Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузии показали ее революционное будущее


Игорь Георгадзе нашел в России не только «возможность решить вопрос»

Игорь Георгадзе нашел в России не только «возможность решить вопрос»


Бывший сотрудник КГБ СССР, а затем руководитель министерства безопасности независимой Грузии Игорь Георгадзе впервые за последние одиннадцать лет появился перед телекамерами лично и во плоти. Сегодня он дал пресс-конференцию в Москве в редакции газеты «Аргументы и факты». С 1996 года Георгадзе разыскивается Интерполом по запросу грузинских властей. Он обвиняется в совершении нескольких терактов на территории Грузии, в том числе в покушении на жизнь тогдашнего президента страны Эдуарда Шеварднадзе.


Как рассказывают соратники беглого грузинского политика, Игорь Георгадзе прибыл в Москву перед самой пресс-конференцией. Он поехал на встречу с журналистами даже не повидавшись с родителями, которых он, по его словам, не видел много лет. Когда те вошли в зал, где проходило общение журналистов с младшим Георгадзе, тому пришлось прерывать пресс-конференцию. По удивительному совпадению это произошло ровно в том момент, когда Игорь Пантелеймонович отвечал на вопрос, почему он решил легализоваться именно в России: «В России проживает более 1 миллиона 200 тысяч моих соотечественников. Как минимум 50% из них представляют ту силу, которая не приемлет действия нынешнего режима Грузии. Находиться в Австрии и общаться с ними через телемост нелогично. А второй ответ, наверное, будет буквально через несколько секунд. Мне сейчас дают понять, что приехали мои родители».


На этих словах г-н Георгадзе представил собравшимся Пантелеймона Ивановича и Валентину Ивановну, с которыми он не виделся «давно».


Игорь Георгадзе поблагодарил заместителя генпрокурора России Владимира Колесникова, который ранее фактически призвал руководство РФ предоставить ему политическое убежище, и объяснил, почему подача такого прошения не входит в его планы.


«Речи не идет о предоставлении мне российского гражданства, нет речи и о политическом убежище. Не потому, что это невозможно юридически, и не потому, что Россия не согласна этого сделать, а потому, что я не собираюсь убегать и не собираюсь прятаться, - пояснил он. - Речь идет о том, что Россия предоставила мне возможность, которую мы со своими адвокатами будем использовать для того, чтобы в правовом поле решить прежде всего вопрос снятия с меня обвинений и прекращения розыска на территории иностранных государств. За что я очень благодарен России. Речь не идет о том, что я попросил политического убежища, и оно мне предоставлено».


Официальный Тбилиси отреагировал на новости из России (невнятный юридический статус Игоря Георгадзе здесь расценивают-таки как предоставление ему Россией политического убежища) предсказуемо. Как напоминает корреспондент РС Георгий Кобаладзе,


политические партии страны едины в том, что Георгадзе должен представить перед правосудием на своей родине, где он и будет иметь возможность доказать свою (не)причастность к преступлениям, которые ему приписывают. Руководитель национального бюро Интерпола в Грузии Лаша Гиоргидзе отметил, что МВД республики будет продолжать настаивать на экстрадиции Георгадзе. Президент Грузии Михаил Саакашвили использовал новостной повод, чтобы в очередной раз отметить недееспособность СНГ. Выступая в Киеве на саммите ГУАМ, Саакашвили назвал «получение Георгадзе политического убежища в России» «совершенно беспрецедентным фактом, который показывает, какие проблемы создаются. К сожалению, СНГ не одну из этих проблем решить не смогло».


«Нового жителя России» эти слова, кажется, совсем не смущают. Игорь Георгадзе по-прежнему считает себя прежде всего «лидером левоцентристской партии, которая называется "Справедливость"».


Программа этой последней, по словам лидера, предусматривает победу на досрочных парламентских и президентских выборах (если таковые будут проведены), или ниспровержение существующих властей в ходе «революции крапив», как ее назвал.


«"Революция крапив" уже началась, - отметил г-н Георгадзе. - Ничего из ряда вон выходящего мы не планируем. Если власти не выполнят волю народа Грузии и не уйдет, мы добьемся этого так, как этого добивалась "розовая революция". Только называться она будет "революция крапив"». Он пообещал принять в ней личное участие, вернувшись в Грузию в подходящее для того время.


Из остальных значимых пунктов программы «Справедливости» можно назвать установление дружеских отношений Грузии с Россией.


XS
SM
MD
LG