Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Мир фантастики» признан лучшим научно-фантастическим журналом Европы


Каждый экземпляр «Мира фантастики» читают около трех человек, то есть аудитория журнала более ста тысяч

Каждый экземпляр «Мира фантастики» читают около трех человек, то есть аудитория журнала более ста тысяч

В конце апреля в Киеве прошел ежегодный конгресс Европейского общества научной фантастики — «Еврокон». На нем лучшим в Европе научно-фантастическим журналом был назван российский журнал «Мир фантастики». А вскоре после этого в Петербурге журнал получил премию имени Беляева за серию научно-популярных статей. Рассказать о том, как удается в одном издании столь успешно сочетать фантастику и науку, мы попросили главного редактора журнала «Мир фантастики» Николая Пигасова.


— Николай, как удается совместить, что журнал занимается научно-популярными темами и фантастикой, и получает в этих областях премии?
Мы всегда ориентировались на хорошие советские традиции — связывать в одном журнале и развлекательную составляющую, и научно-популярную. Наш журнал не чисто развлекательный, он еще, можно сказать, просветительский. Вторая премия, которую мы получили, она как раз за просветительскую деятельность. Это премия имени Александра Беляева, она ежегодно вручается в России за лучшие научно-популярные произведения, которые были опубликованы в предыдущий год. Мы получили эту премию за наш раздел, который называется «Машина времени», его ведет редактор Михаил Попов. В этом разделе публикуются научно-популярные статьи на различную тематику — от истории, мифологии до современных технологий, освоения космоса, о развитии науки, о ближайшем будущем.
Я считаю, что фантастика очень тесно связана с наукой, потому что само понятие «научная фантастика» включает в себя первое слово «научная», и научность определяется именно тем, насколько фантастика связана с реальной жизнью. Потому что когда мы говорим о разделении фантастики на различные жанры, эти жанры начинают появляться, когда в произведении становится больше допущений. Чем больше допущений, тем менее оно научное.


— А у вас много допущений, как далеко уходите от науки?
— Мы уходим от науки достаточно далеко. Если говорить о Толкиене, основоположнике фэнтези, мы его очень любим, у нас его любят читать, мы очень много пишем о нем. И та наука, которая содержалась в его произведениях, она все-таки не является техногенной наукой. Произведения Толкиена больше ориентировались на гуманитарные науки, на лингвистику, филологию, историю, искусство.


— Я всегда считал, что современное фэнтези — это такое направление эскапизма, чтобы развлечься, отвлечься и не думать. Это направление не конфликтует с идеей о том, что надо выстраивать какие-то мостики, что надо связываться с наукой?
— Я не согласен с тем, что увлечение фэнтези — это эскапизм, потому что с той же точки зрения мы можем назвать эскапизмом увлечение рыбалкой, футболом, кройкой и шитьем. Мне кажется, что наш журнал показывает общие тенденции современности, когда все самые лучшие стороны разных явлений сливаются в единое и получается произведение, которое нравится многим. Поэтому журнал массовый, поэтому он любим. Именно это отметили первые премии, которые нам дали в Киеве на «Евроконе». Европейское общество научной фантастики ежегодно проводит свои съезды, конференции в различных странах, один год в Западной Европе, один год в Восточной Европе. В прошлом году был выбран город Глазго в Шотландии для проведения конференции, в этом году это был Киев, в следующем году это будет столица Дании Копенгаген. И Европейское общество научной фантастики дало нам премию как лучшему журналу Европы именно из-за того, что они смогли оценить то, как сделан журнал, как сливаются течения фэнтези, фантастики и пропаганды науки и техники в одном издании.


— А как они это оценили, если журнал на русском языке, они, наверное, читают на других языках?
— Естественно мы не просто показывали журнал, мы много о нем рассказывали, были сделаны английские презентации. То есть люди, которые подержали в руках, которые смогли оценить качество иллюстраций, оформление и которые посмотрели дополнение в виде нашего DVD-диска, прилагавшегося к журналу, люди прочитали краткое содержание статей, после этого делегаты 22 стран Европы смогли составить представление о журнале, и выдали нам этот очень почетный приз. Самая престижная премия, которую может получить неанглоязычный журнал фантастики.


— То есть мы сейчас говорим с людьми, которые делают лучший научно-фантастический журнал в Европе.
— Я хочу только дополнить немножко. Все-таки упомянутые здесь рыбалка и кройка и шитье, кроме эскапизма, несут некоторые обучающие функции. Рыбалка учит терпению, кройка и шитье — аккуратности. В том числе и чтение пресловутых эскапистских фантазийных произведений несет очень большую обучающую функцию. Когда читатель изучает книги, пускай самые эскапистские, он при этом получает достаточно солидный запас знаний, начиная от средневековой истории, которой пронизаны большинство книг фэнтези, и заканчивая мощными познаниями по мифологии, по оккультизму. Ведь очень многие фантазийные произведения основаны на мифах тех или иных государств, тех или иных народов.


