Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Претензии госинспекции по маломерным судам к владельцам прогулочных катеров и малых теплоходов


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гости студии – президент судоходной компании "Минхерц", член Ассоциации владельцев пассажирских судов Петербурга Николай Сидоров и Дмитрий Санг, директор предприятия "Городской водный туристско-экскурсионный автобус".



Татьяна Валович: Наступление навигации и приближение летнего сезона вновь делает актуальной проблему безопасности людей на воде. В прошлом купальном сезоне в водоемах Петербурга утонуло 215 человек, а в связи с настоящим бумом на приобретение маломерных судов безопасность их эксплуатации также вызывает много нареканий со стороны государственной инспекции. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : В Петербурге очень много водоемов, где люди летом традиционно купаются и отдыхают. Но только 33 из них зарегистрированы официально как места массового отдыха, купания, туризма и спорта. Безопасность отдыхающих обеспечивают 28 спасательных станций, оснащенных современными техническими средствами и укомплектованных квалифицированными специалистами. Но в последние годы на эти станции обращалось очень мало внимания, говорит начальник Государственной инспекции по маломерным судам Главного управления МЧС по Петербургу Константин Пашинский.



Константин Пашинский : Пожалуй, только Курортный район какие-то средства выделял и приобретал технику для производства спасательных работ. Для остальных районов это была обуза очень большая. Нам приходилось всегда бороться, ругаться с руководством, но, к сожалению, на нее смотрели по остаточному принципу. Осталось немножечко денег, может быть, вам и дадим.



Татьяна Вольтская : Петербуржцам все больше нравится не просто плавать, но плавать на собственных маломерных судах. Таковых в городе зарегистрировано больше 30 тысяч. Константин Пашинский говорит, что в этом отношении город переживает настоящий бум, и что водные магистрали уже сильно перегружены.



Константин Пашинский : Каналы перенасыщены. Перегружены судами. Это стало представлять серьезную опасность и сложность для навигации, для перевозки. Та же Фонтанка и каналы давно не углублялись, не прочищались хорошо. Очень узкий судовой ход. Появилось большое количество именно крупных судов, которые перевозят по 50-70 человек. Там очень сложно маневрировать. Я неоднократно уже выступал с предложением, что необходимо ограничить количество причальных мест. Например, в Венеции есть Гильдия гондольеров. Так они установили четкую цифру - 200 гондол не более. Наверное, чтобы не создавать лишней конкуренции, во-первых, а, во-вторых, это безопасность.



Татьяна Вольтская : Нельзя говорить о безопасности без хорошей подготовки судоводителей.



Константин Пашинский : До недавнего времени только в Санкт-Петербурге была по-настоящему школа под подготовке судоводителей маломерного флота. Большая беда в том, что нас окружает Ленинградская область, Новгородская область, куда можно было сесть на машину, через два часа приехать и купить себе удостоверение. Сейчас с переходом в МЧС ситуация меняется. Начал достаточно активно работать ОСВОД, который открыл множество различных школ.



Татьяна Вольтская : Предполагается, что во время саммита Большой Восьмерки с 13 по 18 июля движение судов в акватории Невы и Финского залива полностью закроется. С каждой стороны может скопиться по 500 судов, ожидающих пропуска в Финский залив и обратно.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях президент судоходной компании "Минхерц", член Ассоциации владельцев пассажирских судов Петербурга Николай Сидоров и директор предприятия "Городской водный туристско-экскурсионный автобус" Дмитрий Санг.


Сегодня в студии у нас участники процесса водных перевозок, о безопасности которых звучал репортаж. Мне приходилось слышать такое выражение, что движение по рекам и каналам такое, что впору ставить светофоры. Николай, скажите, пожалуйста, ваше мнение по поводу безопасности сейчас плавания по рекам и каналам каково?



Николай Сидоров: Если говорить об Ассоциации, то у нас это сегодня один из главных вопросов на повестке дня. Как сказал Пашинский, а я назову цифры, при создании Ассоциации в 2003 году мы объединяли до 70 процентов перевозчиков на воде (по рекам и каналам). Было порядка 70 судов. Действительно, бум за эти три года произошел. В нашей Ассоциации уже порядка 220-230 судов! По прогнозу каждый год 10-15 судов строится. Поэтому, действительно, понятие трафика, пробок, как говорится на дорогах, это понятие в полной мере, я боюсь и с последствиями, перейдет и на воду.



