Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прекрасная победа баскетболистов ЦСКА. Откровения счастливого Сергея Кущенко. Латвия встречает мировой чемпионат – горды президенты и болельщики. Как реорганизовать российский клубный хоккей?





Олег Винокуров: Сразу после выдающейся победы баскетболистов ЦСКА в «финале четырех» Евролиги ULEB , наш корреспондент Елена Приходько поговорила, что называется, по душам, с генеральным директором клуба, к слову сказать, возглавившим недавно весь, так называемый, «большой ЦСКА» Сергеем Кущенко. Но беседа превратилась в монолог счастливого руководителя.



Сергей Кущенко: Я год назад попросил водителя, если мы выиграем в следующем году в Праге, когда я сяду после этого в машину, достать мне газеты прошлого года, после проигранного полуфинала. Он вспомнил. Я сел в машину - там газеты лежат. Я беру, открываю – «Титаник-2005». В тот момент мне захотелось отмотать пленку назад и всем показать, как это все происходит. Вдруг захотелось всем объяснить, как же это тяжело сделать, на самом деле. Что такое сегодня деньги? Да ничего! Что такое сегодня отношение друг к другу? Все! Именно этот фактор – отношение и понимание между людьми – является ключевым, как в бизнесе, как в жизни, как в семье, так и в спорте. Построение моей философии качественной команды - это отношения людей, прежде всего. Нам удалось подобрать людей, которым мы доверили. Тот же Вантерпул после финала меня за шею обнял и со слезами сказал: «Спасибо тебе, что ты мне поверил летом». Как он вел в финале! Он играл за то, что мы ему сделали. Смотришь, да только ленивый его не клевал с этим лазаретом полгода. А сегодня все говорят: «Господи, да он лучший!» Как все в спорте меняется! Одно очко выиграл – король. У победы одни генералы. Это же очко проиграл – заколбасят так…


Важно, что нашлись люди, которые не утешали. После финала-2005 первый же звонок: «Серый, да ты держись!» Когда мы 13 очков с «Барсой» стали проигрывать, я думал, что не выдержу, если меня еще будут жалеть. Я не хочу этого. Я пошел в раздевалку, я знал, что, пройдя «Барселону», мы имеем очень большой шанс выиграть у «Маккаби», но финальный шаг мы должны были пройти тяжело. Он и шел тяжело.


Я был в перерыве в раздевалке. Что сделал Мессина? Как Владимир Ильич – очки, ногу на ногу, и как тезисы такие пишет: «Ребята, так, попейте водички…». Все сосредоточены. Он говорит: «Победить «Барсу» очень просто. Нужно сделать три вещи». И эти вещи он объяснил. Перерыв закончился, все ушли. От него излучалось, что мы пройдем, но нужно сделать правильно эти вещи.



Елена Приходько: То есть, он заражал не какой-то энергией, посылом…



Сергей Кущенко: Уверенностью в том, что он делает. В сентябре взял словенца, грека, американцев, россиян, сейчас бельгиец, австралиец. И сделал из этого национального микста такую шикарную команду. Вот эти вот чувства приходят сейчас, заполняется ниша. По телевизору посмотрел, слезы начал глотать: как там все происходило, и как здесь показано. Там - совсем другое. Маленькие детали, о которых я всегда говорю, реально были внутри арены. Вот что объединило ЦСКА. Болельщики, которые реально пришли и отдавали душу туда, внутрь. Более того, ЦСКА показал не только психологическое превосходство над «Маккаби». Но и все специалисты говорят, что такого баскетбола десяток лет никто не видел. Никому не объяснить, что мы с Лехой до игры говорили… Но что касается подготовки … Ребята готовились, Пан смотрел свои мультики, ел свою рыбу - у каждого свой ритуал. Что они делают, почему они делают? Да потому, что им нужно освободить голову. Всё. У нас шанс один. Когда он может повториться? Да бог его знает, когда! Поэтому сначала хочется рассказать всё. Потом я подумал, что это все-таки наше семейное, мы не можем это рассказать. Во-первых, мы не сможем это объяснить, а во-вторых, это не надо знать всем на улице, этот наш маленький семейный секрет. Он где-то внутри. Сколько всяких закулисных штук! Кому, зачем это надо объяснять? Это есть, и это работа. Еще скажу, что осознания того, что мы это сделали, у меня еще нет. И у игроков еще нет. Понимаешь, что произошло что-то значимое. Мы должны не забыть, что мы папе это всё. Это папе всё, сто процентов!



