Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Угроза религиозного скандала в связи с премьерой фильма «Код да Винчи»



Владимир Кара-Мурза: Мировая кинопремьера -экранизация романа Дэна Брауна «Код Да Винчи» - поставила мир на грань нового религиозного скандала. Ситуацию обсуждаем с протоиреем Михаилом Ардовым.



Михаил Ардов: Я только хочу оговориться прежде всего, что по некоторой ошибке меня объявляли священником Зарубежной церкви, каковым я не являюсь с 95 года. Я действительно ушел из патриархии в 93 году в Зарубежную церковь, но тогда нам стало ясно, что Московская патриархия под себя подминает, и сейчас мы видим окончание этого процесса. Поэтому они не очень-то жалели, что мы уходили, и мы ушли от них, от этого процесса мы далеки.



Владимир Кара-Мурза: Но тем не менее, все ветви православной церкви возмущены в равной степени этой экранизацией.



Михаил Ардов: Мы знаем, что не только православная церковь. Об этом стоит поговорить с разных сторон, потому что это вопрос не простой в современном мире. Во-первых, конечно, я буду говорить, как в свое время говорили и писали советские люди: «Я Пастернака не читал, но я выражаю такое мнение». Я, конечно, этой книги не читал и в руки ее не возьму, потому что это, безусловно, кощунство. Это кощунство и это знак разложения нравственного всего мира цивилизованного, когда-то христианского. Мы же живем в постхристианские времена, вообще-то говоря, хотя как бы праздновали миллениум, идет летоисчисление от условной даты рождества Христова, но христианство из мира ушло и уходит с очень большой скоростью, что, надо сказать, и предсказано самим Иисусом Христом, который говорит в Евангелии, что когда он второй раз придет уже судьей, «найду ли я веру на Земле». Так вот, как мы знаем, теперь мир поклоняется «золотому тельцу». Все жаждут обогащения, все жаждут удобств, все жаждут миллионов в швейцарских и других банках и так далее.


И если говорить, прости меня Господи, вообще словосочетание Иисус Христос – это, как говорят сегодняшнем гадком языке, это некий брэнд. И этим брэндом довольно широко и довольно давно пользуются, начиная с этой оперы, с моей точки зрения, безобразной, «Иисус Христос - суперзвезда». На этом были наверняка заработаны огромные деньги. Вот этот господин, не шибко грамотный, как говорят люди читавшие, например, говорят, что в его романе он называет царя Давида сыном царя Соломона, тогда как это наоборот и так далее, он такую вещь сделал, чтобы заработать свои миллионы. И сейчас он заработает еще другие миллионы, поскольку фильм этот пойдет так или иначе и будет иметь кассовый так называемый успех.


С христианской точки зрения, обо всем этом, о том, что выделывается таким образом, не только этот фильм, мы потом можем еще кое о чем поговорить, например, роман фильм «Мастер и Маргарита» – это тот же жанр, хотя может быть артисты получше там и Булгаков, конечно, я этого не читал, но Булгаков очень талантливый писатель и так далее. Но о всех этих произведениях, обо всех людях, которые в этом участвуют, можно сказать очень страшные слова Евангелия: Господь говорит, что горе миру от соблазнов. И должен придти соблазн - это тоже предусмотрено. Но дальше говорит: но горе тому человеку, через которого соблазн приходит. И это есть участь всех людей, которые этим занимаются. Вот это самое существенное, что я мог сказать. А дальше давайте обсуждать сложившуюся в мире ситуацию вокруг этого.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Александр Чуев, председатель думского комитета по делам религиозных организаций, возмущен содержанием книги Дэна Брауна.



Александр Чуев: Я читал «Код Да Винчи». Оскорбляет чувство верующих. Да, безусловно, это произведение достаточно опасное с точки зрения, скажем, неокрепшей христианской души. Оно повторяет известную древнюю христианскую ересь. Может быть обсуждению этой книги и фильма придается слишком много значения, если бы обсуждали это меньше, возможно все бы это прошло более спокойно и менее заметным стало бы людей, принесло бы меньше опасностей и неприятностей, в том числе для людей, которые находятся в начале пути к Богу.