Татьяна Валович: Была приведена в пример Гильдия гондольеров. Ассоциация может как-то способствовать разумному наполнению количества судов?



Николай Сидоров: Этот вопрос мы еще год или два назад ставили перед собой. К сожалению, сегодня нет механизмов ни юридических, ни правовых, которые могли бы нам помочь решить эту проблему. Мы сегодня ломаем голову именно над этой проблемой.



Татьяна Валович: То есть можно сказать, что о такой программе, которой говорилось, что она так необходима для развития речного бизнеса, в городе как таковой ни городскими властями, ни Ассоциацией не подписана. Программа есть или нет?



Николай Сидоров: Программы нет, хотя готовится соглашение между правительством города и Ассоциацией. Она в разработке. Поскольку мы, как я сказал, озабочены этой проблемы, эту программу год назад заказали институту «Ленгипроречтранс». Были первые слушания месяца 2-3 назад. Мы с большими замечаниями эту программу возвратили на доработку.



Татьяна Валович: А какие замечания? Что больше всего вас не устраивает в этой программе, которая была представлена?



Николай Сидоров: Там мы не увидели как раз того правового поля, на базе которого мы бы хотели решать те проблемы, которые мы с вами сказали. И статистический набор материалов был слабенький.



Татьяна Валович: А вот проблема пиратства и как еще говорят каких-то незаконных перевозок - кто-то входит в Ассоциацию, а кто-то не входит. Кто за этим сейчас следит? Кто-то честно платит налоги и, наверное, немалые, да?



Николай Сидоров: На сегодня, учитывая, что оплата за причалы в КУГИ возросла в два раза. Для нас это очень тяжелое обременение, но, тем не менее, мы все согласились на это, не говоря о том, что топливо практически в два раза возросло.



Татьяна Валович: Насколько прибыльный этот бизнес. Раз идет такой бум, значит, все-таки прибыль приносит речной бизнес?



Николай Сидоров: Я вам хочу сказать. Действительно, наверное, 3-5 лет назад можно было говорить, что, да, он имел определенный элемент повышенной рентабельности. То, что сегодня произошло, дай бог (в эту навигацию, которая будет очень показательной), нам свести концы с концами. Я боюсь этого слова, но мне кажется, что некоторые фирмы или перестанут существовать даже в Ассоциации, или претерпят какие-то очень серьезные изменения. Настолько велика конкуренция, как вы поняли. От 70 судов до 230 их все надо загрузить, им всем надо дать работу. Этот год будет очень серьезным в жизни Ассоциации.



Татьяна Валович: А вопрос по поводу незаконных перевозок, о которых давно идет речь. Существует какие-то незаконные стоянки. Кто с этим, на ваш взгляд, должен бороться? И кто борется сейчас, если борется?



Николай Сидоров: Это тоже одна из таких главнейших проблем и направлений работы Ассоциации. На наших встречах, на наших заседаниях они постоянно возникают. Что я могу сказать. Помимо того, что так называемые нелегалы оттягивают на себя до 20-30 процентов пассажиропотока, следовательно, 20-30 процентов денежных средств идут мимо бюджета, мимо налогов. Они как раз, так называемые нелегалы, создают повышенные проблемы, с точки зрения безопасности движения. Первые суда не достаточно технически совершенны. Команда, естественно, не имеет той квалификации, которую имеют на наших судах. Зачастую, простите меня, самое главное требование – иметь рацию. Сегодня без рации работать на воде – это преступление. Половина, если не более, этих раций не имеют. Это прямое преступление, я считаю, при движении на воде.



Татьяна Валович: Как Ассоциация борется с этим? Или, на ваш взгляд, кто должен этим заниматься? Вы должны работать. Каковы ваши взаимоотношения? Ведь вы же, наверное, курируетесь Комитетом по транспорту городского правительства?



Николай Сидоров: Да, это один из наших кураторов. Я полагаю, что Ассоциация должна быть мозговым центром по разработке технологий и предложений для правительства, что нужно делать. Я могу вам сказать, что и президент Ассоциации, практически обсуждали с нами вот эту программу. Мы предложения формируем. Большинство из них уже находятся на столах у чиновников.



Татьяна Валович: Давно находятся?



