сотрудников! И вот это очень большая, конечно, наша проблема.


И вот здесь какой может быть разговор о конкуренции между музеями? Только о доброй, которая должна привести к какому-то объединению и к решению наших общих, совместных проблем. Иначе, действительно, через 15 лет у нас в музеях будут работать одни очень опытные, замечательные люди, но которые далеко перешагнут черту пенсионного возраста.



Светлана Толмачева: Ольга Сергеевна, и завершая нашу беседу, вам я также хотела бы задать вот такой вопрос. Какой у вас любимый музей?



Ольга Лобанова: Ну, вы знаете, наверное, будет смешно, если я назову какой-нибудь другой музей. Конечно, у меня любимый музей – это наш Свердловский областной краеведческий музей. Хотя, вы знаете, когда я побывала в музеях Англии, то я как бы во многом была потрясена той работой и теми условиями, в которых они работают. И думаю, что если мы будем изучать опыт других музеев – и российских, и зарубежных, то мы наш музей сделаем только лучше.



Светлана Толмачева: Спасибо вам, Ольга Сергеевна. И еще раз поздравляю вас с профессиональным праздником!


Итак, сегодня в Екатеринбурге вручаются премии имени Анисима Клера, а завтра подводится итог первого Открытого общественного конкурса музеев Урала и Западной Сибири.


XS
SM
MD
LG