Михаил Ардов: Тут можно, конечно, кое с чем согласиться. Но я не думаю, что какой-нибудь христианской душе и какая-нибудь в мире христианская душа начнет свой путь христианский с чтения такого типа пошлой литературы. Очень, кстати сказать, я видел по телевидению выступал профессор дьякон Андрей Кураев, который в отличие от меня, видимо, по долгу службы эту книгу прочел и сказал, что в общем-то это, конечно, наивная литература пошлая, а другая, не наивная и не пошлая не может иметь кассовый успех – это все понятно. Но тут один очень важный возникает вопрос, Чуев его тоже задел. Мы поговорим потом по существу о протестах христианского мира и даже уже мусульманского. Мы читаем, что в Чечне мусульманское духовенство запрещает демонстрацию этого фильма.


Современный мир устроен так, что эти протесты, которые сейчас происходят - это пиар-акция. Эти люди, которые протестуют, заработают создателям этого фильма и создателю этого романа большие деньги. Потому что если бы никто бы, понимаете, это как была история с Солженицыным, когда советская власть по своей тупости заработала ему миллионы долларов, когда по поводу книги «Архипелаг ГУЛАГ» лаяла вся советская пресса в течение двух или трех месяцев. Такую рекламу не купишь. И сейчас эти протесты сделают этой противной вещи очень большую рекламу. И этот момент, мне кажется, протестующие люди должны учитывать.


Вспомним этот, я бы сказал, неприличный скандал с писателем Сорокиным. Я думаю, писателя Сорокина, я, честно сказать, и этого не читаю тоже, но я думаю, что, во всяком случае Сорокин, как мне рассказывали читающие люди, что он довольно-таки мастеровитый, он пишет как-то вычурно, и его бы сочинения издали бы ничтожным тиражом и какие-нибудь любители современной прозы его бы читали и все. Но вот эти «Наши»...



Владимир Кара-Мурза: Раньше «Идущие вместе».



Михаил Ардов: Как говорил один, «Идущие в одно место», эти «Идущие в одно место» заработали Сорокину большие деньги и сделали его знаменитым писателем. Сейчас эти протесты, есть такой аспект у этих протестов, что они заработают им деньги, и это будет не совсем то, чего они добиваются.



Владимир Кара-Мурза: Евгений Никифоров, руководитель православного общества «Радонеж», оскорблен появлением экранизации книги Брауна.



Евгений Никифоров: Безусловно, этот фильм оскорбительный, но не в такой степени, как фильм «Последнее искушение Христа». Потому что «Последнее искушение Христа» - этот фильм серьезный и основан на серьезном литературном источнике. Что касается «Код Да Винчи» – то это досужий вымысел, не имеющий никакого отношения ни к науке, ни к богословию, ни к религии. Это попытка заработать на чувствах верующих, скажем так, на какой-то выдуманной тайне и так далее. Поэтому, я считаю, что возмущение людей справедливо, безусловно. Но с другой стороны, и особенно серьезно относиться к этому все же не следует.



Михаил Ардов: Никифоров сейчас задел очень важную тему вообще о выведении Господа Иисуса Христа в какой бы то ни было литературе, включая, например, даже у которой так много поклонников - поэму Федора Михайловича Достоевского «Великий инквизитор». В свое время замечательный священник и замечательный талантливый, умный человек отец Павел Флоренский разобрал поэму Блока «Двенадцать», где как мы помним, в конце как бы появляется Иисус Христос. Так вот он замечательно, это опубликовано было в «Парижском вестнике» Русского христианского движения, а потом недавно я читал. Так вот у него есть такие тезисы, он говорил про эту поэму замечательно, что поэма эта «бесовидение в метель» и возводил ее генеалогию к стихотворению Пушкина «Мчатся тучи, вьются тучи…», где там бесы. И там пародирование святых имен, например, любые ученики господа Иоанн и Петр, а там Ванюха и Петруха, такие апостолы. И в конце появляется на самом деле Антихрист. Антихрист и будет некоей пародией на Христа. Ведь «анти» по-гречески это не просто против, а анти - это значит вместо. То есть Антихрист вместо Христоса, лже-мессия. Слишком далеко эти рассуждения нас заведут.


И если мы обратимся к любому литературному произведению, а уж я не говорю кино и театральному, мы может быть позже об этом поговорим, то мы открываем Евангелие и в Евангелии от Матвея Господь говорит такие слова, что будет его пришествие как молния через все небо. А если вам скажут, что вот Христос там в потаенных комнатах, в пустыне, не выходите, не верьте – это Антихрист. Если нам Федор Михайлович Достоевский говорит: на стогнах какого-то града. Не верьте, Христос так не придет – это в Евангелии сказано. Если вам скажут «в белом венчике из роз», как у Александра Александровича Блока - не верьте. Если вам будут читать роман Булгакова «в плаще с красным подом» – не верьте – это Антихрист. Это касается литературы. А о кино и театре мы поговорим попозже.



