Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стоит ли участвовать в promo-акциях и sms-лотереях


Марьяна Торочешникова: Кто выигрывает от промо-акций, sms-лотерей и конкурсов? Какие последствия влечет за собой публичное обещание награды? И как добиться выплаты положенного выигрыша? На эти вопросы отвечают эксперты в студии Радио Свобода – доктор юридических наук, профессор, член Независимого экспертно-правового Совета Александр Эрделевский и член правления Конфедерации обществ потребителей, адвокат Диана Сорк.


Ну, расспросами я займусь чуть позже. А сначала предлагаю послушать сюжет, который подготовил наш корреспондент в Казани Олег Павлов.



Олег Павлов: Летом 2005 года акционерное общество «Красный Восток - Солодовпиво » объявило о рекламной акции. Необходимо было собрать 10 вкладышей по 50 рублей, выслать их на адрес компании - и получить гарантированный приз в 500 рублей.



Любовь Забарова: На самом деле, оказывается, призы получили только те люди, которые успели как бы на тот период, когда разыгрывался призовой фонд. Призовой фонд был ограничен 15 миллионами рублей. И вот в данном случае эта потребительница получила следующий ответ: «Извините, призовой фонд исчерпан, поэтому в данном случае направить приз мы вам не можем». Хотя приз был почему-то назван гарантированным.



Олег Павлов: Любовь Забарова, главный специалист Управления Федеральной антимонопольной службы по Татарстану, рассказала, что поводом к претензиям послужило письмо от жительницы Перми Пономаревой Н.П. Узнав о данной акции из рекламы, она исполнила все условия. Однако гарантированных 500 рублей так и не получила.



Любовь Забарова: В ходе рассмотрения выяснилось, что, действительно, при организации стимулирующей лотереи «Попади в «десятку» у ОАО «Пивоваренное объединение «Красный Восток - Солодовпиво » была размещена недостоверная реклама на их продукции, а именно на пиве «Красный Восток», которая вводила потребителей в заблуждение.



Олег Павлов: Анна Павлова, хотя и живет в Казани, но тоже приза так и не дождалась.



Анна Павлова: Я отправила, как и надо было, 10 штук. Должно было дойти. Но не знаю, дошло или нет. Короче, мне там ничего не дали. А на Новый год прислали две открытки. Я прочитала – там поздравление. Я его порвала. А второе даже и не читала, порвала и выкинула. Вот и вся моя игра.



Любовь Забарова: Поскольку факт ненадлежащей рекламы был установлен, то был составлен протокол и наложен штраф в размере 40 тысяч рублей. ОАО «Красный Восток - Солодовпиво » попыталось оспорить этот штраф в суде. В их иске было отказано судом. И они, в общем-то, уже оплатили нам этот штраф.



Олег Павлов: Однако прежде чем оплатить штраф, представители ОАО «Красный Восток» попытались его оспорить, но не предприняли никаких действий, чтобы приостановить решение. И тогда антимонопольное ведомство 14 марта этого года вновь оштрафовало пивоваров на 50 тысяч рублей за не исполнение наказания. Пресс-секретарь компании Гульнара Паснова заявила, что и этот штраф уже оплачен.



Гульнара Паснова: Мы заплатили штраф. Когда мы правила акции писали, ну, буквально одно слово пропустили. Но на самом деле мы как бы всегда стараемся все правильно делать.



Любовь Забарова: Вот мы в чем как бы усматривали недостоверность. Во-первых, они могли не указывать, что этот приз гарантирован. Во-вторых, они могли изготовить такое количество вкладышей, которых бы хватило на сформированный призовой фонд – на 15 миллионов рублей. Ничто не мешало им как бы совершить эти действия.



Олег Павлов: Любовь Забарова считает, что ущерб интересам покупателей действительно был. В акции приняли участие в основном пожилые люди, искренне поверившие рекламе.



Марьяна Торочешникова: Александр Маркович, я вас попрошу рассказать немножко о том, что же такое - публичное обещание награды. И всегда ли сам факт обещания награды за какие-либо действия является гарантией выплаты этой награды, этого приза?




Александр Эрделевский

Александр Эрделевский:Вопрос понятен. Публичное обещание награды порождает так называемые обязательства из односторонних действий и регулируется статьей 1055 Гражданского кодекса. То есть это обязательство заключается в том, что лицо, заинтересованное в совершении каких-либо действий и обещающее за них награду, обязано выплатить эту награду тому, кто первым совершит действие, за которое обещана награда.



Марьяна Торочешникова: То есть если награду пообещали, и человек сделал, то все, ему не нужно больше искать какие-то документы дополнительные, он уже может рассчитывать на вознаграждение?



Александр Эрделевский: Да, он уже приобретает право на вознаграждение. Поскольку в том примере, который здесь приводился, как я понял, в объявлении об обещании награды не содержалось каких-либо условий...



Марьяна Торочешникова: Не были ограничены сроки.



