Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наука терпит поражение от антидарвинистов


Интересно, удивился бы Чарльз Дарвин, узнав, что обскурантизм не отсупил перед эволюцией? Юджиния Скот, исполнительный директор Национального центра по научному обучению в США, считает, что она проиграла битву с антидарвинистами

Интересно, удивился бы Чарльз Дарвин, узнав, что обскурантизм не отсупил перед эволюцией? Юджиния Скот, исполнительный директор Национального центра по научному обучению в США, считает, что она проиграла битву с антидарвинистами

Почему падает уважение к научным знаниям? Почему общество предпочитает мистико-религиозные концепции научным? Этому острому вопросу современности посвятила свою статью Лиза Грос, популярный в Америке обозреватель научной литературы. Поводом для написания статьи явились статистические опросы Джона Миллера, изучающего отношение общества к науке. Несмотря на то, что материалы и размышления касаются образа жизни американцев и их менталитета, результаты актуальны и для России.


Джон Миллер (Jon D. Miller), директор центра биомедициских коммуникаций Медицинской отделения Северо-западного Университета (Center for Biomedical Communications at Northwestern University Medical School), советник Европейской комиссии по науке, советник правительств Китая. Японии и некоторых других стран, считает, что ученые обязаны активно участвовать в политических баталиях, затрагивающих научные вопросы. В течение всей своей тридцатилетней карьеры Миллер изучает отношение общества к науке. Вопрос этот важный, так как по результатам исследований деньги налогоплательщиков распределяются по различным научным фондам и определяется политика конгресса по отношению к тем или иным научным направлениям. В 1957 году, как раз за два месяца до запуска Спутника 1, был организован первый опрос, определивший научную грамотность населения. Лакмусовой бумажкой научной грамотности того времени были вопросы «Что такое стронций-90 и что такое вакцинация по Солку?» (вакцина против полиомиелита, изобретенная Солком в 1952 году). В то время это были самые «горячие» научные темы. С течением времени научная тематика смещалась. Причем настолько быстро, что Миллер решил использовать в опросниках базовые понятия современной науки. В анкетах на эту тему первым , например, идет вопрос «Знаете ли вы, что такое ДНК?, если отвечающий знает, то следующий вопрос «Что же это такое?» Ответы на второй вопрос бывают самыми неожиданными, вплоть до « Национального демократического комитета». Научную осведомленность Миллер определяет, используя такие понятия, как атомы, молекулы, скорость и т.д. Оказывается, большая часть американского населения не имеет ни малейшего представления о том, что это такое. А те жалкие 17% , которые в 2003 году. Миллер все же признал научно образованными, в два раза выше, чем соответствующие показатели двадцатилетней давности. Наука развивается так быстро, что взрослые, не усвоившие базовых представлений, просто не имеют ни возможности, ни желания укладывать новые открытия и тематику в прокрустово ложе устаревшего образования.


В связи с битвами за и против преподавания эволюционной теории в школах и жестокими диспутами об этической стороне исследований стволовых клеток, спрос на заключения Миллера резко подскочил. Миллер выяснял, насколько взрослые понимают, с чем или за что они воюют. Для этого взрослым респондентам задавались вопросы: «Признаете ли вы, что человек произошел от низших животных?» За 20 лет (с 1985 по 2005) доля принимающих эту концепция снизилось с 48% до 39%, зато и доля отрицающих ее тоже снизилась: с 45% до 40% . Зато насколько увеличилась доля сомневающихся: с 7 до 21%!


Кроме того, Миллер задавал и прямой вопрос: «Признаете ли вы эволюцию?» В такой форме вопрос получил дополнительный смысл, которым нагрузили эволюцию религиозные и политические деятели. Треть населения высказались решительно против эволюции, половина опрошенных сомневалась, и только 14% высказались решительно за эволюцию. Эти цифры Миллер назвал скандальными. Действительно. 40% взрослых в принципе понимают, что природа развивается эволюционным путем, но только 14% готовы признать это в явном виде. Вот как успешно работает религиозная и политическая пропаганда!


Вообще, конфликт между религиозным воспитанием и научным существовал всегда. Действительно, божественное творение всегда с трудом уживалось с постепенным и естественно обусловленным происхождением видов. В особенности это касалось унизительным признанием у самого хомо сапиенса животных свойств. Этот давний конфликт вовсю используют республиканские партии, которые во многих штатах добились большинства на прошедших выборах. Вот и получается, что научные споры вышли далеко за стены научных кабинетов. Что в этой ситуации делать ученым? Миллер считает, что хуже всего ничего не делать. Если окопаться в закрытых ученых учреждениях и высокомерно считать науку уделом избранного меньшинства, то ученые только проиграют. Пора вступать в битву за общественное мнение. Наука нуждается в защите. При этом нужно отдавать себе отчет, что переубедить твердых антиэволюционистов не получится, битва должна идти за ту треть населения, которая пока не определилась во мнении.


Источник : PLosBiology, Volume 4, Issue 5, May 2006; Liza Gross “Scientific Illiteracy and the Partisan Takeover of Biology”



XS
SM
MD
LG