Владимир Кара-Мурза: Главный редактор еженедельника «НГ Религии» Марк Смирнов считает, что фильм не повредит ничьей вере.



Марк Смирнов: Истинно верующие люди продолжают ходить в храм и верить тому, что написано в Евангелии. А те, кто является светскими людьми, для них это просто художественное произведение, они так останутся читателями Дэна Брауна, и Никос Казандзакис, кстати сказать, православного грека, написавшего роман «Последнее искушение Христа». Граф Толстой написал свое Евангелие, написал кроме этого «В чем моя вера» и многие другие книги, посвященные его трактовке христианства. Его, конечно, отлучили от церкви, потому что никаких других форм наказания даже в те годы, когда церковь была государственная, собственно не нашлось. Ну и что от этого изменилось? Все так же мы читаем произведения Толстого, есть немногочисленные люди, которые себя называют толстовцами - и это, собственно говоря, весь исторический итог того явления в начале 20 века.



Михаил Ардов: Да, это тоже опять-таки очень интересная тема затронута. Потому что действительно Лев Николаевич Толстой абсолютно гениальный писатель, что и говорить, но его роман «Воскресение» по кощунственности очень многое из современных гадостей превосходит. К сожалению, он был напечатан, он и вызвал это отлучение, потому что там чудовищная хула на церковные таинства и действительно оскорбления чувств православных верующих. Но опять-таки поговорим про пиар. Ведь его очень долго не отлучали от церкви. И главным противником его отлучения от церкви был никто иной, как Константин Петрович Победоносцев, который сказал, что ни к чему, это не приведет, это прибавит ему популярности. Не знаю, было ли тогда слово «реклама». Но тем не менее, это было сделано. И как мы понимаем, мало того, это было сделано в крайне мягкой форме, там даже нет слова «анафема».


Но заметим, что тогда либеральная русская интеллигенция придумал такой миф, что якобы во время торжества православия Толстому возглашается анафема. Надо сказать, в русской церкви после 18 века никогда по имени никаких еретиков проклинаемых в этот день не называли. Но поскольку русские интеллигенты в церковь не ходили, то даже Александр Куприн написал целый рассказ под названием «Анафема», где, дескать, дьякон отказался анафемадствовать Льва Толстого. Все это в чистом виде его была фантазия.



Владимир Кара-Мурза: Главный редактор православной газеты «Община 21 век» Александр Огородников опечален шумихой вокруг книг Брауна.



Александр Огородников: Для меня сам факт появления этой книги печален тем, что люди боятся чистоты и святости, они всегда ищут какие-то помоев. Потому что для нас образ Спасителя – это идеал, это историческая личность, которая лишена греха. И стремление авторов книги, им нужен был скандал, они этого добились. Конечно, это оскорбляет чувства верующих. Но, например, я считаю, что на книгу никак не реагировать, лучше игнорировать – это, мне кажется, самая лучшая реакция. Но боюсь, что вырастет скандал, тем более, что многие исламские религии присоединились к тем радикальным христианам, которые уже протестуют и реакция может быть. Сейчас зависит от авторов фильма. Единственное, спасет этот фильм то, что очень скучен в силу того, что он сделан бездарно, как всякая ложь.



Михаил Ардов: Но тут хочется поговорить вот о чем: хотя мне представляется, что эти громкие акции, действительно скандальные, действительно они приведут, дадут лишнюю рекламу фильму, может быть какая-то форма будет не очень культурная и так далее. Но, тем не менее, как ни странно, я вижу в этом и некоторую отрадную сторону. Наконец-то христиане хоть как-то в нашем расхристианенном мире как-то реагируют на оскорбления. Потому что опять-таки, мы давайте поговорим о карикатурном скандале, сходном скандале. Я в каком-то смысле не сторонник крестовых походов и каких-то акций, в особенности современном мире, но я испытываю по временам нечто похожее на зависть к мусульманам. Не написал бы про пророка Мохаммеда никакой писатель. Ружди попытался и где-то теперь вынужден сидеть в глубоком подполье, потому что с мусульманами шутки плохи. Но может быть потому что мусульманство моложе христианства на пятьсот лет, соответственно, может быть через пятьсот лет они будут такие же теплохладные, как современные христиане.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи, уважаемые господа. Жалко, Владимир, что вы редко приглашаете приходцов, вопросов накопилось много. И вот вы так с умилением говорите об этом фильме. Сто храмов в Косово сожжено, и вы все молчите. Греки продают святую землю евреям в Палестине и постоянные склоки между четырьмя храмами и часто апостольская армянская церковь участвует, и вы все молчите.