Александр Эрделевский: ...не были ограничены сроки, не было каких-то упоминаний о том, что сам призовой фонд, из которого обещана награда, ограничен какими-то рамками, то отсюда следует, что это обязательство было безусловным, и любой, кто совершил действие, за которое обещана награда, вправе был на нее претендовать.



Марьяна Торочешникова: Диана Михайловна, а вообще, насколько типична такая история, о которой рассказал наш корреспондент? Часто ли люди жалуются, обращаются в потребительские организации с жалобами на то, что не получили каких-то призов или денежных выплат, которые обещали организаторы каких-то конкурсов, лотерей, розыгрышей?




Диана Сорк

Диана Сорк:На самом деле обращаются не очень часто. И это можно объяснить тем, что награда не связана с тем, что человек чего-то потерял. Если человек сознательно участвовал в какой-то лотерее и выиграл большой приз, то тогда, если ему вдруг этот приз не отдают, он начинает предпринимать какие-то попытки, чтобы этот приз получить. Но когда речь идет о промо-акциях, то в этом случае: получилось – получилось, не получилось – не получилось. И люди, как правило, не тратят свое время на то, чтобы доказывать факт нарушения, обращаться в какие-то органы, пытаться защитить свои права.



Марьяна Торочешникова: Но в то же время если случается такая ситуация, когда организатор какой-то промо-акции пообещал какие-то призы, награды участникам этой промо-акции, и при этом участники не получают обещанных призов, можно ли говорить о том, что здесь присутствует элемент мошенничества? Потому что человек, в принципе, идет и покупает разрекламированный продукт только потому, что этот продукт в данном случае участвует в какой-то акции, и у человека, например, появляется возможность, допустим, выиграть автомобиль. И при этом автомобиль он не выигрывает, результатов розыгрыша вот этих призов среди всех участников промо-акции он не может найти – он не знает, где они вывешиваются. Можно ли говорить о том, что компании намеренно идут на нарушение закона с тем, чтобы завоевать большее число покупателей своего товара?



Диана Сорк: Это, конечно, зависит от конкретной ситуации. Но если в ходе проверки выяснится, что никакого приза на самом деле не было, никакого розыгрыша не было, и это просто рекламное обещание, ничем не подкрепленное, то тогда можно говорить о признаках мошенничества.



Марьяна Торочешникова: Ну, ладно, против руководства этой компании, которая устроила промо-акцию, будет возбуждено уголовное дело. А что с человеком, который искренне рассчитывал выиграть автомобиль, дачу, кепку, в конце концов, получить или бесплатную чашку, он-то что-нибудь получит в итоге, Александр Маркович?



Александр Эрделевский: Ну, полагаю, что если это действие будет квалифицировано, действительно, как публичное обещание награды... Хотя здесь возникает ряд сомнений, поскольку, например, еще раз возвращаюсь к приведенному примеру, эта ситуация допускает различные квалификации. Как я уже сказал, в чистом виде публичное обещание награды означает обещание выплатить награду тому, кто совершит требуемое действие первым, я подчеркиваю, первым. А в данном случае в обещании как-то не устанавливался приоритет тому, кто совершит это действие первым.


По существу, если подробно рассматривать эту ситуацию, то даже здесь речь идет не о публичном обещании награды, может быть, и не о рекламе, даже ненадлежащей рекламе. А просто, по существу, здесь речь шла о том, что приобретший 10 бутылок пива приобретает, так сказать, скидку с цены этих бутылок, то есть ему возвращается 500 рублей, что означает, что он приобрел их по меньшей цене. То есть, другими словами, если рассматривать эту ситуацию в таком ракурсе, то данная ситуация означает введение потребителя в заблуждение относительно цены продаваемого товара, относительно условий его продажи, и возможно, умышленное введение в заблуждение, и поэтому здесь не исключена ответственность, в том числе и уголовная.



Марьяна Торочешникова: Спасибо за разъяснение. Но мне, тем не менее, не совсем понятно. Получилось, что в данном случае, вот в этом примере из Казани, который мы прослушали, в конечном счете, выиграло государство. Потому что Федеральная антимонопольная служба оштрафовала вот эту пивоваренную компанию, штраф пошел в бюджет. А женщина, которая участвовала в лотерее, которая пожаловалась, которая рассчитывала получить 500 рублей обещанные, так ничего и не получила. Могла ли она получить свой приз? И каким образом это нужно было делать, Диана Михайловна?



Диана Сорк: Безусловно, она могла получить свой приз. Для этого ей нужно было обратиться в суд с требованием выдачи ей этого приза.



Марьяна Торочешникова: То есть сам факт обращения в Федеральную антимонопольную службу, он еще не гарантирует того, что Федеральная антимонопольная служба встанет на сторону потребителя и будет его интересы как-то...



Диана Сорк: Федеральная антимонопольная служба занимается регулированием рекламы, и она может предложить компании выплатить потребителю эти 500 рублей, но компания может не согласиться. И в этом случае единственным способом защитить свои интересы является суд.



Марьяна Торочешникова: Но вот в данной ситуации это обращение в суд было бы успешным?