Олег Винокуров: Папой называли баскетболисты ЦСКА своего президента, увы, не дожившего до этого радостного дня - Александра Гомельского. И, конечно, не мог о нем не вспомнить генеральный директор клуба Сергей Кущенко, исповедуясь перед Еленой Приходько.




Валерий Винокуров: Первые результаты начавшегося в Риге чемпионата мира по хоккею уже известны. Наш же корреспондент в Латвии, Михаил Бомбин, в своем репортаже рассказывает о том, что означает такое крупное спортивное событие для всей республики.



Михаил Бомбин: На открытии чемпионата с приветственным словом выступили сразу три президента. Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, президент Международной хоккейной федерации Рене Фазель и президент Латвийской хоккейной федерации, в общем-то, главный организатор 70-го по счету хоккейного первенства Киров Липман. Что было самым трудным в проведении хоккейного мероприятия?



Киров Липман: Самым трудным было внушить нашей стране, нашим жителям, нашему правительству, что чемпионат мира будет. Потому что 99 процентов не верили, что чемпионат вообще можно провести в нашей стране. Вот это было самое больное. Но когда люди поняли, осознали, что это реальность, получилось очень неплохо. И, конечно, Латвия от этого выиграет больше, чем наши политики сделают за несколько десятков лет. Вы знаете, что у нас будет саммит НАТО и это одна из серьезных проверок готовности Латвии к такому большому мероприятию.



Михаил Бомбин: О значении чемпионата сказал свое слово и глава правительства Айгар Калвитис.



Айгар Калвитис: С большой надеждой мы смотрим на то, что чемпионат будет одним из лучших в истории. Из государственного бюджета все-таки надо было вложить около десяти миллионов долларов. Но это вопрос не только престижа государства, но также и авторитета, и хорошей рекламы.



Михаил Бомбин: В течение 16-ти дней 16 сборных проведут 56 матчей турнира. Борьба за первенство происходит в двух местах – рижском хоккейном холле и на стадионе «Сконто». Реализовано 493 тысячи билетов. Средняя цена одного билета - 60 долларов. Полиция внимательно следит за поведением 35 тысяч болельщиков, которые приехали в Латвию из-за рубежа.



Киров Липман: Мы очень активно работаем с министерством внутренних дел, разработана целая программа безопасности и охраны порядка. Я думаю, что в этом плане у нас все будет в порядке.



Михаил Бомбин: В целях той же безопасности, на трибунах стадионов запрещено употребление пива, которое здесь считается латышским национальным напитком. Правильно ли это? Слово болельщикам.



Болельщик 1: Не правильно. Как же - хоккей без пива? Что это такое?



Болельщик 2: Наверное, может быть, более крепкие напитки нельзя. А пиво - вполне можно. Хотя это не принципиально. Главное - это игра. Нужно смотреть игру.



Болельщик 3: Я считаю, что не правильно. Я считаю, что пиво это легкий алкогольный напиток, и ничего такого страшного в этом нет.



Болельщик 4: Не правильно. Я думаю, что будет пиво. Потому что всем пиво нравится. Все равно принесут. Потому что это наш праздник. В Латвии очень хорошее пиво.



Михаил Бомбин: Согласно результатам последних опросов, 84 процента жителей Латвии внимательно следят за ходом хоккейных баталий, а кто за кого болеет - это уже другой вопрос. С неожиданным откровением в прессе выступил экс президент Латвии Гунтис Улманис. По словам первого президента Латвии, он желает победы российской сборной и советует воспринимать свой выбор, как вклад в улучшение латвийско-российских отношений. Это, конечно, парадокс, но то же можно сказать и о значительной части местного русскоязычного населения. Вы - болельщик? За какую команду Вы болеете?