Владимир Кара-Мурза: О ситуации в Косово мы как раз не молчим. Но мы ее не только с религиозной точки зрения освещаем.



Михаил Ардов: Опять-таки, мне очень горько это сказать, я действительно сербам очень сострадаю, мы молимся. И то, что они потеряли, в общем практически можно сказать потеряли это землю святую Косово и Метохия, по-моему, она называется, двойное имеет название, но это говорит о том, какие они плохие христиане. Потому что, отчего это все произошло? Оттого, что поселившаяся притита там, главным образом мусульмане, у них была высокая рождаемость. Они, как и сейчас в мусульманских странах, там в семьях рождается столько детей, сколько Бог дает. А вот сербы дурные православные были и они рождали как в современном мире, вопреки предписаниям христианства, по одному, может быть два ребенка и в конце концов превратились там в меньшинство. Это очень печально констатировать, но это именно говорит о теплохладности современных христиан.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Добрый вечер. Я в отличие от Михаила Ардова читал Дэна Брауна и первое, скажем так, что бесконечная халтура, суконный язык, безобразно с точки зрения литературы, просто бездарнейшее произведение. Ничего подобного… Я читал и по-русски и по-английски, вернее перелистывал, читать это невозможно, и мне казалось, что первая акция – это литераторы его должны были тихо в углу побить за то, что этот бездарь наваривает миллиарды себе и бестселлер называет. Этот аспект. Второе: давайте про Булгакова, Михаил, поговорим. Я понимаю, что так обстоятельства сложились. Но все-таки бугаковская вещь вполне нормально воспринимается христианами. Почему?



Михаил Ардов: Я не знаю таких серьезных христиан, которые бы этот богохульный роман воспринимали серьезно. Я, например, даже у меня есть специальная работа, я считаю роман не просто богохульным, поскольку он идет вразрез и опровергает четырех евангелистов. И во-вторых, потому что Михаил Афанасьевич испугался. Вот литературно вызвал сатану с целой свитой бесов. И что ж они в Москве натворили? Сожгли Торгсин, раздели каких-то баб, оторвали голову, убили доносчика и все такое. Он их вызывал, тогда он их должен был напустить на Лубянку и Центральный комитет бывшей нашей партии – вот это был бы роман. А он, конечно, испугался, потому что за внятное изложение подобного сюжета ему бы оторвали голову и со всеми сгораемыми и несгораемыми рукописями.



Владимир Кара-Мурза: Анджей Зауха, московский корреспондент польского радио RNS и газеты «Речь Посполита», выразил мнение католической паствы.



Анджей Зауха: Я человек верующий и когда я читал «Код Да Винчи», довольно неприятное ощущение, потому что действительно довольно радикально в том, что он высказывает и просто читать довольно неприятно. С другой стороны, я человек образованный, довольно либеральных взглядов, я понимаю, что рассказать можно всякую глупость, но нужно ли бороться, сжигать книги в огне? Но дополнительно делать гигантскую рекламу, которая сейчас происходит, когда объединяются церкви вокруг фильма, я считаю, что это не до конца правильно. Хотя, с другой стороны, может ли этот фильм вызвать такой же скандал как карикатуры? Я думаю, что нет, потому что, мне кажется, что католическая церковь находится на другом этапе развития, если можно так сказать, чем ислам.



Михаил Ардов: Мне как православному священнику хочется зацепиться за последнюю фразу. Это и есть отчасти недостаток западного христианства и протестантизма, что они развиваются, а по учению господа Иисуса Христа, он во все времена один и тот же, и ничего в христианстве меняться по существу, конечно, не может. Но это на их совести. Но вот давайте вернемся вот к какой теме. Все-таки мне кажется, что положительный аспект в этих протестах есть. Потому что христиане в западном мире, у нас особое положение, мы его не будем обсуждать, христиане в западном мире находятся под давлением.