Александр Эрделевский: На мой взгляд, здесь ситуация во многом зависит от правильной квалификации этой ситуации. Поскольку, скажем, неправильная квалификация этой ситуации, как ситуации, где была обещана награда, я подчеркиваю, здесь она может привести к неуспеху судебного процесса, если суд установит, что на самом деле публичного обещания награды здесь не было. Поэтому думаю, что квалифицировать эту ситуацию, как я уже говорил ранее, следует либо как введение в заблуждение потребителя относительно цены товара, либо как неисполнение продавцом своей обязанности вернуть часть уплаченной цены при представлении доказательств по приобретению определенного количества бутылок пива в данном случае. То есть я не сомневаюсь, что здесь на самом деле имеет место сообщение об условиях приобретения пива. То есть как бы компания говорит: «Кто приобретет 10 бутылок пива и докажет, что он приобрел 10 бутылок пива, то мы от изначально уплаченной цены этих 10 бутылок пива вернем 500 рублей». И получается, что они не соблюдают условия заключенного договора купли-продажи. Поэтому потребитель вправе здесь требовать возврата этих 500 рублей как излишне уплаченной суммы по договору купли-продажи и компенсации морального вреда.



Марьяна Торочешникова: И, в принципе, насколько велики шансы, что суд действительно встанет на сторону потребителя? Здесь можно только гадать? У нас есть судебная практика какая-то сложившаяся...



Александр Эрделевский: Я думаю, что шансы достаточно значительны. Если суд признает, что здесь имели место отношения между продавцом и потребителем, то есть гражданином-покупателем (а на мой взгляд, в этом сомнений нет), то я не вижу причин, по которым суд не взыщет эту сумму. Единственное, что, конечно, с точки зрения судебного процесса, здесь надо внимательно следить за доказательственной стороной этого дела. То есть следует сохранять доказательства того, что соответствующие условия были выполнены. То есть этикетки представлены, значит, надо их, видимо, делать приложением к направляемому письму, иначе трудно будет доказать, что само представление этикеток имело место.



Марьяна Торочешникова: В общем, получается, что на пути человека, который решил принять участие в какой-то промо-акции и действительно рассчитывает что-то получить, то встают просто преграды и барьеры. Нужно и письма заказные отправлять чуть ли не с уведомлением... А указываются же, как правило, абонентские ящики.



Диана Сорк: Безусловно, указываются абонентские ящики. Но это не значит, что компании не существует или местонахождение компании нельзя выяснить. Вот в вашем примере даже был установлен факт недобросовестности компании. И это облегчает потребителю доказательства, если будет судебный процесс. Он представит подтверждающие документы, что компания действительно не выполняла обязательства по отношению к гражданам, и дальше представит свои этикетки, подтвердит, что он попадает в число людей, имеющих право на скидку.



Марьяна Торочешникова: Но этикетки-то уже вряд ли представит, потому что они ушли вместе с письмом в адрес этой компании.



Диана Сорк: Но, может быть, у него есть подтверждение, что он их отправлял, может быть, еще какие-то документы. Вполне возможно, что ему хватит доказательств для того, чтобы защитить себя.



Марьяна Торочешникова: И вот мне накануне выхода в эфир передачи пришло письмо от Дмитрия. «От лотерей, однозначно, выигрывают их организаторы. Остальное зависит от их же порядочности. Например, я никогда не доверяю всевозможным рекламным акциям разных магазинов, поскольку мне рассказывали о том, что призы там нередко распределяются между ближайшими знакомыми работников этих магазинов. Проверить же это и, что еще важнее, доказать довольно сложно», - пишет Дмитрий. Действительно ли все так безнадежно, Диана Михайловна?



Диана Сорк: В чем-то Дмитрий прав. Порой проверить, кто выиграл призы и как это происходило, очень сложно. Хотя крупные и уважающие себя компании обычно в конкурсную комиссию, которая распределяет призы, приглашают независимых экспертов для того, чтобы в их присутствии произвести розыгрыш, чтобы потом их нельзя было обвинить в недостоверной рекламе, в подтасовках. То есть они, конечно, страхуются.


Но бывают случаи, когда очень сложно доказать, что сама лотерея имела место, что сам розыгрыш проводился, что это не просто рекламная акция. На бумаге можно оформить документы о том, что человек получил выигрыш. А проверить, откуда взялся этот человек, действительно ли он был пятым, седьмым, восьмым позвонившим в этот день, очень сложно.



Марьяна Торочешникова: Да, вот здесь мы подошли к вопросу, связанному с так называемыми sms-лотереями, когда человеку предлагается в течение эфира какой-либо радио- или телевизионной передачи присылать sms-сообщения, и в случае, если это сообщение будет сотым, то он получает какую-то сумму денег приличную. Как можно проверить, действительно ли тебя не обманули, когда пообещали вот этот выигрыш? Совершенно непонятная ситуация.