Болельщик: Я болею за Россию больше, чем за Латвию, потому что, мне кажется, у России больше шансов попасть в финал.



Михаил Бомбин: Вы рижанин?



Болельщик: Рижанин.



Михаил Бомбин: Итак, на проведение чемпионата из казны потрачено 10 миллионов долларов. Латвия - беднейшая страна Евросоюза, и, быть может, стоило потратить эти деньги каким-либо другим образом? К сожалению, результаты моего блиц-опроса на рижских улицах к общему знаменателю не привели.



Прохожая 1: Честно говоря, по нашей жизни, по уровню, наверное, это для нашей страны дорого.



Прохожий 1: Лучше было пустить эти деньги на что-то другое.



Прохожий 2: Я считаю, что нормально. Стоило, конечно.



Прохожая 2: Я – за. Потому что это привлекает в Ригу людей разных стран, разных национальностей, это создает какое-то светское ощущение. Я считаю, что это нужно. И деньги, наверное, выделяются Европейским Союзом на это дело, и появляются новые спортивные сооружения.



Михаил Бомбин: Если же говорить о неприятном, то, как сообщил мне дежуривший около стадиона полицейский, главная проблема это не буйство хоккейных фанов, а понаехавшие на чемпионат из ближнего зарубежья бригады профессиональных воров-карманников. Впрочем, успехи правоохранительных органов налицо. В течение первых двух дней чемпионата в Риге задержаны шесть разыскиваемых Интерполом преступников. Налицо и общеевропейское участие в организации мирового первенства. Так, шайбы в количестве 3 000 штук были по спецзаказу изготовлены чешскими мастерами в местечке Катериница. Формула производства резины строго засекречена. Наконец, символ чемпионата - бобер по имени Рикс. Почему именно бобер, а не чайка или, скажем, журавль - сказать трудно. Но предположения есть. После провозглашения независимости и последовавшего затем промышленного спада, бобров в Латвии развелось немыслимое множество. Они засоряют поймы рек и, говорят, погрызли все столбы на латвийско-эстонской границе. Бороться с ними крайне трудно, а по численности бобры занимают теперь первое место среди диких зверей Латвии.



Дмитрий Морозов: Продолжаем разговор о хоккее с нашим экспертом, профессором Робертом Воскеричяном. Естественно, речь пойдет об организационно-экономических аспектах этого вида спорта, тем более, что на прошлой неделе мы вновь коснулись этой темы в связи с избранием Владислава Третьяка на пост президента Федерации хоккея России. О чем речь пойдет на сей раз, Роберт?



Роберт Воскеричян: О проблемах национальных хоккейных клубов. Не в том смысле, что у какого-то отдельного клуба есть проблемы. Мы знаем проблемы «Молота», проблемы московского «Спартака». Не об этом пойдет речь. А о проблемах клубов, объединенных в Профессиональную хоккейную лигу, которую недавно возглавил сенатор Михаил Маргелов. Он и во время предвыборной кампании, и после того, как его избрали, достаточно жесткие заявления делал о том, что будут проводиться серьезные реформы. И действительно, не прошло и двух месяцев, как мы услышали достаточно серьезные, радикальные предложения.


Итак, в чем суть этих реформ? У нас в стране, к сожалению, очень развито стремление «сделать, как где-то». И политики очень многие в период предвыборной борьбы говорят, что сделают, как в Европе или как в Америке. Очевидно, что эта ситуация перекинулась и на хоккей, потому что решили сделать, как в НХЛ. Вот именно, что «как». Потому что реальные предложения только внешне напоминают систему, которая принята в НХЛ, реформу, которая прошла в НХЛ после локаута и которая оздоровила Лигу.


