Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему рабочим саранского завода «Лисма» не платят зарплату? Что нужно сделать для того, чтобы население Нижегородской области не уменьшалось? Подмосковные солдаты считают, что в армейской службе должны быть не только трудности, но и радости. Где будут молиться самарские католики, когда их молельный дом продадут? Чебоксары: Тысячи людей лишаются работы. Эльбрус: Ради чего рискуют альпинисты? Челябинск: Где найти жилье для сироты? Ижевск: Домовые комитеты требуют, чтобы финансы управляющих компаний были прозрачны. Обнинск: Почему жильцам общежитий не дают приватизировать их жилье? Оренбург: Песня продлевает жизнь


В эфире Саранск, Игорь Телин:



Работники скандируют : Зарплату! Зарплату! Зарплату!



Игорь Телин : Вот так уже вторую неделю встречают работники акционерного общества "Лисма" каждого, кто подходит или подъезжает к административному корпусу их предприятия. Генеральный директор и его заместители, не останавливаясь, проезжают сразу на территорию завода, руководители рангом поменьше, попадают в плотное кольцо людей, в основном женщин.



Руководитель : Я на техбезопасности вместе Гасанова. Вы, что на меня-то все?!



Работницы : Кому-то высказать надо.



Игорь Телин : Каждое утро на площади, примыкающей к зданию заводоуправления, собирается несколько сотен человек. Все они требуют одного – погашения долгов по зарплате. Работники "Лисмы", крупнейшего в Мордовии предприятия, специализирующегося на производстве источников света, – не получают заработанных денег с начала года. Задержки выплат оборачиваются настоящими трагедиями для семей светотехников.



Работница : У всех дети, у всех учатся, у кого маленькие, у кого уже большие. Кормить детей не на что! У меня за квартиру долг 20 тысяч! Я не могу выплатить этот долг!



Работница : За квартиру вовремя не заплатишь, пени растут. А почему нам пени растут, если зарплату задерживают на столько? Почему? Мы тогда должны больше получать. Что же это такое?! Вовремя не заплатишь квартплату, провода режут, газ отключают.



Работница : Детей из садика выгоняют. Пусть мама платит. А где мама возьмет деньги?



Игорь Телин : Недавно назначенный гендиректором "Лисмы" Абдулазиз Юлдашев пообещал работникам, что первым делом восстановит справедливость и погасит долги по зарплате, которые накопились с начала этого года. Однако этого не произошло, что и заставило около шестисот человек в начале мая прекратить работу. Гендиректор предложил гасить долги по зарплате небольшими частями, рабочих это не устроило.



Работница : Мы эти 30 процентов получать не будем, пока на полностью задолженность не выплатят.



Работница : Правильно!



Игорь Телин : После этого количество бастующих значительно увеличилось. Люди требуют безусловного погашения всех долгов, заявляя, что пока этого не произойдет, они к работе не приступят. По словам работников, оклады на предприятии низкие, и постепенное погашение долгов – по тридцать процентов, тем более без гарантии, что будет выплачиваться текущая зарплата, - их проблем не решит.



Работница : Вот наша зарплата, смотрите. Вот расчет. Посмотрите зарплату.



Работница : Можно прожить на эту зарплату?! И это не дают!



Работница : 1100! Можно прожить на эту зарплату!



Работница : И ту не дают, а дают частями.



Работница : 1200-1500 – больше нет.



Работница : Стекольный цех, который работает в три смены, получает 2500 это «грязными». Это разве деньги?! А сборочный цех вообще и того не получает. В 7-м цехе женщины получает по 700 рублей. Это деньги?!



Работница : За квартплату 1600, а зарплата 1200. Как нам жить? А у нас дети.



Работница : Я работаю 30 лет. Они мне должны дать 4200 за три месяца. Денег не получаем, и не обещают. Говорят – кто вас держит, идите и увольняйтесь. Мы вас насильно не держим. Не нравится работа – увольняйтесь. Ищите другую работу. А куда мы пойдем? Мы 30 лет отработали на этом заводе. И не заработали ни здоровья, ничего.



Работница : Да, да, да.



Работник : Всю жизнь здесь проработали. Больше чем дома, живешь здесь.



Игорь Телин : Ситуация усугубляется еще и тем, что среди работников "Лисмы" много семейных пар, и в этих обстоятельствах им неоткуда ждать материальной поддержки. Да и поддержки как таковой. Вот, например, профсоюз. На предприятии есть профсоюзная организация – крупнейшая в отрасли электротехнической промышленности. Что говорят о ее руководителях сами работники.



Работница : Профсоюз даже к нам не вышел. Колкина, председатель профсоюза, она даже не вышла к нам за все дни.



Работница : Профсоюз, вообще, не выходит. Из профкома ни разу не вышли.



Игорь Телин : Единственное, как отреагировала руководитель профсоюза предприятия, сказала обратившимся к ней рабочим – подавайте в суд. Сами. Помощи в оформлении документов не обещала.



Работница : Зарплату мы должны получать через суд. Почему мы отработали, например, и должны еще подавать в суд, чтобы получить свою зарплату?



Работница : Мы тоже бы писали на суд заявление, но нам не дают текст, как правильно надо. И ссылаются – вон 16-й пишет, вон 27-й правильно написал. Она имеет право прийти и сказать – девчонки, вы деньги не получаете, вот вам кодекс, бумага пишите, как все положено. Но мы это ни от кого не слышим.



Игорь Телин : Сейчас на предприятии работает 5 тысяч 800 человек, за редким исключением все они не получают зарплату с начала года. Казалось бы, что ситуация на "Лисме" не могла пройти мимо внимания властей Мордовии. Но! На различных совещаниях говорится лишь о положительной динамике развития региона, о том, что экономика стабильна, растет производство, растут и заработные платы. Однако, как выясняется, ни одна из этих фраз не имеет отношения к реальной ситуации на крупнейшем предприятии Мордовии, многие годы считавшемся градообразующим для ее столицы.