Диана Сорк: С моей точки зрения, это нельзя проверить. Если только потребовать распечатку звонков с телефонного узла, если все звонки записывались, и по этим звонкам установить, что, да, вот именно этот человек, получивший приз, был пятым, и только в этом случае можно что-то доказать. Но у человека, который участвует в этой лотерее, у него нет возможности обратиться на телефонную станцию – у него нет таких полномочий.



Марьяна Торочешникова: Давайте послушаем Таисию Андреевну, она дозвонилась из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я пользуюсь «Почтой на дом». Есть организации, которые высылают какие-то лекарства, книги, вещи. И они совершенно безапелляционно заявляют: «Отправка приза гарантирована. Ура! Вы выиграли! Вы – победитель! Но для того чтобы получить, напишите печатными буквами ваш адрес еще раз (хотя адрес им уже известен), и мы вам вышлем». И вот мы решили с мужем на книгах... с организацией, которая занимается посылкой книг по почте. Довести, как говорят, до логического конца. И вот мы уже получили все бумажки, что мы победители, что приз гарантирован, будет вручен и так далее. Мы все это сделали. И снова приходит письмо, что еще раз нужно сделать заказ. И так это без конца. И все это так обставлено... Причем никаких условий, что «ваш номер в связи с заказом становится участником», предположим. А просто сказано: «Вы победили». Вот я собрала все эти бумаги, могу я с ними обратиться в суд?



Марьяна Торочешникова: Спасибо, Таисия Андреевна, за ваш вопрос.


Давайте попробуем на него ответить. Диана Михайловна, пожалуйста.



Диана Сорк: Дело в том, что я знакомилась с условиями проведения лотереи в этих компаниях. И, как правило, в конверте мелким шрифтом написаны сами условия, что человек не выигрывает, а становится участником группы выигравших. И вот этим мелким шрифтом условия никто и не читает. К сожалению, здесь срабатывает психологический прием «Вы выиграли», иногда даже ключ от квартиры присылают бумажный, или от машины. И человек продолжает участвовать и участвовать: «а вдруг все-таки повезет». К сожалению, защита здесь только одна – информация.



Марьяна Торочешникова: И при этом подписываться, если мы говорим о книжных компаниях, людям приходится приобретать продукцию книжную, потому что они знают, что получат какой-то дополнительный номер и какой-то дополнительный шанс, правильно я понимаю?



Диана Сорк: Безусловно. Но все-таки я бы не говорила о том, что людям приходится подписываться. Люди сами принимают решение о том, подписываться или не подписываться. Они сами для себя решают, играть им в эту игру дальше или не играть. Хотя на самом деле можно было бы просто очень внимательно посмотреть все документы, и даже те, которые вы никогда не смотрите. Вот никому не приходит в голову разорвать конверт и посмотреть, что же там внутри мелким шрифтом написано.



Марьяна Торочешникова: А насколько это добросовестно? Ведь, действительно, никому не придет в голову разорвать конверт и посмотреть, что написано внутри конверта, на оборотной его стороне.



Александр Эрделевский: Это зависит, конечно, от конкретной ситуации, насколько мелко, насколько это могло быть при проявлении обычной предусмотрительности – это уже дело конкретного случая.



Марьяна Торочешникова: Александр Маркович, скажите, пожалуйста, все-таки является ли введением в заблуждение участника какой-то лотереи или конкурса, или подписчика на какие-то издания та ситуация, когда организатор вот этого розыгрыша существенную информацию об условиях проведения конкурса публикует так, что ее невозможно увидеть? Скажем, вот как в примере, который приводила Диана Михайловна, на внутренней стороне конверта, в который было вложено вот это рекламное предложение.



Александр Эрделевский: Понимаете, общее правило гражданского законодательства состоит в том, что все участники гражданского оборота, а те отношения, о которых мы здесь говорим, они являются гражданско-правовыми, так вот, все участники гражданского оборота должны проявлять разумную предосторожность и предусмотрительность. Поэтому применительно к каждой ситуации суд рассматривает вопрос о том, было ли соблюдено правило разумной предосторожности и предусмотрительности, то есть достаточно ли был внимателен участник гражданского оборота. Потому что определенный уровень внимания, конечно, нужен.


Но в данной ситуации, которая была описана, с этими конвертами определенное значение будет иметь, скажем, то, что было написано на лицевой стороне конверта. Если там было написано «ознакомьтесь с обратной стороной конверта», но, предположим, потребитель этого не заметил, то если это указание было написано достаточно крупно, то можно сказать, что он не проявил должной внимательности. Если же никакого такого указания не было, то считаю, что здесь имело место намеренное введение в заблуждение. Потому что по общему правилу, информация адресату доставляется на том, что вложено в конверт, но не на внутренней стороне самого конверта. Поэтому если бы эта ситуация попала на судебное рассмотрение, то, очевидно, суд исследовал бы конверт как с внешней стороны, так и с внутренней. И даже, наверное, здесь не имело бы значения, мелко или крупно это написано на внутренней стороне. Просто дело в том, что внутренняя сторона... конверт – это изделие, предназначенное для вложения в него корреспонденции, но конверт не исполняет роль почтовой бумаги для сообщения корреспонденции.