Николай Сидоров: Наверное, уже 2-3 месяца. Сейчас я знаю, что президент уехал в Венгрию. Я с ним общался. Буквально поток писем.



Татьяна Валович: Но пока вам предложено самим бороться с этим явлением?



Николай Сидоров: Нет, сами мы ни в коем случае не можем. У нас нет ни механизма. Мы можем давать только предложения. Бороться должны только госорганы. Одно из главных предложений (и мы технологически его решили) – создать штрафную стоянку, подобную той, которая есть для автомобилей. Я считаю, что дело только за правительством.



Татьяна Валович: То есть вам нужны правовые механизмы, да?



Николай Сидоров: Да, мы настолько разработали большой пакет и предложений, очень разумных… Поймите, мы профессионалы. Мы все до тонкостей видим и понимаем. Сегодня надо правительству услышать нас. Они в нас верят. Надо найти механизмы скорейшие, особенно учитывая приближающийся саммит, решения этих проблем. Подчеркиваю - время не ждет.



Татьяна Валович: Дмитрий, у меня вопрос к вам. Водный туристско-экскурсионный автобус будет работать третий год. Основные какие-то параметры на этот год, какие вы рассчитываете?



Дмитрий Санг : За два года эксплуатации, особенно учитывая, что аренда за последние три года вросла раза в четыре, мы оставили надежду как-то заработать на этом проекте. Мы приняли для себя решение его продвигать. Пока у нас есть хоть тысяча клиентов-петербуржцев, мы его будем делать.


Если мы поговорим о безопасности, то вчера закрылся Крюков канал. Мы опять лишились одного из маршрутов. А смысл автобуса – это пересекающиеся маршруты с возможностью пересадки с одного на другой. И так каждый год нам не удается полноценно запустить этот проект.



Татьяна Валович: Хотя, я знаю, что городское правительство очень гордилось этим проектом.



Татьяна Валович: К нам дозвонились слушатели. Пожалуйста, ваш вопрос.



Слушатель: Здравствуйте. Сергей. Я не думаю, что все владельцы маломерных судов сейчас бросятся за удостоверениями судоводителя. Ведь существует кардинальная система навигационных знаков, и вообще международные правила предотвращения столкновений судов.


Расскажите, пожалуйста, статистику аварийных ситуаций с участием частников и государственных служб.



Дмитрий Санг: Интересный вопрос. Доскональной статистикой мы не владеем и, может быть, это как раз и проблема по безопасности. Потому что нет такой службы и механизма фиксирования, допустим, каких-то столкновений, особенно при таком движении. Такие некриминальные касания одного судна другим некому зафиксировать.



Татьяна Валович: Водной полиции нет.



Дмитрий Санг: Есть водная полиция, но это не ее функции и не функция ГИМСа. Это как раз та самая проблема, которая нашей ассоциации ведется, президент ассоциации обратился с письмом в правительство в скорейшем времени инициировать совещание, чтобы скоординировать действия контролирующих органов.



Татьяна Валович: Я знаю, что есть нарекания большие по поводу того, что маломерные суда, особенно в белые ночи, выходят в Неву, где проходят как раз крупные корабли, наверное, именно это наш слушатель имел в виду. Есть ли какие-то судоходные правила или правила этикета? Опять же, ассоциация говорит своим членам, "вы должны их выполнять", а кто-то их не выполняет. Что в результате? Я знаю, что один случай точно был такой, женщина даже погибла.



Николай Сидоров: И не один. Эти правила надо выполнять беспрекословно. Пересечение судового хода в разводку категорически запрещено и, в общем-то, заканчивались смертельными случаями.



Татьяна Валович: То есть капитаны об этом знают.



Николай Сидоров: Об этом знают все. В общем-то, здесь контролирующие органы ведут свою работу - и ОМОН, и ГИМС патрулируют, потому что это уже смертельные случаи.



Татьяна Валович: Как ваши взаимоотношения, все-таки вы представляете какие-то компании? Есть частники действительно. Сейчас очень модно скутеры использовать. Для них есть какие-то разработанные правила поведения на водной акватории? Что бывает, если они появляются, особенно в ночное время.



Николай Сидоров: Видимо, немалое завоевание ГИМСа, что, по крайней мере, теперь скутеры, добились необходимости их регистрировать, также получать права и госзнаки.