В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:



О демографической катастрофе нижегородцы знали задолго до нынешнего президентского послания Федеральному Собранию. Неоднократно органы статистики извещали: в регионе смертность более чем в два раза превышает рождаемость, о том же говорили, в частности, и местные депутаты, например, Александр Цапин.



Александр Цапин : По итогам каждого года в Нижегородской области население убывает где-то от 25 до 30 тысяч человек ежегодно.



Олег Родин : В области сейчас в среднем на каждые 3 семьи только 2 ребенка, а должно быть семеро для нормального воспроизводства населения. Ну а многодетные семьи теперь чрезвычайно редки - нет условий для нормальной жизни и воспитания детей.


Вот семья Москвиных, в которой десятеро детей, 5 мальчиков и 5 девочек. Все 12 человек живут в скромной трехкомнатной квартире, старшей дочери 17 лет, младшему сыну - год. Живут, что называется, друг на друге, власти пообещали дать пятикомнатную квартиру или две квартиры на одной площадке, но не дали, а теперь по новому Жилищному кодексу льготное внеочередное предоставление жилья не предусмотрено. И многодетная семья должна ждать улучшения своих жилищных условий долгие годы. Говорит Елена Москвина.



Елена Москвина : Обещали, что, да, да, обязательно предоставим пятикомнатную квартиру или две квартиры на одной площадке, но так ничего и не предоставили. Обращалась в Москву, писала. Там это письмо где-то потерялось. Может быть, в Комитете осталось, там и затерялось. Никто так ничем и не помог. Не знаю, что делать дальше.



Олег Родин : Семье Москвиных перестали выплачивать детское пособие, поскольку муж получает 15 тысяч рублей в месяц, и чиновники не посчитали эту семью малоимущей, хотя в ней 12 человек, получается по 1250 рублей на душу. Однако живут и еще хуже. На инвалидное пособие дочери в 2800 рублей живет мать двоих детей Тамара Воронова. Семья живет не в квартире даже, а в старой бане по-черному, в помещении в 10 квадратных метров, где имеется древняя печь без дымохода, давно сгнивший пол, из которого зимой дует холодом, и лежанка, на которой все трое спят вместе. Тамара говорит, что стоит в очереди на квартиру уже 10 лет. Очередь не двигается, улучшения условий жизни не предвидится.



Тамара Воронова : Это была баня, а потом сделали вот такой дом. Комиссия была, акт составляли, что, действительно, жить здесь нельзя. Но никому это не надо. У нас же распределяют жилье, а мне не дали. Сколько раз я и на прием ходила, все бесполезно. Мне было положено 500 рублей, как ребенок-инвалид. Я написала заявление. Мне сказали, что рассмотрим, но бесполезно. Получаю 2760 рублей.



Олег Родин : Чиновники словно в насмешку предложили женщине взять ипотечный кредит или снять отдельную квартиру, другого варианта не усмотрели. Впрочем, представитель местной администрации Елена Лавровская предложила еще переехать семье в комнату, где нет отопления вообще.



Елена Лавровская : Такого жилья благоустроенного, которое она хотела получить, нет. Сейчас все-таки летний период. Прожить там можно.



Олег Родин : А педагог местной школы Ирина Шустова считает, что семье надо срочно улучшать условия жизни, тем более что школьница часто болеет.



Ирина Шустова : Девочка пропускает очень часто, болеет очень часто простудными заболеваниями. Это, вероятно, сказываются условия жизни. Конечно, условия изменить этой семье надо.



Олег Родин : Тамара Воронова рассказала, что ей пришлось 6 лет добиваться выделения льготы по лекарствам для дочери-инвалида. Впрочем, даже посещающие детские сады дети не защищены от возможных болезней, включая даже такие опасные как туберкулез, обнаруженный сразу у двоих, посещающих Павловский детский сад. Мамы были просто в шоке.



Родительница : Сначала был шок, а потом все утихло, улеглось, а сейчас вроде бы забылось все это. Конкретно никто ничего не говорит, но садик не закрывают. Детей как водили, так и водим.



Олег Родин : Чиновники пояснили, что детсад не при чем, дети могли заразиться где угодно, а руководство делает для детей все возможное.



Нина Синицина : Это могло быть заражение и дома, это могло быть заражение на улице, в местах общественного пользования. Где угодно это могло произойти. Оба ребенка выявлены несвоевременно. И в том, и в другом случае мы выявили уже на фоне формирования кальценатов.



Александр Снаров : Стараемся, чтобы медицина в детском саду, консультации родителей, что касается питания, организации досуга детей, мы пытаемся оградить.



Олег Родин : Так разъяснили ситуацию Нина Синицина, главный фтизиопедиатр Областного департамента здравоохранения, и Александр Снаров, руководитель Павловского управления образования.


Что же касается питания в детсадах, что большой скандал случился, когда директор 38-го детсада Татьяна Соловьева в прямом эфире местного телевидения задала вопрос полномочному представителю президента Александру Коновалову: «Как можно полноценно кормить детей на отпускаемые в день 32 рубля на каждого?» Полпред обещал взять ситуацию под контроль, но мэр Вадим Булавинов пояснил, что дополнительных денег на питание детей в муниципальных садах в бюджете нет.



Вадим Булавинов : Пока сегодня мы имеем столько денег, сколько на это выделили. Пока других источников нет. Датировать из бюджета денег нет.



Олег Родин : Нет денег для детей. Вот и нижегородцы в итоге интерактивного опроса на местном телеканале посчитали, что основная причина демографического кризиса - тяжелые условия жизни, высокие цены и тарифы.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Военный комиссариат Московской области заключил договор о сотрудничестве с православной церковью, поддержав идею работы священников в армии, правда, пока, цитирую газетное сообщение, «проводятся регулярные беседы духовно-просветительской направленности с личным составом Серпуховского военкомата и призывной молодежью». В этом военкомате мне разъяснили, что, на самом, деле уже не первый год в церемонии отправки на службу участвует священник- это благочинный Серпуховской отец Владимир. Он благословляет призывников на службу, дарит иконки. Очередная отправка в армию назначена на 24 мая, но в воинских частях священники, конечно, еще не встречают солдат, что подтверждают уже служащие солдаты.