Марьяна Торочешникова: Да. И я бы, например, подумала в этой ситуации, что, может быть, использовали второй раз бумагу, решив сэкономить.



Александр Эрделевский: Конечно.



Марьяна Торочешникова: Давайте послушаем Феликса Владимировича из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу вам сказать, что не так уж все страшно и плохо. Я в 2004 году прочитал рекламу одной известной нашей табачной фирмы. Я отправил туда письмо. Изучил подробно историю происхождения. И, к моему удивлению, мне перед новым годом привезли прямо на дом видеокамеру. Я долго не хотел ее брать, потому что мы все запуганные...



Марьяна Торочешникова: Вы чувствовали какой-то подвох, что вы возьмете, а с вас деньги потребуют, да?



Слушатель: Да. Знакомые все говорили: «Не связывайся». Но, тем не менее, я решился. В конце концов, там было написано, что нужно заплатить самому в налоговую инспекцию налог. Представляете, какие там очереди - и сколько мороки мне это доставило. Налоговая инспекция долго мне присылала различные квитанции, что что-то я раньше недоплатил, и так далее. Но, в конце концов, все-таки память осталась у меня. И я все налоги заплатил. 35 процентов налог. Поэтому когда где-то выигрывают, то радуются: «Миллион выиграл!»... Ну, я не знаю, может быть, это уже отменили, и зря я платил. Я вот и хотел бы об этом у вас узнать.



Марьяна Торочешникова: Спасибо, Феликс Владимирович. Я только хочу сказать, что многие могут вам просто позавидовать. Потому что не все выигрывают по промо-акциям и лотереям достаточно ценные призы, как видеокамера.


Диана Михайловна, скажите, пожалуйста, нужно ли платить еще налог, и сколько процентов?



Диана Сорк: Да, безусловно, платить налог нужно, и налог действительно составляет 35 процентов. Он пока не изменился. И заплатить налог – это обязанность человека, который выиграл, а не компании. Было бы благородно, если бы компания предупредила человека о том, что придется платить налоги, и тогда он сам принимает решение, получать приз либо взять этот приз деньгами, если это возможно, для того чтобы заплатить налоги. Потому что иногда выигрыши бывают довольно большие.



Марьяна Торочешникова: Но я знаю, например, что вот эти компании, которые проводят лотерею – «Русское лото», «Золотой ключ» - крупные лотереи, то когда они сообщают о призах, они уже сообщают чистую сумму, как бы сколько человек получит с вычетом налога. То есть можно зайти к ним на сайт, рассчитать и так далее. И приз они выдают уже в отделениях банков тоже за вычетом вот этой суммы налога, насколько я понимаю.



Диана Сорк: Они не обязаны этого делать.



Марьяна Торочешникова: Это жест доброй воли.



Александр Эрделевский: Не совсем. Дело в том, что если выигрыш выплачивается в денежной форме, то есть таким образом, при котором плательщик выигрыша может удержать налог, что называется, у источника выплаты, то он обязан это сделать – удержать его у источника выплаты. А когда выигрыши выдаются в вещественной форме, как было в этом примере с видеокамерой, то в этом случае выплачивающая выигрыш организация не имеет возможности удержать налог у источника выплаты, поэтому все, что она делает, - она сообщает в налоговый орган о произведенной выплате выигрыша в виде вещи. А дальше уже налоговый орган связывается с налогоплательщиком, если тот сам не декларирует. Конечно, получение этого выигрыша обязывает человека к подаче декларации. Мы же знаем, что сегодня большинство граждан не обязаны подавать декларацию. А вот получение хотя бы одного выигрыша, не важно – будь то бутылка пива, например, и все равно это обязывает гражданина подать декларацию в обязательном порядке. Так что нужно подумать...



Марьяна Торочешникова: Подумать, что лучше – получить приз или сдаваться налоговым органам.



Александр Эрделевский: А не подав декларацию, он совершит административное правонарушение, за что может быть привлечен к ответственности теоретически.



Марьяна Торочешникова: Слушаем Николая из Петербурга. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вот такая ситуация. Я покупаю газету «Аргументы и факты». И там в марте был какой-то розыгрыш. Была нарисована стопка тысячерублевых купюр, нужно было их посчитать, написать эту сумму и отослать по определенному адресу в Москве. Я посчитал, у меня получилось 54 тысячи. Я отправил письмо в Москву. Через неделю мне приходит письмо, что я выиграл 300 тысяч. А чтобы я смог получить этот выигрыш, я обязан послать 500 рублей и приобрести какую-то вещь. Естественно, я ничего не посылал. Потому что меня смутило то, что я зарегистрировался в Москве, а письмо мне пришло из Твери. И в письме написано: «Николай, я такая-то выиграла этот приз. Советую и вам». Я ничего не стал отсылать. Через неделю мне приходит второе письмо, что я уже выиграл 325 тысяч. Естественно, я все равно ничего покупать не стал. Потому что я считаю, что все это афера. И это все официально написано в «Аргументах и фактах».



Марьяна Торочешникова: Я прошу экспертов в студии прокомментировать эту ситуацию. Диана Михайловна, пожалуйста.



Диана Сорк: Очень похоже, что это просто обман, что это и есть те самые мошеннические действия, когда человека просто вовлекают в игру. Это очень похоже на лоточников, которые на улицах стоят и точно так же вовлекают человека в игру, обещая ему все больший и больший приз...



Марьяна Торочешникова: Так называемые «лохотронщики».



Диана Сорк: Да... и требуя с него хотя бы небольшие деньги.



Марьяна Торочешникова: Ну, 500 рублей – это все-таки приличная сумма для большинства россиян.



Диана Сорк: Безусловно. Но когда на кону 300 тысяч, то 500 рублей теряются в этих 300 тысячах. И поэтому человек, как правило, даже пожилые люди, даже пенсионеры, откладывая от своей пенсии, идут на то, чтобы рискнуть и попытаться все-таки эти 300 тысяч и так далее выиграть. И это распространенная мошенническая схема.



Марьяна Торочешникова: Хорошо. Мы просто чуть детальнее разберем эту ситуацию. Вот мужчина получил письмо, в котором ему сообщили, что «да, поздравляем – вы выиграли 300 тысяч», и после этого его знакомят с условием получения денег, а не до того, когда он принял изначально участие в этом конкурсе. Можно ли с такими доказательствами идти в суд и требовать, чтобы заплатили эти 300 тысяч? Ведь существенные условия стали известны позже. Александр Маркович, пожалуйста.



Александр Эрделевский: Ну, в таких ситуациях, я думаю, в суд идти практически бесперспективно. Единственное, что можно было бы порекомендовать в такой ситуации – при прочтении такого объявления или после того, как деньги будут уплачены, а условия не будут соблюдены, обращаться в правоохранительные органы с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества. Конечно, на наши правоохранительные органы надежда тоже крайне слабая, а особенно в тех случаях, когда противоположной стороной является богатая организация, которая, в общем-то, и злоупотребляет своими правами. Как показывает практика, правоохранительные органы просто становятся немножко богаче, когда они пытаются проверить эти организации. Но, тем не менее, другого способа нет. Надо подавать заявление о возбуждении уголовного дела и всеми способами пытаться...



Марьяна Торочешникова: Например, проведение проверки. Во всяком случае, таким образом, наш слушатель Николай может помочь другим людям, которые...



Александр Эрделевский: Конечно. Потому что самому гражданину сделать в этой ситуации что-либо крайне трудно, в том числе и найти источник, который дал соответствующее объявление. А правоохранительные органы обязаны это сделать в порядке проверки полученного заявления.



Диана Сорк: В этом случае даже если человек обратится в суд, и даже если с помощью суда, запросов и так далее они найдут адрес этой организации или этого человека, очень большая вероятность того, что окажется, что за этой организацией ничего не стоит – у нее нет имущества, у нее нет помещений, у нее нет денег. И он, даже получив судебное решение, все равно не сможет защитить свои интересы.



Марьяна Торочешникова: А то издание, которое публикует такого рода рекламу на своих страницах, в данном случае речь шла об «Аргументах и фактах», оно не несет ответственности за содержание рекламируемых...



Диана Сорк: Безусловно. Они опубликовали рекламу, выполнили условия договора на публикацию рекламы, и не должны вдаваться в содержание, за исключением случаев, когда это предписано им законом.



Марьяна Торочешникова: Ну да, если бы это была реклама алкоголя, табака или каких-то запрещенных товаров, то здесь действуют специальные нормы.


На пейджер пришло сообщение: «Рекламируют аппарат «Солнышко». Говорят, что кто первый дозвонится, тому вышлют его бесплатно. Я дозвонилась первой, а мне сказали, что бесплатно ничего не дают. Тогда зачем такая реклама?..».



Александр Эрделевский: Вот это как раз в чистом виде публичное обещание награды. Потому что здесь она обещана именно тому, кто совершит это действие первым. И вот это хороший повод для обращения в правоохранительные органы, которые должны будут провести проверку, имелась ли реальная возможность у того, кто давал это объявление, определить, кто совершил эти действия первым, и, соответственно, как фиксируется... То есть дело в том, что если такой возможности изначально не было, то это свидетельствует об умышленном характере действий лиц, делающих такое объявление, и этого уже, в общем, достаточно для возбуждения уголовного дела.



Марьяна Торочешникова: И в любом случае, наверное, наш слушатель, который прислал это сообщение, может обратиться в Федеральную антимонопольную службу с заявлением, где нужно указать, что «такая-то компания...



Диана Сорк: Да, «такая-то компания давала такое-то объявление, и эта реклама оказалась недобросовестной».



Марьяна Торочешникова: Другое дело, что сам человек, конечно, вряд ли что-то получит, как мы уже говорили, от участия в такой...



Александр Эрделевский: В данном случае, поскольку здесь имеет место публичное обещание награды, то он вправе в судебном порядке требовать взыскания суммы, составляющей стоимость награды. И перспектива в данном случае есть.



Марьяна Торочешникова: А как доказывать?



Александр Эрделевский: Так вот в том-то и дело. Для того чтобы это доказать, нужно начать с обращения в правоохранительные органы, чтобы они проверили, имелась ли, в принципе, такая возможность у организатора. То есть проверить его действия, носили ли они умышленный характер или нет, а потом...



Марьяна Торочешникова: ...уже обращаться в суд с этим заключением.



Александр Эрделевский: Да-да.



Марьяна Торочешникова: Александр из Петербурга дозвонился на Радио Свобода. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Вот для полноты картины хочу вам предложить схему совершенно, с юридической точки зрения, неуязвимую и очень популярную, пришедшую с Запада. А именно, купите пять пачек такого-то товара, поучаствуйте в конкурсе на лучший слоган или на лучшее слово. Решаются две задачи спекулятивные. Первая – это можно упразднить как бы PR -отдел. А вторая – критерии конкурса. И вот здесь уже юридически не подкопаешься. Лучшее слово, лучшее название, но при этом купите товар. Вот это очень популярная схема. Это первый вопрос.


И второй вопрос. А почта заинтересована в этом? Почта участвует во всем этом, в доле состоит? Поскольку писем идет бесконечно много. Прокомментируйте, пожалуйста.


Я лично не играю в это, потому что я, наверное, не так наивен, и в халяву не верю.



Марьяна Торочешникова: Спасибо, Александр.


Давайте сначала попробуем разобраться с публичным конкурсом. Диана Михайловна, пожалуйста.



Диана Сорк: Действительно, такие формы конкурсов существуют. И главное, что компания здесь должна подтвердить, что в указанные сроки конкурс действительно был проведен и что какой-то из присланных слоганов был признан лучшим, и именно ему был присужден приз. Никаких критериев признания лучшим не существует. И поэтому теоретически возможна ситуация, что только сотрудники компании или близкие родственники сотрудников компании эти призы и получат. Но если выяснится, что вообще никаких призов не предполагалось, то тогда это опять возвращается в рамки уголовного права.



Марьяна Торочешникова: А можно предположить такую ситуацию, что человек участвовал в таком публичном конкурсе, покупал эти товары, придумал какой-нибудь слоган для этой компании, ничего не получил, а потом услышал свой слоган в прямом эфире на радио ли на телевидении во время рекламы. Что он может сделать в этой ситуации?



Диана Сорк: Такая ситуация возможна. Но человек, который посылает свои слоганы в компанию, и если он боится, что это может быть использовано недобросовестно, то он должен оставить себе копию. И тогда по дате обращения можно будет установить, что эта информация принадлежит именно ему, хотя это очень сложно. Мы влезаем в сферу авторского права. А это очень сложно доказать, что именно он это придумал, не отправил первым, а придумал.



Марьяна Торочешникова: Ну, это уже тема для отдельной передачи.


И вот второй вопрос прозвучал у нашего слушателя, связанный с тем, каким образом почта участвует в такого рода рекламных кампаниях, которые по почте пересылаются.



Диана Сорк: Я думаю, что почта, как правило, не участвует. Потому что задача почты перевозить, доставлять корреспонденцию, и она с этой задачей плохо или хорошо, но справляется. И у нее специального интереса в том, чтобы писем в эту компанию было больше, нет. Она решает свои проблемы с этой компанией. И если количество писем превышает определенную квоту, которая по договору должна быть, она увеличивает стоимость своих услуг по отношению к этой компании. К людям это никакого отношения не имеет.



Марьяна Торочешникова: Слушаем Михаила из Томска. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вот какой вопрос. Я вот живу в Томске, а фирма находится в Москве. В какие органы я должен обращаться – в московские или в томские – на недобросовестную фирму?



Марьяна Торочешникова: А что за история-то у вас была, чтобы хоть немножко понимать, о чем идет речь?



Слушатель: Та же история насчет книжек, по поводу которой вам звонили москвичи, что им присылают список книг: «Вы вышлите нам деньги, а мы вам вышлем книгу». Деньги выслал, а книгу не выслали, книгу не получил. Получается, что они меня обманули. Где я должен на них пожаловаться – в Москве или в Томске – по факту мошенничества?



Марьяна Торочешникова: Спасибо, Михаил.


Куда обращаться в конкретном случае?



Александр Эрделевский: Во-первых, как раз эта ситуация допускает судебное разбирательство. То есть в данном случае этот гражданин является потребителем, поэтому согласно закону «О защите прав потребителей» он вправе обратиться в суд по месту своего жительства. Он может также обратиться в находящийся в Томске орган Федеральной антимонопольной службы. И также он может обратиться, подать заявление, если он усматривает признаки уголовного преступления, он может подать заявление в правоохранительные органы по месту своего жительства. Потому что, видимо, письмо пришло на его адрес, поэтому совершение мошенничества может считаться совершенным как раз по месту его нахождения. А далее уже правоохранительные органы Томска будут при необходимости связываться с правоохранительными органами Москвы – это же единая система. Поэтому в этом проблемы нет никакой.