Я, например, помню как я весной 95 или 96 года ехал в Америку. Я видел как около протестантской баптистской молельни, какого-то храма было огромное изображение красивой цветной бабочки и там было написано: «Он воскрес». Из политкорректности, чтобы не обидеть мусульман, иудеев, буддистов, язычников, нельзя там писать, что Христос воскрес. Так же как запрещается, она хоть протестантская, но все-таки христианская в основе своей страна, там запрещается выставлять католические ясли рождественские и так далее. И это ужасно, потому что мораль страшно вытесняется политкорректностью. Только что недавно, кстати сказать, развивается небольшой скандальчик и даже судебное дело намечается. Кстати сказать, русские дети в школе в Калифорнии в городе Сокраменто стали протестовать, что им не дают писать на майках, что гомосексуализм – это грех. Тогда как детям ненатуральных наклонностей это все разрешается. Вот рекламировать сексуальное меньшинство можно, а если ты рекламируешь христианскую мораль, на них директор скандалил, и уже попало в прессу. И вот это мне, честно сказать, вот этот аспект не нравится. Потому что христиане, если они становятся не теплохладными, это дает надежду на существование нашего мира и христианской церкви.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новосибирска от радиослушателя Михаила.



Слушатель: Добрый вечер. Я ярый атеист и агностик, но я стараюсь быть толерантен к верующим. А вот оголтелый клерикализм – это очень страшная шутка. Теперь что касается женитьбы Христа на Марии Магдалине. Знаете, у историков есть версии, подчеркиваю – версии, что это было действительно так.



Михаил Ардов: Видите ли, в чем дело, вообще церковь в свое время составила канон Нового завета и это был, как я понимаю, я вообще не библиист и не такой образованный человек в этом отношении, но это был гигантский труд. Вы представьте себе, когда какой-нибудь персонаж - Владимир Высоцкий или Владимир Маяковский или Сергей Есенин, сколько вокруг его судьбы накручивается всякого фольклора, всяких сплетен, всякой дряни. И церковь отвергла так называемое апокрифический Евангелие. Вот кстати, это Евангелие от Иуды, сейчас его вставляют почему - опять же на этом брэнде, на этом скандале кто-то хочет заработать хорошую сумму денег. Его нашли в 960 году, а сейчас его запускают для чего? Опять-таки, чтобы заработать деньги. Я не агностик, не атеист, я верю, что святыми отцами православной церкви, которая составила новозаветный канон, все недостоверное, все грязное, все глупое, а это безусловно, люди так устроены, все это было отвергнуто и отсечено. И мы свято верим, что о Христе можно только из книг Нового завета, никаких других источников, может быть упоминание о Христе у Флавия, но ничего существенного прибавить к этому нельзя и от этого ничего нельзя убавить. Вот это есть церковная точка зрения.



Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, принял оскорбления веры на свой счет.



Александр Дугин: Этот фильм является богохульством по отношению к нашей вере, к нашим доктринам, к нашему Богу и его оскорбление. Чувство верующего, православного христианина оскорбляет вся эпоха просвещения. Поэтому ничего нового в «Коде да Винчи» нет. Конечно, сегодня когда в России, да и во всем мире религиозное верование становится важнейшим элементом идентичности, утрачиваемой в других идеологиях, то конечно, это очень болезненно воспринято христианами и православными в особенности. Если «Код Да Винчи» проводит нашу идентичность, проводит нашу активность и неприятие к этому богохульству, станет действительно элементом, скажем, мобилизации чувств верующих – это будет очень неплохо.



Михаил Ардов: То, что говорит Дугин, я себе представляю его воззрения, я как раз прямой враг таких. Я считаю, что все, что делают очень многие наши люди, называющие себя патриотами, у них не получается, потому что, я когда-то об этом писал, в области идеологии и в области религии от перемены мест слагаемых сумма меняется. Поэтому когда, как теперь ни издеваются над Уваровым, когда он предложил свою формулировку «православие, самодержавие, народность» - это было декларативно. А вместе с этим в русской победоносной часто армии было «за веру, царя и отечество» - там абсолютно точный порядок. К сожалению, у очень многих людей патриотично настроенных все делается наоборот. Сначала они говорят, что мы русские, а раз мы русские - значит нам нужен царь, монархия, а уже как некий атрибут русскости и монархии – это православная вера и церковь. И вот этого переворачивания Господь это все и не благословляет, как мы можем думать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Междуреченска от Владимира Александровича.