Теперь, подробно. Самое главное - это потолок зарплат. Помните, мы говорили о потолке зарплат, который приняла НХЛ? Это было 39 миллионов долларов, а сейчас уже 45, кстати. И там очень жесткое ограничение по зарплате для звезд – не более 20 процентов от потолка. Если 45, значит, это не более 9 миллионов сегодня. Мы не будем больше об НХЛ, потому что речь сегодня идет о российской Профессиональной лиге. Естественно, у нас, как всегда, слышат звон, да не знают, где он. Они сделали следующую вещь. Предложили максимальный фонд (потолок зарплат) - 12,5 миллионов долларов. Это максимум. Минимум - 6 миллионов долларов. Сразу появляется масса сопутствующих, уточняющих моментов. Оказывается, самому звездному игроку вообще никаких ограничений на зарплату нет.



Дмитрий Морозов: Хоть весь фонд.



Роберт Воскеричян: Эти 12,5 - всем 22-м, а 23-му, звезде, еще столько же можно добавить. Получается так. По крайней мере, никаких опровержений этому я не видел. Достаточно интересно, что этот фонд не распространяется на тренеров. Как говорит сам генеральный директор Лиги Шалаев, есть сотни способов обойти, но он тут же говорит, что у них есть сотня способов пресечь злоупотребления.


Конечно, здорово. Придумать какую-то новую реформу, заложить в нее сотню способов уклонения от нее и сотню способов противоборства. То есть, все при делах. Кому нужен такой потолок зарплат? Он ничего не решает. Тем более, что речь то идет не о том, как потратить 12,5 миллионов, а как выжить. Потому что мы видим «Спартак», «Молот»…



Дмитрий Морозов: Не то, что 6, они 3 миллиона не могут заложить, наверное.



Роберт Воскеричян: Да, 6 они не тянут. Ситуация эта тянется с 24-25 апреля, это примерно в одно и то же время с избранием Владислава Третьяка происходило. Как бы дуплетом они выстрелили - мощный залп реформаторский. А куда бедные клубы, которые и 5 миллионов не наскребают? Им не до жиру, быть бы живу. И тут, в начале мая, пришло уточнение. Что, конечно, не 6 миллионов минимальных, а можно и 5. Я думаю, что и до трех дойдут. Это все впереди. Есть неплохие предложения по поводу отмены аренды и восстановления трансфертных отношений между клубами. То есть опять будут купли-продажи игроков.


И спорные есть моменты. Например, базовая стоимость игрока. Есть игрок, чья стоимость стремится к бесконечности, если это суперзвезда, а есть игрок, из-за которого может быть конфликт, но он не очень талантливый. Минимальная базовая стоимость - 100 000 долларов. Да, есть люди, которые и даром никому не нужны. Почему 100 000 долларов? А это все идет не от того, что реформу эту делают люди, которые не понимают хоккей или плохо понимают хоккей.



Дмитрий Морозов: А от чего?



Роберт Воскеричян: От одной фундаментальной, на мой взгляд, ошибки. Один из классиков марксизма-ленинизма писал как-то, что, не решив общей задачи и приступая к решению частной задачи, мы всегда будем натыкаться на эту нерешенную общую задачу. А русский народ просто говорит: нельзя ставить телегу впереди лошади. К чему я все это клоню? К тому, что необходимо для себя определиться: чего мы хотим от хоккея? Если мы хотим, чтобы дети ушли с улиц - да, это прекрасная социальная программа. Такое же может быть и в хоккее. Если такая нагрузка социального плана – да, конечно.


Есть и другая нагрузка социального плана. Есть огромное количество малых и средних городов России, особенно на севере, в восточных, азиатских регионах - Сибирь, Зауралье, Урал, я уж не говорю о Дальнем Востоке… Они тоже не могут жить без хоккея, им нужен чемпионат страны. Пускай это будут клуб с бюджетом полтора-два миллиона долларов. Но если мы говорим о хоккее как о бизнесе, тогда уж, будьте любезны, поступайте так, как требует этот бизнес.