Воинская часть подмосковная, один из солдат отслужил полтора года, второй - год, оба не о духовно-просветительском стали говорить, а о сугубо материальных трудностях солдатского быта.



Солдат : Мне уже осенью домой. Надо на контракт переводить и заработную плату повышать, тогда будет и служба. Когда человеку платят определенную нормальную сумму, он знает, за что он служи, за что он работает. Раньше платили 100 рублей, а сейчас 400. Надо военнослужащим зарплату повысить. 400 рублей – это, извините меня, это не деньги.



Солдат : Это зарплата за месяц.



Солдат : Пачка сигарет стоит 20 рублей, а на в день уходит 1,5-2 пачки.



Вера Володина : Оценивает так, что не меньше чем полторы тысячи рублей должно быть денежное довольствие срочника, чтобы хватало не только на сигареты и жевательную резинку, но и на какие-то сладкие мелочи.



Солдат : Что в столовой дают, тоже хочется чего-то сладкого. А это опять же деньги нужны, чтобы купить. Во-вторых, дорога сейчас платная. Домой ехать тоже на что-то надо. Сейчас льготы все отменили на транспорт.



Вера Володина : Второй солдат из Тульской области, для него дорога домой в долгожданное увольнение - расходы в полторы сотни рублей, которых нет.



Солдат : Я думаю, что если я на следующей неделе поеду домой, то мне просто не на что ехать. Зарплата была давно, и будет нескоро. А раньше были льготы – бесплатный проезд. А сейчас мне, чтобы доехать от Москвы до Тулы, нужно заплатить 100 рублей только за электричку, и еще рублей 50 на транспорт. Рублей 150 обходится дорога только.



Вера Володина : Этот солдат отслужил год, что делал бы в армии священник, он пока не смог себе представить, а вот про командиров говорит, что начальники из устава вспоминают лишь то, что солдат должен делать, но ничего для солдата полезного или приятного, что тоже уставом предусмотрено.



Солдат : Например, отдых. Нас вместо отдыха посылают на работы какие-нибудь, хотя бы просто убирать территорию. Мы должны отдыхать в это время, а нас посылают на территорию. Это очень существенно. Пока служишь в учебной роте (первые полгода), тебе ставят в пример только то, что должно быть выгодно для них, а то, что выгодно для тебя, они никогда не афишируют. Им только пытаешься сказать, а они нам в ответ, что мы что-то делает не так, значит, хорошо мы не получим. Они ставят нам это все в наказание.



Вера Володина : Считают, что снять напряжение в воинской части можно и сегодня, отпуская солдат почаще в увольнение домой.



Солдат : Не дают. Иногда – раз в четыре месяца. Это считается немного. Нормально отдохнуть два дня. Просто солдат, не выходя два года из гарнизона тоже…



Вера Володина : Еженедельные выходные солдату кажутся, конечно, фантастикой, но так велико желание чаще бывать дома. Ребята говорят, что моральный климат среди солдат был бы лучше, если бы кто-то заботился и об их досуге, если бы офицеры относились бы к солдатам по-человечески.



Солдат : Сами офицеры войдут в положение хотя бы на пару дней солдата, они поймут, что и как надо делать. Я говорю не только о плохом, но и о хорошем. Человек служит. Он два года видит одни и те же лица. Хотя бы просто выйти из части – уже на душе намного спокойнее, какая-то аура не та.



Вера Володина : По прогнозам, каждый десятый из числа граждан призывного возраста в Московской области пойдет служить и в эту весеннюю призывную кампанию - около 4 тысяч молодых людей. 47 военкоматов еще месяц будут заниматься призывом и отправкой.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



М эр Самары Георгий Лиманский подписал постановление, согласно которому должен быть продан федеральный памятник культуры — польский костел, единственный в Самаре католический храм. «Костел вместе с землей под ним предполагается продать одной из строительных компаний», - рассказала прихожанка самарской католической общины Елена Стефанская.



Елена Стефанская : Это же такая акция нетерпимости, нетолерантности, несправедливости. Все-таки мы же живем в демократической стране. И вероисповедание, все конфессии должны жить в мире, дружбе. Это оскорбление не только для местных верующих. И весь католический мир это будет воспринимать, наверное, хлеще, чем «Код да Винчи». Потому что такие места – культовую архитектуру, места духовности – их нужно беречь, сохранять и всячески пропагандировать.



Сергей Хазов : Самарский костел в этом году отметит свое столетие. В 1995 году по Указу президента России костел стал федеральным памятником под названием «Храмовый комплекс», продолжает Елена Стефанская.



Елена Стефанская : Это одно из лучших архитектурных украшений. Костел, построенный в конце XIX века одним из лучших архитекторов Богдановичем, которого наша Самара должна просто за честь посчитать и беречь этот костел. Но он должен принадлежать тем, для кого было построено это здание. Там должны быть католики, там должны проходить службы католические, как, наверное, во всем мире. Это памятники, за которые нам, в общем-то, не стыдно. Можно сделать визитной карточкой здание, в котором переплетаются псевдоготический стиль и элементы русского стиля - вот эти вот башенки фиалок.



Сергей Хазов : Несмотря на то, что президентским указом самарский костел получил статус памятника архитектуры, областное управление культуры так и не потрудилось подготовить его подробное описание, чтобы точно знать - сколько входит в него зданий и какую площадь они занимают. В единый федеральный реестр объектов культурного наследия было внесено только здание самого костела. А молитвенный дом, построенный в конце XIX века и обязательную вокруг памятников архитектуры пятидесятиметровую охранную зону, чиновники просто забыли внести в документы. Этим не замедлила воспользоваться мэрия Самары. Оказалось, что молитвенный дом был записан в реестр муниципальной собственности еще в 2000 году, но самарской католической общине об этом не сообщили. «Теперь молитвенный дом должен быть снесен, а на его месте планируется построить многоэтажный жилой дом», - рассказала Марина Домбровская.