Слушатель: Здравствуйте. Христианские священники говорят, что их религии наносят ущерб, при этом они называют свою религию традиционной. Однако забывают, что эта религия тоже прибыла из-за границы так, как упомянутый фильм и много чего.



Владимир Кара-Мурза: Все мы странники на этой земле.



Михаил Ардов: Я бы сказал, некоторый временной отрезок между крещением Руси и сегодняшней премьерой. Надо сказать, что если бы христианская вера, не православие на Руси, то русский народ и другие, Белая Русь и Малая Русь не имели бы ни этого языка, ни этого облика, ни этой истории, потому что всякий человек понимает и государственность, и все в древней Руси многие столетия было связано именно с православной верой.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Ирину.



Слушательница: Здравствуйте. У меня такой вопрос: почему это все происходит? У меня всегда такая мысль. Сейчас этот ажиотаж спадет, напишут еще какую-то книгу, еще снимут какой-нибудь фильм, все повторится. Я поездив по миру, обратила внимание, что мусульмане при всех минусах и плюсах, они верят в свои ценности, в своих ценностях живут. А христиане, католики, православные, неважно, они выходят из храма и все, у них их ценности на этом заканчиваются.



Михаил Ардов: Мы на эту тему уже в начале часа говорили, что, увы, мы живем в постхристианские времена, сейчас в России в православные храмы ходят 5% с огромной натяжкой, а так, собственно говоря, 3. Или, например, в 120-миллионом городе Москве на Пасху в храмы приходит 170-200 тысяч человек – это ничтожный процент. Кризис христианства безусловно существует, и он именно предсказан. Ничего тут удивительного нет. Мусульмане, как я говорю, более молодая религия. Может быть еще Восток, люди более горячие, темпераментные. И действительно я повторю, что в определенном смысле я мусульманам завидую в том, что они свои ценности защищают и не обращают внимания на политкорректность.



Владимир Кара-Мурза: Президент фонда «Холокост» Алла Гербер удивлена разгоревшимся скандалом.



Алла Гербер: У меня такое впечатление, что книжку не читал, фильма никто не видел и уже кричат и уже чуть ли сжигать не собираются и фильм и книгу. Никаких чувств верующих это не оскорбляет. Если человек верует, то никакой роман, тем более такой, не может оскорбить его чувства. Он может его не читать, он прочесть и сказать – какое барахло, он может сказать - какая скука, может сказать все, что угодно. Но веру его такой роман оскорбить не может. Это абсолютно галиматья. Я понять не могу всего этого шума. Меня как интеллигентного человека, который понимает, что есть право на выбор чтения, на выбор темы, на выбор сюжета, меня вся эта суета и вся эта шумиха, которую подняли все, включая даже мусульман, чего я не понимаю, меня это оскорбляет.



Михаил Ардов: Я бы охотно поверил в искренность либерализма Аллы Гербер, но я бы сказал такое: а вот если бы завтра появился роман, в котором отрицается полностью Холокост, вот что бы она по этому поводу сказала и какие судебные процессы во всем мире против этого начались. Недавно в Австрии кого-то осудили. Поэтому давайте так: мы не будем трогать это, а они пускай не трогают наших.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Германии от радиослушателя Бориса.



Слушатель: Здравствуйте. Я звоню из Германии. Хочу сказать по поводу того, что было сказано отцом Михаилом, по поводу выступления католического священника до этого.



Владимир Кара-Мурза: Это не священник был, а корреспондент польский в Москве, католик.



Слушатель: Отец Михаил сказал, что позиция этой политкорректности ему не нравится у католиков. О православной церкви он сейчас не будет говорить. Почему, меня интересует, не сказать о православной церкви?



Михаил Ардов: Почему, я как раз о православной церкви все время говорил. Я имею в виду то, что православная церковь в лучших своих представителях, сейчас уже тоже православие мировое находится в большем кризисе, с нашей точки зрения, переход на папистский католический календарь, экуменизм – все это знаки последних времен кризиса православия. Но это не наша сегодняшняя тема.