В данной ситуации я не вижу никакой альтернативы, кроме как «отделить мух от котлет», как говорит один известный человек. Видимо, нам придется понять, какие клубы. А их сейчас 4. Потому что эти 12,5 миллиона, о которых я говорил, вызвали дикое недовольство, недоумение и протест четырех грандов.


Я назову эти клубы, они все на слуху и на виду. Кто у нас самый богатый? «Металлург» магнитогорский, «Ак Барс» казанский, ярославский «Локомотив» и омский «Авангард». Все. Остальным до этого, как до Луны. Им, еще раз повторяю, не до жиру, быть бы живы. А эти команды уже зашкалили. Они декларируют и 20, и 30 миллионов. Я думаю, смело умножай на 2 – не ошибешься. Какие могут быть здесь выводы? Либо сделать чемпионат Суперлиги из 4-5 команд, что нереально, значит тогда нужно искать выход на международную арену. По бюджетам они уже сравнялись.



Дмитрий Морозов: С американскими клубами?



Роберт Воскеричян: С американскими клубами, с канадскими клубами. Инфраструктуры пока еще нет. Пускай напрягутся. Денежки есть на это. Металлы очень дорого стоят на мировых биржах, а нефть и того дороже. Пускай напрягутся, сделают в своих городах соответствующие спортивные условия, спортивные инфраструктуры, общие инфраструктуры, я имею в виду гостиницы, потому что ни одна американская и канадская команда не может в этих клоповниках останавливаться. Давайте. Они будут летать в Магнитогорск, если там большие деньги, и играть. Я не готов сейчас сказать, что именно, но что-то вроде русской конференции НХЛ. И тогда автоматически решатся все вопросы, которые годами не решаются, признание этих контрактов, и так далее.


Примерно то, о чем говорил Фетисов полгода назад. Потому что такая огромная дистанция между клубами, которые вырвались в финансовом плане, и остальными, что невозможно их совместить. Если есть клубы, которые готовы ежегодно десятки миллионов долларов на фонд зарплаты… Если им 12,5 мало, то тут до 45 не так уж и далеко. Причем, 45 - это потолок зарплат в НХЛ. Далеко не каждый клуб в НХЛ себе позволяет достичь этого потолка. Соответственно, если эти недовольные 12,5 миллионами, значит им надо 25-30 миллионов. Вот мы почти уже приблизились. Пускай доведут до ума инфраструктуры и играют там.


Как это сделать – акклиматизация, перелет - это все решаемые вопросы. Но тогда нужно перестать лицемерить и сказать: да, есть богатые клубы, и есть все остальные, которые играют, чтобы согреться, здоровье потравить. Есть детский и юношеский хоккей, который призван увести детей с улиц, оградить их от алкоголя, наркотиков. А когда нет этого принципиального решения, появляются такие непонятные реформы. Сначала приняли, через 10 дней снизили минимальный порог до 5 миллионов. В итоге, это всё заболтают, я Вас уверяю, потому что слишком разнонаправленные интересы.


И, самое главное, о чем мы всегда говорили и будем говорить, потому что не решается вопрос. Да, очень хорошо, сделали потолок зарплат, с вратарями иностранцами решили, за 12-летних игроков 10 тысяч долларов заставляют платить, за 14-летнего – 20, и так далее… Для чего все это делается? Вот в НХЛ, для чего? Так поднять градус, накал зрительского интереса, чтобы зритель отдал деньги. Значит, нужна борьба, нужно зрелище. Все-таки нужно будет вернуться к серьезному обсуждению идей Фетисова, не знаю, насколько самостоятельно он их выдвигал, либо какая-то группа его советников их выдвигала. Но идея, по-моему, очень здравая. О том, как все-таки инкорпорировать наш российский клубный хоккей в эту глобальную структуру, чтобы это было оправдано и с финансовой точки зрения, и было в полном соответствии с интересами, прежде всего, российских зрителей и российского хоккея.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG