Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа Фонда поддержки олимпийцев России должна развиваться


Повлияет ли программа Фонда поддержи Олимпийцев на выбор Евгения Плющенко - остаться в большом спорте или перейти в профессионалы?

Повлияет ли программа Фонда поддержи Олимпийцев на выбор Евгения Плющенко - остаться в большом спорте или перейти в профессионалы?

Программа материального стимулирования Фонда поддержки олимпийцев в общем и целом работает вполне успешно. Многие спортсмены получили возможность компенсировать свои затраты, у них появилась перспектива, а некоторые из них, объявив ранее об уходе из большого спорта, возобновили занятия именно под воздействием этого интереса, этого стимула. Пример – Дмитрий Саутин. Он полтора года назад объявил о своем уходе из большого спорта, но потом вернулся. Дмитрий поставил перед собой задачу – не просто принять участие в Олимпиаде в Пекине, но завоевать там минимум одну из медалей. И это, в общем, результат того, что программа действительно работает.


Но, с другой стороны, это свидетельствует и о том, что программа работает недостаточно и не все направления охватывает. Что я имею в виду? Дмитрий Саутин очень откровенный человек, открытый и честный. И он прямо сказал: «Мне не на что было жить. И поэтому я только залечил свои болячки, и тут же – в бассейн». И опять-таки после нескольких месяцев тренировок у него возобновились некоторые травмы. Но Дмитрий говорит, что пока действует эта программа, он будет выступать, потому что ничего другого делать не умеет. Бизнес, по его словам, он попробовал – не получилось. Хотел тренировать детей – в ЦСКА обещали ему условия и бассейн, и детей, с которыми он будет заниматься – но ничего не вышло. И Саутин остался вообще не у дел. Отсюда вывод какой: да, система очень хорошая, многие спортсмены и тренеры, – а я знаю, что даже и массажисты и другие люди из обслуживающего персонала, которые непосредственно не выходят на арену выступать, но без них ничего не получится – вздохнули спокойно, у них появились какие-то деньги, финансовые перспективы. Это очень хорошо. Но эта программа должна распространяться и на горизонт, который располагается за пределами активной фазы жизни спортсмена. Вот Саутину 32 года, в год Олимпиады будет 34. Возможно, он там что-то выиграет или, по крайней мере, не ударит в грязь лицом, как-то поддержит реноме российской школы прыжков в воду. Но, что очевидно, необходимо некое расширение этой программы в следующем направлении: нужно поддержать тех спортсменов, великих спортсменов (а для России в этом виде спорта – прыжках в воду Саутин, конечно же, величина), которые хотят остаться в спорте и именно в спорте работать – не бизнесом заниматься, не открыть агентство и что-то продавать – покупать или устраивать шоу. Дмитрий прямо говорит: «Я не заточен под это. Я не понимаю, как работает бизнес». Но он отлично понимает прыжки в воду, он знает это, он может работать с детьми, он – добрый человек и дети к нему тянутся. Значит, необходима некая программа, которая помогала бы таким олимпионикам, таким спортсменам, которые не хотят заниматься ни шоу-бизнесом, ни бизнесом вообще, никаким другим видом деятельности за пределами спорта, и которые могли бы быть полезны для российского спорта. Необходима некоторая программа, которая бы их адаптировала, предоставляла какие-то технические возможности, в данном случае – бассейны, место для тренировок и т. д. Потому что когда читаешь, что в Воронеже Дмитрию дали работу в таком, с позволения сказать, «бассейне», которому МЧС выписала предписание о закрытии, потому что крыша может обвалиться – волосы встают дыбом.


Вот в каком направлении надо расширять программу Фонда поддержи олимпийцев. К этому я призываю, и думаю, что многие поддержали бы именно такое развитие Фонда.


XS
SM
MD
LG