Но, например, я знаю как в Италии, как католическая церковь идет навстречу людским слабостям, чего делать, пожалуй, не следует. Я помню такой пример, что нужно католику ходить утром в воскресенье на мессу, на богослужение. Но летний воскресный день лучше провести на пляже. И тогда решением епископов месса служится в субботу вечером, а в воскресенье можно идти на пляж. Или, например, мы знаем, что у них почти отменены посты, ослабляются, я бы сказал, жульническим образом. В Южной Америке в реках водится такая большая морская свинка под названием капибара, так вот местные католики, поскольку она водоплавающая, ее объявили рыбой, ее можно есть в пост. И почти всю они и съели. Вот что я имел в виду под дурными переменами.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Очень интересная тема, очень актуальная. Этот фильм «Код Де Винчи» я с нетерпеньем хочу посмотреть. Разве фильм может быть богохульством? Это смешно. Другое дело, если бы этот фильм показали бы в храме, в церкви – это я понимаю. Но этот фильм показывают в кинотеатрах города. Завтра у нас будет премьера, я, наверное, пойду. Дело в том, что это искусство, неужели искусство фильм, может перебить православную веру?



Михаил Ардов: Фильм не может перебить и ничто не может перебить православную веру, как в каких-то случаях мучения, как были в древние христианские времена или как у новомучеников-исповедников российских. Но есть такая вещь, что пока либеральные масонские ценности не победили во всем мире, в том числе в нашей стране, существовала такая вещь как цензура, которая не дозволяла измываться или больно говорить о таких вещах, которые могут задеть чьи-то религиозные чувства. Хотя, вы скажете: вот цензура – это ужас, что такое. В Российской империи была цензура и, как мы знаем, в Российской империи осуществилась лучшая в мире литература - и Пушкин, и Лермонтов, и Гоголь, и Толстой, и Достоевский. Сейчас, например, в нашей стране цензуры нет, но заметим, что кроме Сорокина и Пелевина, в лучшем случае Акунина мы литературы не видим. Так что цензура не вредит литературе. Замечательный русский адвокат Федор Никифорович Плевако, православный христианин, говорил в одной своей речи замечательный образ, что цензура – как специальные щипцы, которые снимают нагар со свечи, не дают ей коптить, не гася ее света.


И если бы, теперь мы можем перейти на эту тему, если бы в Дании современной существовала цензура, в этом случае эти дурацкие, по-русски сказать, карикатуры не появились бы в газете и не сожгли посольства, не погибли бы несколько десятков наивных людей мусульман, которые посчитали себя оскорбленными. Понимаете, либеральные ценности – это очень понятие широкое. И либералы всех мастей, дети просвещения, Французской революции, масонов, их ценности выше ценностей человеческой жизни. Как мы знаем, коммунисты, которые были крайним выражением этого же либерализма, не пощадили миллионы людей ради своей дикой идеи.


И сейчас, я сам это слышал, я видел, как в Европе и в Дании люди говорили: нет, свобода слова – это такая ценность, которой мы не поступимся. И это, с моей точки зрения, звучит ужасно. Никакая идея и никакая свобода не стоит человеческой жизни. Вот эти несчастные люди, которые погибли в мусульманских странах – это не стоит, нет таких идей, какие бы стоили. Как говорил Достоевский, что нельзя ставить храм на слезе ребенка. Когда погибает живой человек – вот это трагедия. А если вас ограничат в этой свободе, ну так ограничат.



Владимир Кара-Мурза: Противник цензуры Анатолий Пчелинский, директор Института религий и права, спокойно отреагировал на сегодняшнюю кинопремьеру.



Анатолий Пчелинский: Мне не нравится это произведение Дэна Брауна, я на него не иду. Это мой выбор, в конце концов. Никто меня не может заставить смотреть этот фильм, читать эту книгу. Но ограничивать художественное творчество, художников, писателей, кинорежиссеров – представляется, это путь в никуда. Мы это уже проходили. Поэтому обижаться на художников не стоит. Я христианин, я не стал читать эту книгу, на фильм может быть схожу, может быть не схожу. Но поскольку сейчас такую рекламу создали наши христиане, высшие иерархи, может быть схожу посмотрю, разочаруюсь в очередной раз. Нужны комментарии. Скажем, вышла книга, она во всем мире издается, но в России ее признали экстремистской и запретили. Но надо было бы сделать комментарий ученого авторитетного, религиоведа и после этого книгу можно было бы запустить. Кому надо, тот бы прочитал, но запрещать не следует. А если эта литература разжигает религиозную рознь, у нас есть суд, в конце концов.