Но регулировать их поведение... Дело в том, что скорость в каналах ограничена, примерно 10 километров в час. Скутерам нет смысла ходить с такой скоростью, поэтому они носятся в узких каналах, частенько по неопытности ударяются и о стенки, и "Скорая помощь" увозила на наших глазах. В общем-то, ГИМСу и ОМОНу очень тяжело с ними бороться. Собственно, это та же самая проблема.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Доброе утро. Сергей. Я судоводитель с 1967 года. По-моему, все начинает возвращаться в эти совковые времена, когда идешь на восьмиметровом вельботе, а тебя пьяные инспектора начинают останавливать, штрафовать.


Хорошо, я не собираюсь заниматься извозом. Ко мне приехали друзья, я просто хочу прокатиться с ними по каналам, скорость у меня небольшая. Что будет со мной в таком случае? Я не собираюсь гондольерствовать и прочее. Что вы мне подскажите?



Дмитрий Санг: Сергей, все будет нормально. Спокойно пройдете по каналам, если у вас нормальные судовые документы, есть сдача ГИМСу, никаких проблем у вас не будет.



Татьяна Валович: Я думаю, что это естественно. Ведь проблема как раз в том, что сейчас очень многие без этих удостоверений или даже без опыта выходят, вот это как раз и создает те прецеденты.



Николай Сидоров: Я хотел бы добавить. По прошлому году на моей памяти порядка, может быть, 10 столкновений в нашей ассоциации. Помню такие, когда разбивали стекла на больших судах, столкновения в мостах с маленькими лодочками. Самое интересное, кто это делал. У нас в ассоциации даже есть соглашение: капитанов, которых уволили (в основном за пьянку, это главный момент увольнения), без рекомендации мы не принимаем. Был такой момент, компания "Элиан", очень большая, бурноразвивающаяся, капитанов не было, я помню, взяли капитана Чернова, которого я дважды выгонял. Как все пьяницы, они первый месяц, полмесяца прекрасно работают. Вообще они прекрасные работники, прекрасные капитаны. Но вот эта беда есть. Конечно, разбил теплоход, его в середине навигации убрали, сами понимаете, какие серьезные были уже проблемы у компании.



Татьяна Валович: Для того чтобы стать капитаном, какое количество времени, учебных часов нужно? Вообще, кто этим сейчас занимается, кто следит за квалификацией?



Николай Сидоров: Обязательно надо иметь или высшее образование базовое, или училище закончить. Это длинный путь, это ни три, ни два месяца.



Татьяна Валович: То есть, так - нет.



Николай Сидоров: Это можно получить права любителя на каких-то курсах. А здесь надо обязательно иметь базовое образование.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя.



Слушатель: Здравствуйте. Георгий, Санкт-Петербург. 50 лет назад в яхт-клубе менее двух десятков было разных лодок. На одной "шестерке" мы со знакомой с увлечением катались по Ладоге, нас считали сумасшедшими, потому что крутая волна, волна. У нас была по знакомству карта подводных камней. А сейчас существуют ли официальные карты или нет?



Дмитрий Санг: По Ладоге ходят большие суда. К сожалению, мы не сможем прокомментировать и ответить на вопрос.



Татьяна Валович: А что касается, и это, кстати, звучало, что давно не углублялись и не чистились каналы города. Кто должен этим заниматься?



Николай Сидоров: Я тут смею возразить, это не так. Например, Мойка два года назад практически вся была углублена, Фонтанка, по-моему, тоже год назад проходила углубление. Тут я не соглашусь с этим.



Татьяна Валович: Есть ли какая-то схема движения определенная? Как разрабатывается определенное движение наземного транспорта, чтобы как можно меньше было тех же столкновения.



Николай Сидоров: Да, нами в ассоциации узаконить это решение пока что не удается, но вместе с тем договоренности жесткое отслеживаются. Мы наметили несколько моментов, где одностороннее движение. Это Зимняя канавка, потому что, если два серьезных судна войдет с разных сторон, им не разойтись, и вход очень опасен. Поэтому вход в зимнюю канавку с Мойки, с Невы он запрещен. Мы говорили о Крюковом канале, но это дело не было доведено до конца, тем более, его теперь закрыли, но мы будем вести эту работу дальше.



Татьяна Валович: К нам дозвонился слушатель. Пожалуйста, ваш вопрос.