— Надо сказать несколько слов о структуре журнала. Для меня оказалось неожиданным то, что в нем освещаются компьютерные игры.
— В понятие «фантастика» мы вкладываем различные направления современной культуры, это не только литература, но и кинематография и игры компьютерные и настольные. Мы пишем обо всех проявлениях фантастики, у нас слоган журнала «Фэнтези и фантастика во всех проявлениях». И самые ценные как раз материал для читателей — это рецензии в трех наших рубриках. Первая рубрика о книгах, вторая рубрика о кино и третья рубрика об играх. Рецензии очень важны для читателей, потому что когда современный читатель фантастики приходит, например, в книжный магазин, он видит на полках тысячи наименований новых книг, потому что за месяц у нас в стране выходит около ста новых наименований литературной фантастики. И ориентироваться в этом многообразии очень сложно. Наш журнал ежемесячно публикует около 30 рецензий на новые фантастические книги, то есть мы освещаем очень подробно с изложением аргументации, позиции критика около трети рынка. Читателю это очень облегчает задачу выбрать то, что ему понравится на полках.


— Это действительно проблема, потому что я, например, очень часто сталкиваюсь с этим: я полистал в книжном магазине книгу, даже прочитал несколько строчек, но никакого впечатления не сложилось, и я ушел. Но с рецензией совсем иная ситуация.
— К тому же никогда нельзя верить аннотации, тому, что пишут на обложках. После книг идут фильмы, и кроме фильмов мы обозреваем фантастические игры компьютерные и настольные. Молодые люди уже не могут жить, не погружаясь в игры. Для классических любителей научной фантастики иногда бывает просто шоком, когда они впервые раскрывают журнал и видят, что здесь пишут не только о литературе и о кино, а еще об играх. Но через некоторое время они понимают, что это равноправные составляющие современной фантастики и сами втягиваются в это.


— Собственно говоря, я оказался как раз в такой ситуации. Я ожидал увидеть что-то вроде журнала «Полдень» или журнала «Если», где основной блок — это литература фантастическая и еще немного критических заметок. Я же обнаружил здесь всего два фантастических рассказа, каждый по пять страниц, меня это удивило.
— Тут еще такой интересный момент, что литературная часть не ограничивается только рассказами. Кроме рецензий на уже вышедшие книги существует очень много дополнительных материалов. Очень часто в журнале появляются интервью с известными авторами, которые тоже можно отнести к литературной рубрике. И, кстати, любой читатель нашего журнала может прислать нам рассказ, повесть или даже трилогию, цикл романов, которые рассмотрит наша литературная редакция. И если нам рассказы придутся по душе, то мы организуем их публикацию на DVD-диске в электронном виде. То есть это будет файл, который могут прочитать тысячи любителей журнала. Каждый тираж комплектуется DVD-диском, на который выкладываются электронные тексты.


— Кстати, весь тираж — это примерно сколько?
— 33,5 тысячи будет в новом июньском номере. Основная часть реализации — это продажа в розницу. А читателей гораздо больше, чем цифра тиража. Каждый тираж читают около трех человек, то есть у нас аудитория более ста тысяч.


— Если вернуться к вопросу о взаимодействии науки и фантастики, фантастика использует любые приемы и любые идеи, которые только удается выдумать. В том числе большой популярностью пользуются идеи, которые наука отчетливо позиционирует как псевдонаучные, ложные, ошибочные и так далее. Не получается ли так, что фантастика сейчас популяризирует не столько науку, сколько антинаучные идеи?
— Мы в журнале пытаемся с этим бороться. У нас есть специальная рубрика «Если бы», в которой рассказывается о различных научных теориях, концепциях, которые не выдержали критики временем. Например, о «теории полой Земли» или об оккультных исканиях нацистов. Мы пишем об этом в строго научном ключе. То есть читатель понимает, что то, во что верили его предки 50 лет назад, или 100-200 лет назад, со временем не выдерживает критики и рассыпается. То есть мы строго боремся с эзотерикой, с уфологией, если понимать ее в смысле разговоров с людьми, которые видели летающие тарелки. Таких вещей у нас на станицах журнала нет, и мы призываем читателя здраво относиться к реальной жизни.


— Но в фантастике и эзотерике, и уфология используется. Не получается ли, что подрывается основа для самой фантастики, для литературы?
— Одно другому не мешает. Пускай та фантастика, которую используют, скажем так, в качестве толчкового двигателя эзотерику и ту же уфологию, пускай она тоже существует. Я не вижу необходимости это дело запрещать. Вся суть фантастики заключается в том, чтобы взять какое-то допущение и посмотреть, что получится. Если это даже допущение сугубо не научное, в любом случае будет интересен результат. А в целом, конечно, термин «научная фантастика» подразумевает под собой такое фантастическое допущение, которое находится в рамках современных научных представлений. Если, с одной стороны, выходят книги, где есть нормальные научно-фантастические допущения, и журнал «Мир фантастики» в рецензиях своих говорит, что это научная фантастика — это хорошо. Если с другой стороны, выходят книги, которые в качестве допущения используют ту же уфологию и эзотерику, но на страницах журнала «Мир фантастики» статья, развенчивающая эзотерику — или, скажем, недавно была чудная статья о многочисленных тайных обществах, которые якобы контролируют мир — это отнюдь не мешает читателю прочитать эту книгу и насладиться ею. Только он не будет подсаживаться на то, что не поддерживается современной наукой.


XS
SM
MD
LG