Марьяна Торочешникова: То есть ехать не обязательно в Москву?



Александр Эрделевский: Нет, конечно.



Марьяна Торочешникова: «Я неоднократно получал такие письма в конверте и сразу же отправлял их в мусорное ведро. Но прошу объяснить мне, откуда люди получают мой адрес и посылают мне эти письма?», - спрашивает Владимир. Действительно, откуда эти компании берут адреса граждан. Потому что им пишут письма и обращаются к ним по имени и отчеству, как к старым приятелям.



Диана Сорк: Очень из разных источников. К сожалению, ни для кого не секрет, что телефонные и адресные базы продаются. Стоит человеку один раз оставить где-то в компании при покупке путевки, при покупке телевизора или еще в каких-то ситуациях оставить свои паспортные данные, он может попасть вот в эту группу людей, которые впоследствии будут получать и получать разного рода рекламные предложения.



Марьяна Торочешникова: Выйти из этой группы можно каким-то образом?



Александр Эрделевский: Бросайте полученное в ведро – это самый лучший способ. Все, что получаешь, бросать в ведро.



Марьяна Торочешникова: А есть смысл написать в эту компанию...



Диана Сорк: В некоторых случаях есть смысл. Некоторые компании предоставляют людям возможность: «если вы не хотите получать наши рекламные предложения, отправьте письмо по такому-то адресу». Но это все равно затраты для человека. Кто-то готов идти на эти затраты, чтобы больше не получать ничего, а кто-то не готов – и продолжает получать.



Марьяна Торочешникова: Спасибо, Диана Михайловна.


Слушаем Ирину, она дозвонилась из Москвы. Пожалуйста, говорите.



Слушатель: Добрый день, уважаемые участники передачи. Очень благодарны вам за вашу передачу. Очень хотелось бы задать профессору вопрос. Будьте добры, поясните, что такое правоохранительные органы, что вы имеете в виду? Это милиция или прокуратура?


И второй вопрос. Не могли бы вы посвятить передачу мошенничеству в современных ТСЖ? Очень много воруют.



Марьяна Торочешникова: Спасибо большое. Я приму к сведению вашу просьбу. И, наверняка, в ближайшее время мы сделаем такую передачу.


А теперь, Александр Маркович, скажите, пожалуйста, кого вы имеете в виду, когда говорите «правоохранительные органы?



Александр Эрделевский: К правоохранительным органам относятся и органы внутренних дел, и органы прокуратуры. Между ними существует определенная подведомственность в зависимости от категории дела, то есть в зависимости от преступления, о котором идет речь. И, соответственно, обращаться по делам, связанным с нарушением прав потребителей, с умышленным введением потребителей в заблуждение, следует обращаться в органы внутренних дел, то есть в районное отделение внутренних дел.



Марьяна Торочешникова: В Управление по борьбе с экономическими преступлениями.



Александр Эрделевский: Там подскажут, куда обратиться. Главное – это подать заявление. А заявление, в котором будут содержаться признаки определенного преступления, оно уже дойдет до того должностного лица, которое обязано этим заниматься.



Марьяна Торочешникова: Наша слушательница на пейджер прислала сообщение. «Меня бесконечно «бомбардирует» фирма «Пост - Шоп», «Товары - почтой». Они обещают громадные выигрыши. Я заказываю, но никаких выигрышей не получаю. Я поняла, что это обман. Но они все равно присылают свои письма. Я до бесконечности возмущена. Как их наказать?», - спрашивает слушательница Липина. Как можно проучить такую фирму? Диана Михайловна, пожалуйста.



Диана Сорк: Проучить ее очень сложно. Но дело в том, что по отношению к такого рода фирмам неоднократно возбуждались антимонопольным органом и Роспотребнадзором дела. Фирмы перерегистрировались и снова начинали свою деятельность под новым юридическим лицом. Можно отправить письмо о том, что «я не хочу получать ваши сообщения», и после этого, если будут все-таки приходить разного рода предложения, вот после этого попытаться обратиться в суд по закону, связанному с защитой частной жизни, с защитой персональной информации.



Марьяна Торочешникова: Чтобы ваш адрес больше не был использован.



Александр Эрделевский: Я бы даже сказал, что здесь дело, скорее, не в защите информации, а в том, что направление почты без согласия получателя, оно представляет собой причинение беспокойства. То есть в западных государствах это влечет довольно большие санкции, то есть причинение беспокойства. И поскольку само спокойствие человека, оно является одним из неимущественных благ, то нарушение спокойствия влечет обязанность причинителю вреда выплатить компенсацию за моральный вред.



Марьяна Торочешникова: Но это в странах Запада, а в России, насколько я понимаю...



Александр Эрделевский: В России это тоже возможно. Но просто прецедентов таких пока еще не было.



Марьяна Торочешникова: Большое спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG