Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Избирательная комиссия Черногории объявила, что предварительные результаты референдума о независимости не опубликуют, если не будет убедительной победы одной из сторон


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Виктор Нехезин: В Черногории вчера прошел референдум о выходе республики из союза с Сербией. Официальные итоги голосования пока неизвестны. Более того, республиканская Избирательная комиссия заранее объявила, что предварительные данные не будут публиковаться, если они не будут свидетельствовать об убедительной победе одной из сторон.


Со мной на связи находится мой коллега, специалист по Балканам, долгое время проработавший в этом регионе, Андрей Шарый.


Андрей, премьер-министр Черногории Мило Джуканович уже высказался по поводу независимости Черногории. Насколько действительно у него есть основания заявлять о своей победе? Каковы были настроения в республике перед референдумом? Или это сейчас пока что более-менее популистский ход, поскольку официальных данных пока нет?



Андрей Шарый: Мило Джукановича легко понять, дело в том, что он 10 лет работает на идею независимости, и стремление войти в историю как политика, который привел свою небольшую, но гордую нацию к независимости, в данном случае кажется очевидным не только мне, но и большинству обозревателей. Речь здесь идет о таком термине, который в Черногории в последние недели называли, - "серый коридор". Это вот этот участок как бы голосования от 50 до 55 или до 57 процентов голосов избирателей. Ожидалось, что результаты референдума будут именно таковы, и ожидалось, что для подсчета голосов необходима будет повышенная скрупулезность. Ожидается и сейчас, по последним данным, что результаты голосования избирательной комиссии объявят в 23 часа по московскому времени.


Очевидно, что это не начало и не конец политического кризиса, политических проблем, с которыми Черногория сталкивается, потому что так или иначе референдум - еще одно свидетельство того, что симпатии граждан Черногории разделены, и почти половина хочет, по крайней мере, остаться в составе единого с Сербией государства, а чуть больше половины хочет независимости. Что касается процесса, как все это будет происходить, в том случае, если Центральная избирательная комиссия подтвердит, что сторонники независимости получили те 55 процентов, которые Европейский союз выставил условием для отделения Черногории от союзного государства Сербии, то начнутся формальные процессы переговоров с Белградом. Белград, судя по заявлениям белградских политиков, в целом готов к таким переговорам, и здесь, по крайней мере, на политическом уровне проблем ожидать не приходится. В том случае, если Центральная избирательная комиссия не сочтет, что большинство в 55 процентов у сторонников независимости, тогда, очевидно, придется столкнуться с новым раундом тяжелого политического противостояния в Сербии и Черногории.



Виктор Нехезин: Андрей, не могли бы вы в двух словах напомнить, почему, собственно, Евросоюзу пришлось вмешаться в этот процесс? Ведь референдум проходил на условиях именно Евросоюза.



Андрей Шарый: Дело в том, что Черногория давно говорила о том, что она, политическая Черногория, хотела быть независимым государством. В разных формах международное сообщество принимало участие, оказывало посредничество в урегулировании разных этапов кризиса в бывшей Югославии. В последние годы этим занимался Европейский союз. Главный лозунг Мило Джукановича: Черногория - европейская страна. Не скрывает официальная Подгорица, что главная цель - это вступление в Европейский союз. В общем, это логично: на территории маленькой республики давно уже действует евро, пытаются они развивать прямые связи с европейскими странами. Поэтому политическое посредничество и участие европейских представителей было вполне логичным.


На последнем этапе представлял Европейский союз словацкий дипломат Мирослав Лайчак, по-разному относились к его посредничеству и в Сербии, и в Черногории, но ситуация такая сложная, что здесь вряд ли хоть один самый изощренный международный посредник мог бы быть по вкусу всем участникам. Переговоров. То, что у Черногории, как в перспективе и у Сербии, европейское будущее, - в этом нет сомнений ни у кого. Вопрос только в том, в каком формате Сербия и Черногория будут так или иначе когда-то ассоциироваться с Европейским союзом, и будет ли там Черногория представлена как независимое государство.


XS
SM
MD
LG