Михаил Ардов: Анатолий Васильевич исповедует либеральные ценности. Мы тут с ним, конечно, не сойдемся, хотя я к нему отношусь с огромным уважением, это даже мой приятель. Но я считаю, что, разумеется, бессмысленную страшную политическую советскую цензуру я всячески отвергаю. Но цензуру нравственную против чудовищной порнографии, хотя бы против того же телевидения: смотрите, даже в американской стране абсолютно свободной не может ребенок придти из школы, включить телевизор и увидеть там постельную сцену. У нас же по всем каналам, то или постельные сцены или какие-то девки кривляются полуголые. Вот бы чем, кстати, думе заняться. Но мы в этом отношении очень либеральные.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Татьяну.



Слушательница: Добрый вечер. Вы говорите, что надо иметь детей столько, сколько бог даст. А как же в Китае провозгласили: одна семья – один ребенок. Они так расплодились, что их китайская земля не в состоянии прокормить, они теперь занимают наши территории на Дальнем Востоке. Вы, по-моему, неправы.



Владимир Кара-Мурза: Этот спор порожден посланием президента.



Михаил Ардов: Надо сказать, обратитесь к посланию президента. Именно потому, что наши так не рожают, ни в Сибири, ни здесь, вот они и могут занимать наши территории. А если бы рожали нормально, как это положено, то китайцам было бы делать нечего.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Марины.



Слушательница: Здравствуйте. Михаил, вы затронули эту тему о той энергии, прямо нахрапистой энергией, с которой Московский патриархат хочет подсоединить зарубежную церковь. С чем это связано? По книжке: я не читала, но видела, как весь пляж эту толстую книжку держал, и мне просто это опротивело. Вы сами знаете, как трудно одну главу, если духовный человек скажет почитать одну главу Евангелия в день, как это трудно. И вот эту толстенную читали, сразу понятно, что это подмена и подмена вульгарная.



Владимир Кара-Мурза: Давайте про собор и процесс объединения церквей.



Михаил Ардов: Процесс объединения церквей – это акция довольно давняя. У советской власти не было более последовательного и идейного врага, чем Русская зарубежная церковь, начиная с 1921 года, когда собор зарубежных епископов обратился к Генуэзской конференции с просьбой не поддерживать большевиков, поработителей русского народа, и культ убийства, и богохульство и так далее. Надо сказать, что с зарубежной церковью известные ведомства боролись много лет, и теперь наконец эта борьба завершилась почти полной победой, почти. Потому что практически зарубежная церковь расколота, по крайней мере, на две части, правда, неравные, по большей части порабощена и уже никакой опасности не представляет. А в какой форме и когда она вольется в Московскую патриархию – это мы увидим в ближайшее время.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, сегодняшняя кинопремьера вызовет ли у нас в России последствия, подобные недавнему резонансу карикатурного скандала?



Михаил Ардов: Думаю, что нет. Потому что на самом деле мусульманский мир гораздо более сплочен и скандал главным образом происходил не в Дании, где эти дурацкие карикатуры были напечатаны, а в странах мусульманских Ближнего Востока и так далее. Повторяю, что нас, христиан, всяких христиан крайне мало. Поэтому будут какие-то акции, будут какие-то выступления, но чтобы что-то произошло подобное тому, что произошло на той почве, я не думаю. И опять-таки, увы, эти все акции принесут большую доходы и автору этой чепухи и постановщикам этого фильма.



Владимир Кара-Мурза: А российские режиссеры, как по-вашему, готовы ли на подобные шаги или повторение?



Михаил Ардов: Это отдельная тема. Я думаю, что в принципе готовы. Если мы видели, как я понимаю, довольно добротное переложение булгаковского кощунственного романа и если попадется им такой сюжет или выберут продюсеры, они этим тоже займутся. Они по своим моральным и всяким качествам наверняка не выше тех, кто этим занимается в Голливуде и других подобных местах.



Владимир Кара-Мурза: Большое спасибо. Надеюсь, вы своим прихожанам уже рассказали?



Михаил Ардов: Нет, сейчас в следующее воскресенье, это будет день памяти Иоанна Богослова, я буду говорить проповедь. Примерно в моей проповеди будут звучать те мысли, которыми я делился с вами и с нашими радиослушателями.


XS
SM
MD
LG