Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Делить страну надо не по-братски, а по закону»


Президент Сербии и Черногории Светозар Марович уже заявил, что подает в отставку

Президент Сербии и Черногории Светозар Марович уже заявил, что подает в отставку

Сербы в целом болезненно отреагировали на решение Черногории провозгласить государственную независимость. Специалисты-этнологи полагают, что чувство горечи является характерным переживанием для народов, которые составляли так называемый центр империи. Об этом размышляет известный российский ученый, руководитель Центра этнополитических и региональных исследований Эмиль Паин:


- Даже если такого рода империи возникали не в глубоком историческом прошлом, а уже, скажем, в ХХ веке, но так или иначе имели характер неравноправного насильственного подчинения одних народов другим, то такого рода традиция остается. Требуется огромный исторический период для того, чтобы излечиться от такого рода проблем. Мы часто обращаем внимание на русских, на их отношение к потерям. Но такого рода эффекты существуют и у англичан, и даже у португальцев, которые совсем еще недавно были колониальной державой, и у испанцев и так далее.


- Как долго сохраняется ощущение «старшего брата» у тех народов, которые составляли центр империи? Какой период времени необходим для того, чтобы произошли изменения в общественном сознании, которые позволили бы признать новые государства в качестве полноправных субъектов для отношений?


- Это зависит не только от времени, а еще и от характера взаимоотношений. Все-таки признание балтийских государств как независимых практически на уровне массового сознания произошло хотя бы потому, что еще в Советском Союзе эти территории были как бы «советской заграницей». Там не только снимались все отечественные фильмы о Западе, но и в сознании балтийские республики были в значительной мере отделенными. Другое дело - Украина или Белоруссия, которые и сегодня воспринимаются как часть единого «мы». Разумеется, длительность перемен в сознании тут будет разная.


Еще более важный фактор - как ведет себя власть, как она конструирует некие образы, содействует ли она осознанию новых реальностей, адаптации к новому миру, к новому пространственному телу, или сыплет соль на раны. Скажем, если глава государства говорит о том, что распад СССР (то есть процесс, в результате которого возникло государство, в котором он стал президентом) является величайшей геополитической катастрофой, то можно себе представить, как относятся россияне к потерям не только своим, не только к возможному уходу или отдалению Украины. Мне кажется, что в России переживали отделение Черногории от Сербии более остро, чем сами сербы. Многие явления, которые, казалось бы, происходят далеко от России и связаны с какими-то территориальными переделами, воспринимаются здесь достаточно болезненно.


- Есть еще одна особенность процесса размежевания: когда кто-то хочет отсоединиться, обычно используется лексика, связанная с братскими отношениями. Разговор идет в том духе, что даже два брата не могут жить в одном доме. Дескать, вот мы братьями останемся, но будем жить порознь. А для представителей большого народа характерно другое ощущение. Там вовсю используется аналогия с тем, что распалась семья, уходит жена или уходит муж. В этом есть ощущение некоего трагизма. С чем это связано? Почему такие семейные схемы переносятся на политическую реальность?


- Это характерная особенность определенного типа мышления, такие семейно-генетические [ассоциации]. Империи в значительной мере строятся на основах таких семейно-генетических идеологем или метафор. Советский Союз, Родина-мать, республики-сестры, народы-братья. Можно легко запутаться в этой семейной генеалогии, кто кому сестра, а кто кому брат. В качестве варианта перехода от таких вот патриархальных отношений к прагматическим можно рассмотреть следующую формулу: не надо делить «по-братски», давайте делить по закону. Эта идеология характеризует модернизацию сознания.
XS
SM
MD
LG