Марина Домбровская : Понимаю, конечно, пострадают верующие. Но, прежде всего, пострадают, наверное, все самарцы. Потому что это история города. Когда разрушается что-то из исторической части города, тем более, какие-то религиозные учреждения культа, это все-таки, как бы мы не относились к разным каким-то верованиям, это – история. И, конечно же, я не говорю о том, что это может быть снесено, это акция вандализма просто.



Сергей Хазов : В костеле проходят богослужения самарских католиков. Марина Домбровская считает, что самарская общественность не должна допустить уничтожения костела.



Марина Домбровская : Все-таки в любой стране мира исторические здания находятся под охраной государства. И деньги на восстановление таких зданий идут именно от государства. Как бы это ни было накладно государству, но это лицо любой страны. Это история. Мне кажется, всегда можно найти компромисс. Можно, и чтобы проходили службы, и это может остаться историческим зданием, как памятник архитектуры. Он один такой у нас в Самаре. Это достопримечательность города.



Сергей Хазов : «Самарский костел, с залом, рассчитанным на 1 тысячу человек, – один из крупнейших в Европе. Если в пятнадцати метрах от костела начнется строительство многоэтажного дома, это будет означать гибель готического храма», - считает студентка самарской архитектурной академии Алена Михалева.



Алена Михалева : Это ужасно. Потому что атмосфера, которая там сейчас на данный момент существует, – это история, это эпоха. И зачеркивать свою историю нельзя. С прошлым прощаться просто невозможно. Потому что люди верующие и это ужасно по отношению к ним именно. Бесчеловечно даже. И если власти стремятся для себя освободить территорию под жилые дома, это не самый лучший вариант. Для верующих будет очень больно. Потому что это храм, это святыня.



Сергей Хазов : «Не желая потерять свой храм, самарские католики обратились за помощью в Поволжское управление по охране памятников культуры, в прокуратуру Самары и известили о происходящем Ватикан», - рассказала Людмила Цесарская.



Людмила Цесарская : Я не знаю – о чем они думают вообще. Они не думают о людях. Мне кажется, сейчас это свободное вероисповедание и обязательно должны быть любые храмы и православные, и католические, и иудейские – любые. Это же для людей. Это же не просто исторический памятник или храм. Это ведь люди туда ходят. А куда им пойти, если у них есть такое – пойти и исповедаться, или пойти просто помолиться. Любой мне кажется, прихожанин, ему обязательно нужно где-то побыть со своим я наедине, или посоветоваться с кем-то. Я хочу, чтобы костел оставался.



Сергей Хазов : Не только католики, но и православные выступили против уничтожения самарского костела, говорит Ольга Воробьева.



Ольга Воробьева : Ну, если церкви сейчас строят, зачем костел ломать, я не понимаю? Я считаю, что это не надо делать. Есть же другой веры люди. Пусть, пожалуйста, ходят. Может там пристанище чье-то будет, может людям вообще больше пойти некуда. Я считаю, что это очень плохо.



Сергей Хазов : Самарцы на редкость единодушны во мнении - костел должен существовать и как центр католической общины города, и как архитектурный памятник – один из символов Самары, поделилась Мария Евсеева.



Мария Евсеева : Все, что создается людьми во имя их духовных начал, все должно сохраняться и приумножаться. Я хочу, чтобы он сохранился. Все это на благо человека, чтобы духовность росла у людей. А это сейчас самое главное – вера и духовность.



Сергей Хазов : Комитет по управлению имуществом при самарской мэрии специальным распоряжением временно приостановил действие приказа, по которому молитвенный дом самарского католического костела и земля под ним выставлялись на продажу. Однако, по словам чиновников, это лишь временное решение проблемы. Чиновники не скрывают, что в ближайшее время мэрия вновь может выставить на продажу землю вокруг костела и здание молитвенного дома.



В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев:



Марина Попова : Мы сами себе нашли работу. Работали 15 лет на рынке. Кормили свои семьи, семьи своих продавцов, грузчиков, рынок. Платили налоги. А теперь городские власти хотят нас полностью разорить, убрать, уничтожить. Для этого установили непомерные, неподъемные для нас налоги.



Дмитрий Лишнев : Возмущается Марина Попова, участница инициативной группы арендаторов торговых мест и продавцов чебоксарского рынка «Шупашкар». На прошлой неделе эта группа организовала и провела массовый пикет на центральной площади столицы Чувашии. Женщины, а именно они составляют подавляющее большинство арендаторов торговых мест и нанятых ими продавцов, держали транспаранты с требованиями о недопущении уничтожения открытых рынков, где простые горожане могут дешево и просто купить сельхозпродукцию местного производства, а крестьяне и владельцы дачных огородных участков без особых проблем продать продукты своего подсобного хозяйства.


Причиной публичной акции стали возросшие в нынешнем году размеры арендной платы за землю (ведь рынок размещается на муниципальной земле) и недавно введенного городскими властями единого налога на вмененный доход. Разорение из-за такой политики индивидуальных предпринимателей, арендующих торговые места на рынке, чревато разорением и для рынка – частного закрытого акционерного общества. Сложившуюся ситуацию характеризует заместитель директора рынка «Шупашкар» Ирина Макарова.



Ирина Макарова : Если раньше с торгового места мы платили 120 рублей налога, то с этого года мы должны платить 1072 рубля за это же торговое место. В результате весь этот рост налога мы вынуждены переложить на плечи наших арендаторов и индивидуальных предпринимателей. Они же в свою очередь должны будут поднять цены. Учитывая низкую покупательскую способность, это, конечно, снизит доходы наших предпринимателей. Следует особо подчеркнуть, что ставка земельного налога в прошлом году составляла 13 рублей. С этого года она уже составляет 15 рублей. Рост незначителен. В то же время, арендная плата за землю на рынке в том году составляла 27 рублей, а в этом году она составляет 249 рублей. Объяснить эти существенные различия можно только одним словом – политика городских властей направлена на уничтожение рынков.