Слушатель: Здравствуйте. Вопрос такого порядка. Аренда увеличилась в два раза, топливо выросло тоже в несколько раз. За счет чего у вас будет прибыль? За кратное увеличение стоимости билетов, за счет низкооплачиваемых гастарбайтеров? Все-таки ничего не изменилось со времен Петра Васева, Нахимова и остальных. Вопрос по поводу машины-амфибии тихоходной, которую рыбаки используют, приезжают на ней, выезжают на середину реки и ловят рыбу. Они тоже нарушители? Какие им документы нужно иметь, чтобы ходить по реке?



Татьяна Валович: Думаю, что последний вопрос не к нашим гостям. Наверное, самый больной вопрос - цена билетов. Потому что очень хочется может быть даже целой семьей поехать покататься, великолепные виды Петербурга посмотреть. Насколько это доступно, сколько сейчас стоит?



Дмитрий Санг: Несмотря на повышение, к сожалению, гастарбайтеров мы использовать не можем, потому что настолько квалифицированной должна быть роль капитана, что об этом речи быть не может. Николай Павлович чуть раньше сказал, что если у нас был достаточно сильно рентабельный бизнес, то сейчас в результате мы вынуждены сдерживать цену билета, она достаточно высока - 200-300 рублей в Петербурге для взрослого, для детей вдвое меньше, студентам тоже вдвое меньше. Просто, видимо, за счет нашей рентабельности.



Татьяна Валович: Вы же называетесь "Городской водный туристско-экскурсионный автобус". Значит ли это, что город вам какие-то дает дотации?



Дмитрий Санг: Этой весной, зимой об этом шло с правительством много диалогов, в результате мы просили уменьшить нам аренду в связи с нерентабельностью автобуса, но вместе с тем его социальной значимостью, но мы этого не добились. Как я сказал раньше, мы будем его тянуть на себе.



Татьяна Валович: Чем отличается, скажем, ваша программа от деятельности, например, любой другой судоходной компании?



Дмитрий Санг: Оригинальность ее в том, что он ходит по расписанию и с остановками.



Татьяна Валович: А где можно узнать расписание?



Дмитрий Санг: Мы сейчас выпускаем буклет, 27 мая мы открываем третью навигацию автобуса, и на каждом основном причале будут распространяться буклеты и в Туристско-информационном центре на Дворцовой площади, Садовая 14.



Татьяна Валович: Если я хочу проехать только одну остановку от одного причала, я имею право, сколько это будет стоить?



Дмитрий Санг: 30 рублей одна остановка, мы держим эту цену в течение трех лет.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Галина Ивановна, Санкт-Петербург. Я хочу поделиться своими впечатлениями от туристской поездки, где я садилась у канала Грибоедова, такая большая лодка с мотором. Был очень жаркий день. Нас 40 минут продержали, пока не наполнилась полная лодка, мы все исходили от жары. Наполненная эта лодка, я не знаю, какая должна быть посадка этой лодки, во всяком случае, рукой я могла дотронуться до воды, сидела она очень низко. Посадили нас как сельдей в бочке...



Татьяна Валович: Не дослушали, к сожалению, по техническим причинам. В общем, претензии понятны.



Николай Сидоров: Я могу сказать, что это редчайший случай. Мы 10 лет на воде, я могу сказать, что 99,9 процента восхитительные отзывы от общения с прекрасным городом, от квалифицированной экскурсии.



Татьяна Валович: Хорошо. А можно так организовать, чтобы люди знали, пришли, посмотрели, что "мне остается до отхода, чтобы не сидеть на этой жаре", как наша слушательница, а подойти за 10 минут, может быть, где-то погулять в тенечке.



Николай Сидоров: Обычно есть так называемые менеджеры по загрузке, они вам с точностью до минуты скажут, даже у нас иногда работает трансляция, где люди узнают, через 5, через 10 минут.



Татьяна Валович: Следующий этап. Как выразилась наша слушательница, большая лодка. Я уж не знаю, что это такое действительно было. Ваша компания судоходная, какие суда использует?



Дмитрий Санг: У меня самые крупные суда, типа "Фонтанка", до 80 человек, крупнее нет на реках.



Татьяна Валович: А что касается открытых лодок? Например, я вижу, что в холодные дни там предлагают укрыться пледами.



Николай Сидоров: Наверное, вот эта лодка как раз открытая. Потому что я знаю, у Димы таких лодок нет. Это как раз те самые нелегалы, которые, поскольку у них рейсы редкие, они добивают до конца, что получить максимальную прибыль. Наверное, это тот самый случай, с чем мы хотим бороться, вот эти опасные перегрузы и неприятности, которые создаются пассажирам. Самое главное, что нам обидно, что по плохой работе этих товарищей это все зеркально отражается на нашей работе, что нам ужасно обидно и стыдно.



Татьяна Валович: Вы должны быть заинтересованы в скорейшем их исчезновении.


Дмитрий, у меня вопрос к вам. Все-таки по поводу городского водного автобуса, который был так разрекламирован. Какие-то новые предполагается разработать маршруты? Вы сказали, закрыт Крюков канал. Получается, что, в общем-то, ступор. Как же общаетесь тогда с городским правительством? Почему вас заранее не предупредили о том, что будет?



Дмитрий Санг: Это проблема ежегодная и многолетняя. Ассоциация ежегодно делает запрос в ряд комитет и просит информировать нас о закрытиях. Видимо, все это достаточно хаотично, что мы не имеем такой информации. Даже сейчас никто толком нам не мог сказать, будем закрыть Крюков канал. Нам объявляли, что канал Грибоедова будет закрыт от Казанского моста до Банковского, пока он открыт. Но Крюков канал вчера закрылся. Насколько? Я направил письма в три комитета, будем ждать ответа.



Татьяна Валович: Были вы заранее предупреждены? Потому что все-таки было известно заранее, что саммит "большой восьмерки" пройдет в Петербурге в определенные дни. Как раз вчера об этом говорилось, что, возможно (правда, еще не окончательно) движение по каналам без выхода в Неву в дни саммита может быть разрешено. Но в конечном итоге Константин Пашинский, который озвучивал этот вопрос, сказал, что это не решено окончательно. Если все-таки будет запрещено, какие убытки понесут компании?



Дмитрий Санг: Убытки не только материальные. Будет неделю стоять весь флот. Мы же не только катаем людей. Заключаются договора за год, иностранные туристы, целая договорная кампания, расписаны некоторые суда по минутам.



Татьяна Валович: То есть вы должны будете выплатить еще и неустойку какую-то?



Николай Сидоров: У нас график до конца года расписан, можете представить. Это будет вообще ЧП, я считаю. Мне даже трудно дать оценку этому моменту.



Татьяна Валович: Когда обсуждался этот вопрос, ассоциацию пассажирских судов приглашали для того, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, или опять это просто командным решением было сделано?



Николай Сидоров: Запросы делались, но толком, видимо, до последней минуты вряд ли кто-то узнает.



Татьяна Валович: То есть у вас нет никакой информации пока в ассоциации.



Николай Сидоров: Нет.



Татьяна Валович: Было предложение еще организовать водное сообщение до Кронштадта во время летних месяцев. Это рассматривалось также в комитете по городскому транспорту. К какому-то решению пришли или нет?



Дмитрий Санг: Вряд ли пришли. Много лет было это сообщение, "Метеорами" до Кронштадта, билет стоил достаточно дешево, явно он был ниже всякой рентабельности, то есть это было на дотациях. Судя по всему, здесь та же ситуация, пока не будет дотации от правительства, чтобы разгрузить наземный транспорт и помочь кронштадтцам добираться с работы домой, об этом не может быть и речи.



Николай Сидоров: Я могу сказать, что ассоциация как раз готова решать любые нестандартные вопросы. Дело только за правительством, находить пути контакта и пути реализации этих проблем, разумные.



Татьяна Валович: Как приглашаются экскурсоводы? Есть отдельные экскурсионные маршруты, если человек хочет получить информацию, а не только совершить прогулку, или я просто хочу в тишине насладиться видами Петербурга?



Николай Сидоров: Все наши стандартные большие и маленькие, обязательно традиционный, во-первых, маршрут, с Невой, без Невы, и обязательно экскурсии. Поэтому здесь то, что я хочу, исключено, только экскурсии. Опять-таки 99 процентов заинтересованы в экскурсии. Здесь ведется у нас очень большая работа. Обязательно требуется сертификат, обязательно обучение, каждый год проходит переквалификация. Мы здесь очень серьезное внимание обращаем на культуру гидов и экскурсоводов.



Татьяна Валович: Спасибо.



XS
SM
MD
LG