Дмитрий Лишнев : Начальник отдела организации торговли и потребительского рынка администрации Чебоксар Михаил Калинин тоже сомневается в правильности решения, принятого городским собранием депутатов.



Михаил Калинин : Городское собрание утвердило тарифы по аренде земли. У депутатов можно спросить – почему они утвердили такие тарифы, тем более что там больше половины депутатов это представители бизнеса? Я понимаю нашего зама по экономике, поскольку это все-таки платежи, которые идут в городской бюджет. Его можно понять, ему надо бюджет пополнять. Ему задачу такую ставят. Но надо учитывать все интересы.



Дмитрий Лишнев : Хотя, как предполагают участники пикета и дирекция рынка, депутаты, действительно, учли разные интересы и в первую очередь интересы крупного торгового бизнеса, ныне активно застраивающего Чебоксары супермаркетами, заполненными исключительно импортной сельхозпродукцией. Вот, например, мнение депутата Чебоксарского городского собрания Владислава Солдатова.



Владислав Солдатов : Я сам предприниматель. Я что-то не ощущаю. Я как субарендатор у города арендую. На сегодняшний день, если так посчитать, у нас условия даже льготные. Я знаю, что на этом рынке сидят одни нехорошие люди. Есть политика такая, чтобы цивилизованно все было, чтобы продавали современными методами, а не на лотках, чтобы на грязи ничего не валялось. Мы хотим, чтобы все с улицы перешли в нормальные, комфортабельные условия. Видать, сегодня город своим распоряжением, такими путями выселяет.



Дмитрий Лишнев : Понятно, что для депутатов городского собрания интересы города несопоставимы с интересами простых горожан. А их интересы, на самом деле, зачастую просты. Говорит Елена Александрова.



Елена Александрова : Нас, арендаторов, на рынке «Шупашкар» около 1200 человек, а с обслуживающим персоналом (продавцами, грузчиками, наемными работниками, которым мы даем работу) нас здесь работает около 3 тысяч человек. И сейчас мы видим реальную угрозу разорения под бременем налогообложения, установленного городскими властями. Такие же проблемы стоят еще перед пятью рынками города Чебоксары, то есть десятки тысяч людей могут, также как и мы, остаться без работы. Поэтому мы вышли с пикетом, который состоялся прямо у здания администрации. Однако администрация города Чебоксар пикет проигнорировала. Никто не соизволил выйти, поговорить с народом.



Дмитрий Лишнев : Говорить с народом направили одного из заместителей начальника районного отдела внутренних дел. Сразу после пикета, несмотря на то, что его проведение было заблаговременно согласовано с чебоксарской мэрией, участниц инициативной группы препроводили в милицию, где на ту из них, что подписалась под уведомлением о проведении пикета, был составлен административный протокол о нарушении порядка проведения публичного мероприятия, чтобы впредь неповадно было.



В эфире Северный Кавказ, Лада Леденева:



С наступлением теплой погоды весенний воздух и буйная зелень пьянят и манят в горы Кавказа приезжих из самых разных уголков страны. Однако не все они знают, что горы не прощают ошибок. Вот и на этот раз 12 человек - две группы туристов из Киева и Москвы - стали жертвами непогоды, заблудившись меж двух вершин Эльбруса. При этом, как говорят спасатели, они все сделали правильно: закопались в снег, чтобы переждать ненастье.



Кантемир Давыдов : Закопались в снег для того, чтобы переждать непогоду. Это, в принципе, было правильное решение. Просто ребятам не повезло. Сильный ветер и очень низкие температуры.



Лада Леденева : Рассказал начальник пресс-службы МЧС по Кабардино-Балкарии Кантемир Давыдов.


16 мая, еще одна группа (на этот раз из пяти жителей Ярославля) заблудилась в горах Адыгеи. Первого мая они ушли в поход, намереваясь из Сочи через перевалы и по горной реке попасть в столицу Адыгеи Майкоп.


Александр Цепковский, опытный альпинист, спасатель. Начальник Карачаево-Черкесского спасательного отряда. Я попросила его ответить на вопрос: «Почему в горах Кавказа так часто гибнут люди?»



Александр Цепковский : Гибнут те, кто не ожидает этих опасностей. Бывает, конечно, что и профессионалы попадают под камнепад. Но львиная доля несчастных случаев – это люди, которые просто не подготовлены в том или ином отношении, то есть их уровень спортивной квалификации не позволяет пройти маршрут, который они заявили.


Второе. Если раньше это были туристские, детские туристские группы, команды срабатывались, схаживались на маршрутах, знали, кто и что из этой команды стоит, то теперь есть такая форма знакомства по Интернету. Говорят – хочу сходить на Эльбрус. И набирается пять человек – один из Свердловска, один из Киева, один из Москвы. Встречаются на вокзале. Ну что, пошли? Пошли. И в итоге могут бросить человека, оставить на маршруте. В худшем варианте, но и они бывают, усилиями одного из участников группы гибнет другой. То, что говорят, что не зарегистрировался у спасателей – это одна из причин только. Потому что не панацея – они пришли к нам, зарегистрировались, все нормально, но застала непогода, люди растерялись, руководитель не подготовлен. В итоге несчастный случай в горах.



Лада Леденева : Основных опасностей, подстерегающих покорителей вершин, четыре - это плохая погода, сбивающая с пути, лавины и камнепады, трещины-ловушки глубиной с 20-этажный дом и леденящий душу страх перед подобными неожиданностями.



Рашид Байдаев : Паники никогда не должно быть. Из-за одного паникера бывало погибали целые группы. Вот последний шторм на Эльбрусе. Ребята начали спасаться каждый сам по себе. Нужно было просто связку сделать и медленно спускаться вниз. У них были веревки. 13 человек – это большая, длинная связка.



Лада Леденева : Рассказал 40-летний житель Нальчика, председатель Кабардино-Балкарского республиканского детско-юношеского клуба по туризму и альпинизму «Азимут» Рашид Байдаев.


Почему люди так любят опасность, и ради чего мы так много сил тратим на спасение альпинистов? - недоумевают спасатели.



Александр Цепковский : Допустим, 100 человек идет, видят опасность. 80 процентов возвращаются, чтобы уйти от нее, а 20 все-таки идут на нее. Как тут можно? Не знаю.



Лада Леденева : Рашид Байдаев возражает.



Рашид Байдаев : Преодоление опасность – сидит в каждом мужчине. А конкретно по горам так скажу, нас все-таки всех тянет ближе к Богу, то есть чем выше поднимается человек, он ощущает, что он ближе становится к Богу. Вот основной мотив всех альпинистов. На самолете тебя поднимают, а тут сам идешь. Это две разные вещи. Можно и на вертолете туда на Эльбрус или на Эверест подняться. Но дело в том, что сам от начала до конца преодолеваешь этот путь, все перипетии.



Лада Леденева : Рашид ходит в горы с 18-ти лет, и уже шесть раз покорил высочайшую точку Европы: трижды - восточную, трижды - западную вершину Эльбруса. Он много раз попадал в экстремальные ситуации в горах, но готов к восхождениям снова и снова, чтобы испытать ни с чем не сравнимые эмоции.



Рашид Байдаев : Гамма эмоций тут. Масса чувств одновременно – тут и плакать хочется, и смеяться, и прыгать, и лечь уснуть. Тут чувства исполненного долга, тут и усталость. Одним словом эти чувства не выразишь.



Лада Леденева : В юности Рашид Байдаев занимался вольной борьбой. Теперь, говорит, не променяет горный туризм ни на что на свете.



Рашид Байдаев : На море можно приехать, три дня поплескаться и уехать, а в горах можно ходить месяцами. Новые ущелья. Вы знаете, сколько у нас в горах неизведанного еще?! Есть монастыри православные, которые под слоем снега иногда скрываются, когда их видишь, походы, песни около костра. Тут очень много такого, что по-разному влияет на человека.



Лада Леденева : Современная наука придумала множество средств, позволяющих избежать чрезвычайных ситуаций в условиях высокогорья. Это и десятидолларовые пластины-датчики, которые крупные спортивные фирмы по производству одежды для альпинистов вшивают в ботинки и комбинезоны, и приборы связи GPRS , и даже сотовые телефоны, при умелом пользовании ими спасающие жизнь. Но главное - при любой подготовке и качестве обмундирования к походу в горы нельзя относиться легкомысленно.



Рашид Байдаев : Я попадал под это, я видел гибель своих друзей. Я знаю, что с горами не шутят. Горы могут в одно время не отпустить. Хоть ты и мастер, хоть и достиг в альпинизме или туризме высоких вещей, но к горам нужно все время относиться уважительно.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В то время, когда президент страны говорит о демографических проблемах и вариантах ее решения, сирота Кристина Перескокова скитается по чужим квартирам - без жилья, без работы и денег, и с маленьким ребенком на руках. После суда с городской администрацией, ей на бумаге выделили комнату 9 квадратных метров. То, что девушка на 9 месяце, на судей впечатления не произвело. Ни метром больше. Впрочем, и эти 9 метров Кристина ждет уже полгода.



Кристина Перескокова : В интернате говорили, что выпустишься в училище, там тебе все сделают. Когда я из училища вышла, директор мне сказала, вали куда хочешь, делай сама себе все. Ты не сделаешь, тебе никто ничего не сделает. Как бы они не обязаны ничего делать. Ни интернат, ни училище ничего. И вот я осталась у разбитого корыта. Мне обязательно надо прописку. Мне обязательно надо оформить детские на ребенка, чтобы я какие-то деньги могла получать и прокормить ребенка.



Александр Валиев : В службе судебных приставов, которые должны обеспечить выполнение вынесенного судом решения, ей щедро дают обещания и просят подождать. Опыта общения с чиновниками Кристине хватило на всю оставшуюся жизнь. И повторять его девушка просто не в силах.



Кристина Перескокова : Я обращалась в администрацию Ленинского района сперва. Посмеялись надо мной. Я как раз беременная была. Они сказали, что как будто такого закона уже нет, чтобы чего-то там делать, давать квартиры какие-то. Суд состоялся. Мне 9 квадратных метров отсудили. Спрашивали, что ребенок скоро родится, они говорят – это никого не касается. Она сирота. Вот ей положено 9 квадратных метров, что она одна и все. А ребенок тут никакой роли не играет. Конечно, тяжело. Плачу практически каждый день.



Александр Валиев : Центр постинтернатной адаптации выпускников детдомов и интернатов помогает сиротам устроиться в жизни. Готовит документы для суда о получении жилья, способствует в трудоустройстве, предоставляет временный кров. Однако далеко не все могут воспользоваться помощью центра. Его площади и финансовые возможности небезграничны, а, к примеру, Кристине с ребенком и вовсе находиться в этом учреждении не положено. Тем не менее, заместитель директора центра постинтернатной адаптации выпускников детдомов и интернатов Надежда Долгушина относительно судьбы Кристины Перескоковой настроена оптимистично.



Надежда Долгушина : Теперь при выделении жилья они, конечно, учтут, что у нее есть ребеночек. А тогда они не могли, потому что вдруг он не родится, вдруг он умрет. Всякое бывает. На сегодняшний день надо позвонить судебному приставу, потому что вступило в законную силу, они уже при выделении квартиры будут рассматривать и учитывать. А то, что 9 метров – это по законодательству было Челябинской области. Там 9 метров жилой площади, а на сегодняшний день – не менее 18 метров общей площади.



Александр Валиев : Закон «О дополнительных гарантиях» был принят на федеральном уровне еще 10 лет назад. Но он не работал. Почему? Говорит Надежда Долгушина.



Надежда Долгушина : Денег в нашем субъекте Федерации, в Челябинской области, не выделялось. А теперь выделяет Москва. Вот с прошлого года закон в полную силу заработал.



Александр Валиев : Между тем, есть человеческие судьбы, которые не вписываются в законы, и, к сожалению, по этой же причине не могут вписаться в полноценную жизнь.


Базаргуль Саргубиной уже 30 лет, она сирота и инвалид с детства. Однако если ее статус инвалида по зрению подтвержден официально, то правами сироты она воспользоваться не может из-за равнодушия и лени чиновников. В свое время, когда от Базаргуль фактически отказался отец, а мать умерла, она жила в интернате на государственном обеспечении, но администрация интерната почему-то не оформила ей статус сироты. И сейчас женщина не имеет жилья. Из-за плохого зрения не может найти работу, а чиновники, к которым она обращается, просто игнорируют ее просьбы.



Базаргуль Саргубина : Все чиновники отворачиваются, и прямым текстом говорят, что вы нам не нужны, вы нам не интересны – заниматься вашими проблемами, что у нас других дел полно. Получала отписки, что у меня нет никаких документов, и они не могут предоставить жилье. Что вот я занимаю очередь, и оно будет предоставлено в очереди.



Александр Валиев : Сейчас Базаргуль работает в учебном учреждении за городом массажисткой, живет в комнате 14,3 метров, которая служит ей и кухней, и гостиной, и прачечной, до недавнего времени и душевой. Ее руководитель грозится выгнать ее из общежития, если она не подпишет договор социального найма. Но Базаргуль отказывается это делать, так как не считает комнату в загородном общежитии решением своих жилищных проблем. Но других вариантов она добиться не может ни от мэра Юревича, ни от его зама Давыдова, ни от районных властей.


Базаргуль Саргубина стоит в очереди на получение жилья 661-й, в этом году очередь продвинулась примерно на 75 человек. Если дело пойдет такими темпами, то квартиру девушка получит только через 10 лет.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



В Ижевске стихийные протесты и недовольства граждан состоянием жилищного фонда и политикой властей в сфере ЖКХ начали принимать организованные и скоординированные формы.


Еще год назад вышли на митинги жильцы нескольких домов, расположенных на центральных улицах, протестуя против уплотнительной застройки и безобразий в коммунальном обслуживании домов. Теперь общественное движение «Ижевский совет домовых комитетов» - один из активных отрядов протестного движения. Возглавил его депутат гордумы, единственный там представитель оппозиции, Андрей Коновал. Сейчас идет подготовка к конференции домкомов, где, как он ожидает, соберутся представители не менее сотни многоквартирных домов. Задачу этой конференции Коновал формулирует так.



Андрей Коновал : Там какие основные направления работы? Что у нас горит? Это поправки в договор, признание долгов по капремонту, это землеотвод, процедура должна быть, вопрос уплотнительной застройки, вопрос о подвалах, кому они принадлежат. Вот такие направления мы определили. И пытаемся сейчас создать рабочие группы для того, чтобы мы могли уже с каким-то конкретным предложением выйти на конференцию.



Надежда Гладыш : На днях обсуждались поправки к предложенному коммунальщиками тексту типового договора. А он, по мнению собравшихся, никак не отражает и не защищает интересов жителей. Галина Коренева, активиста совета пенсионеров небольшого микрорайона в Ижевске, уже имеет опыт общения с сотрудниками «Горжилуправления» по поводу внесения поправок в договор. Он отрицательный.



Галина Коренева : Дайте мне письменный отказ, что вы менять ничего не хотите и почему. Почему вы нас наклоняете сейчас подписывать, что мы выбираем ДЖУ, если закон его внедрения перенесли на 1 января? Никто не отвечает. То, что там было написано в прошлом году, по-моему, в «Известиях», люди эту газету найти не могут. Не у всех ведь есть.


Потом стали сравнивать. В принципе, вот здесь было оговорено – вода, температура. А в новом-то, что они изобразили?



Надежда Гладыш : Людмила Шестоперова тоже столкнулась с отпиской за подписью начальника юридического департамента управляющей компании.



Людмила Шестоперова : Тоже два раза направляли в ДЖУ. Наш договор в соответствии с изменением. Два раза они нас обратно отправили под предлогом, что, кто такая Шестоперова, кто ее выбрал, кто ей дал такие полномочия. Мы поняли, что нужно вот этот протокол приложить к этому договору. Вот он протокол у нас.



Надежда Гладыш : По мысли лидера «Ижевских домкомов» Андрея Коновала, согласованный гражданами проект договора, поддержанный уличными массовыми акциями, должен будет сделать обслуживание домов эффективным, а платежи за него – прозрачными.



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



Жители дома на улице Энгельса, 36 заявили, что в конце июля, в дни празднования 50-летнего юбилея города, они проведут голодовку. Говорит Инга Исакова.



Инга Исакова : Наши планы устроить голодовку летом в ознаменование 50-летия нашего прекрасного города должны осуществиться. Другого выхода у нас, к сожалению, нет.



Алексей Собачкин : Люди уже три года борются за то, чтобы им разрешили приватизировать квартиры, но не могут этого добиться. Дело в том, что они живут не в муниципальном, а в федеральном доме, находящемся на балансе обнинского физико-энергетического института (сокращенно ФЭИ). Дом имеет статус спецжилфонда, поэтому квартиры в нем приватизации не подлежат. Но дом институту не нужен, содержать его накладно.


Заместитель директора ФЭИ по хозяйственной части Виктор Борисов от записи интервью воздержался, хотя ситуацию пояснил. С его слов, в 68-квартирном доме осталось всего четыре сотрудника ФЭИ, а содержание здания влетает в копеечку, средства отрывают от маленьких зарплат ученых. Поэтому институт заинтересован в том, чтобы избавиться от здания, передав его в муниципальную собственность. Но, как написано в одном из документов, подписанном Борисовым, «ФЭИ не правомочен совершать какие-либо действия с недвижимым имуществом без согласия собственника в лице «Росимущества». Конец цитаты. А вот другой документ, подписанный заместителем руководителя «Росимущества» Аратским: «Исключение жилых помещений из состава специализированного жилищного фонда осуществляется на основании решений органа, управляющим этим жилищным фондом. Конец цитаты. По мнению жильцов многострадального дома, эта переписка – самый настоящий бюрократический футбол. Говорит жительница дома Надежда Баранова:



Надежда Баранова : К кому бы ни обратились по поводу приватизации жилья, везде натыкаемся на стену, не находим никакого выхода из этого положения. Обращались не в одну инстанцию. Сколько писем написано, сколько сами ходили, и бесполезно к кому-то обращаться было.



Алексей Собачкин : У жителей дома сложилось впечатление, что ни один чиновник не рискует взять на себя ответственность за перевод дома из федеральной собственности в муниципальную. Говорит Инга Исакова.



Инга Исакова : Если вспомнить слова Булгакова о нехорошей квартире, я бы назвала весь дом в целом нехорошим, потому что ощущение полной беспомощности, недоумения. Потому что каждый отдельно взятый чиновник не против, но круги, по которым мы вертимся, ни к чему не приводят.



Алексей Собачкин : Пока же местные, региональные и федеральные чиновники разбираются, кто из них должен принять окончательное решение, люди чувствуют себя крепостными. Они не могут приватизировать свои квадратные метры, чтобы улучшить жилищные условия. Говорит Инга Исакова.



Инга Исакова : Сейчас моя жизненная ситуация семейная такова, что мне просто необходимо улучшать мои жилищные условия – у меня маленький ребенок, под угрозой даже брак, потому что все, надеюсь, понимают, как важны нормальные жилищные условия. Я, конечно, очень заинтересована в том, чтобы можно было приватизировать комнату.



Алексей Собачкин : Продолжает Николай Никишкин.



Николай Никишкин : У нас двое маленьких детей, и мы не можем улучшить жилье, нам нужна приватизация. А здесь сложилась такая обстановка, как будто мы живем в неправовом государстве, а заложники... Это ужас! Дальше не должно это продолжаться, сколько можно!



Алексей Собачкин : Ситуацию комментирует правозащитница Татьяна Котляр.



Татьяна Котляр : Здесь очевидно нарушение закона и прав этих людей. Вот такое вот безобразие. Система не работает, граждан в упор не замечают.



Алексей Собачкин : Люди устали от равнодушия чиновников и у них нет другого выхода, как омрачить голодовкой юбилейные торжества, посвященные 50-летию города.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Фрагмент выступления



Елена Стрельникова : Александр Федорович Горшков в творческом дуэте с Александром Алексеевичем Овсянниковым и конферансье, и аккомпаниатор, и солист, и продюсер, и даже аранжировщик. Сегодня их охотно приглашают для выступлений в санатории и пансионаты Оренбуржья, а начиналось все со встречи в ансамбле «Голоса Отрады». Рассказывает Александр Федорович Горшков.



Александр Горшков : Мы сначала выступали в составе ансамбля «Голоса Отрады». Там было 11 женщин и мы вдвоем. Потом нас наш руководитель выпустил вперед – спойте чего-нибудь вдвоем мужским дуэтом. Мы спели. Так сильно понравилось зрителям, что руководитель подошел к нам – не могли бы сделать отдельный концерт? Это было, наверное, года полтора назад.



Елена Стрельникова : С тех пор и гастролируют Александр Федорович и Александр Алексеевич. Везде выступают бесплатно, просто не могут они, как многие пенсионеры, сидеть без дела. Продолжает Александр Алексеевич Овсянников.



Александр Овсянников : До этого я занимался дачей – около 40 лет, я любил дачи. А потом пришлось разлюбить с возрастом. Сыновья не ахти, внуки - тем более. А продукцию делить пополам, по всем. Я смотрел, смотрел. Мы с бабкой ползаем там, ну и бросил. Дело в том, что я всю жизнь пою, с детства. В войну до того доходило, что собираемся компанией гулять, найдите Шурку Овсянникова. Найдут меня, за стол посадят, накормят, давай пой. Вот я и пел.



Александр Горшков : Мы едем сюда не ради славы, не ради денег. Просто нам нравится людям нести радость. Сами оплачиваем дорогу, никто нам ничего не платит, все только на чистом энтузиазме. Нам нравится людям радость приносить. Порой вот так попоешь полтора часа и никак не уйдешь. То телефон спросят, песни переписывают мои.



Елена Стрельникова : Продолжает Александр Федорович Горшков. Сам он не только поет, но и пишет песни, стихи. Начал сочинять лет 25-30 назад.



Александр Горшков : Друзьям понравилось – да ты что зажимаешь это дело. У меня было где-то разбросано по листкам. Потом они, мои приятели, собрали все это дело в кучу, отпечатали, привели в порядок, выпустили первую книжку. Я посмотрел – мне понравилось.



Елена Стрельникова : На последнем концерте к мужчинам присоединился и родной брат Горшкова Валентин Федорович.


Назвать этих мужчин стариками (одному 70, другому 75, третьему 65) даже язык не поворачивается. Незаметны в их ярких глазах ни обиды прошлых лет, ни болезни, нажитые в годы войны и послевоенные годы - только задор, улыбка и жизненная активность. Наверное, поэтому на их концертах всегда аншлаг, считает зрительница Клавдия Васильевна Егорова.



Клавдия Егорова : Голоса замечательные. Самое главное – исполнение было от чистого сердца, от всей души.



Фрагмент исполнения



Елена Стрельникова : Песни мы поем только любимые, говорят герои. А репетируем у кого-либо из Горшковых дома, жены такое хобби только приветствуют.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG