Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жители Докузпаринского района республики Дагестан направили обращение Владимиру Путину


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Андрей Шароградский: 25 апреля в Дагестане была расстреляна мирная демонстрация, один человек погиб, двое были тяжело ранены и до сих пор находятся в реанимации. Произошло это в Докузпаринском районе республики во время проведения местными жителями акции протеста против коррупции в местной власти.



Карэн Агамиров: " Уважаемый господин президент Российской Федерации! - обращаются жители Докузпаринского района республики Дагестан к Владимиру Путину. - Мы, участники митинга протеста против произвола главы муниципального образования "Докузпаринский район" Керимхана Абасова и прокурора района Фирузы Лагметовой, состоявшегося 25 апреля 2006 года, сообщаем вам, что эта правозащитная акция закончилась расстрелом мирных граждан - один человек погиб, двое тяжело ранены и находятся в реанимации. Наш митинг носил мирный характер. Впервые в истории новой России правоохранительные органы применили против митингующих огнестрельное оружие. Глава района Абасов и прокурор Лагметова творят в районе жуткий произвол. Федеральные средства расходуются как собственные, район превращен в ханство - на всех руководящих постах родственники Абасова. Эти господа воруют и наживаются, а простой человек живет в ужасающей нищете. Бюджетные средства не доходят до него. Мы просим Вас, господин Президент России, принять меры по оздоровлению обстановки в районе, убрать проворовавшихся чиновников. Мы требуем назначить проверку с участием Генеральной прокуратуры и других федеральных структур по фактам незаконного применения огнестрельного оружия против митингующих и наказать виновных", - завершается обращение жителей Докузпаринского района Дагестана к президенту России.


Свидетельствует один из участников кровавых событий 25 апреля.



Житель Докузпаринского района: Я, Даларов Сардар Саженетович, житель Докузпаринского района, непосредственный участник известных этих событий - санкционированного митинга протеста - я хочу подчеркнуть это обязательно. Начальником казначейства по Южному Дагестану, которое курирует 12 южных районов Дагестана, является родной брат Абасова Керимхана, Акимхан. Вот эти федеральные средства, которые поступают, они должны контролировать правильное распределение, но при полном таком вот сообщества нашем двух братьев, естественно, деньги как собственные расходуются. Главой администрации Докузпаринского района является двоюродный брат Абасова Керимахана, Алискеров. Сын сестры Абасова Баласиев трудится председателем Счетной контрольной комиссии по целевому расходованию финансовых средств в районе. Районным казначеем работает близкий родственник Абасова Мамерзаев. Сын Абасова Керимхана - помощник федерального судьи по нашему району. Представляете, что это такое! Участвует в избиении в кабинете прокурора Лагметовой одного из инициаторов митинга, исчезнувшего парня Назима Гайбакова. Секретарем суда является шурин Абасова Кербалиев. И, наконец, замглавы муниципального образования "Докузпаринский район" - Абдулкеримов Завир, родной отец зятя Абасова Керимхана. Так я хочу знать, живем мы в ханстве или мы все-таки в правовом поле Российской Федерации? И почему такое происходит у нас?



Карэн Агамиров: Вот еще один местный житель, вступивший в неравную схватку с зарвавшимися властителями Докузпаринского района Дагестана.



Житель Докузпаринского района: Я Салихов Эльсултан Салихович, проживаю в Докузпаринском районе республики Дагестан. После всего этого разгона митинга нас отлавливали по всему селу, избивали и закидывали в автобус, а потом нас привезли в районный отдел милиции. В районном отделении милиции мы провели трое суток, где-то в пределах 70 человек было нас. До того издевались над задержанными, в первые сутки некоторые были в трех камерах, а остальных держали на улице сутки под дождем. И поставили бочку, емкость с водой, и начальник милиции прямо при нас сказал: "Если капля воды отсюда уйдет в живот (с лезгинского полный перевод), если хоть кто-нибудь каплю выпьет отсюда, то хана будет ему".



- То есть вам не давали ни есть, ни пить сутки.



Житель Докузпаринского района: Да. Там люди падали в обморок, и женщины были с нами.



Карэн Агамиров: Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева многое повидала. Но расстрел ОМОНом мирной демонстрации потряс ее.



Людмила Алексеева: Не смеет ОМОН приближаться к мирным жителям! Мы уже второй раз с этим сталкиваемся. Первый раз мы столкнулись, когда их послали в Благовещенск, там они избили почти тысячу человек. Наш ОМОН, который вахтенным методом, постоянно все они ездят в Чечню и там воюют, они там научились, как обращаться с мирным населением. А с мирным населением в Чечне обращаются... Вот я девочкой войну пережила, и нам рассказывали, как себя немцы на оккупированной территории вели, фашисты немецкие - так вот так себя ведет ОМОН в Чечне по отношению к мирным жителям. И вот, дождались: там били - здесь стреляют, там избивали - здесь убили. Убили человека, два тяжело раненых лежат в реанимации. Слушайте, ни один телевизионный канал ничего не сказал об этом происшествии! Где вот сейчас камеры наши, про что они говорят?! Про то, что в Зимбабве происходит? А что у нас происходит, это неинтересно, это не событие, что убили нашего гражданина Российской Федерации наши же граждане Российской Федерации, омоновцы! Я не знаю, что у нас надо, чтобы у нас все всполошились. Андижан? Чтобы убили не одного, а тысячу что ли? Мы дождемся, если это не будет остановлено. Если мы не добьемся того, чтобы всех людей наказали, запретили так делать, то грош нам всем цена!



Карэн Агамиров: Рядом со мной сидят родители убитого ОМОНом 35-летнего Мурада Нагметова. Отец вначале не смог говорить - слезы душили. Безутешная мать, Нина Сергеевна, сквозь боль и страдание выдавила.



Нина Нагметова: Я хочу, я буду в какой-то мере удовлетворена, если смерть моего сына поможет разворошить это преступное сообщество, которое у нас в Дагестане существует, чтобы другие сыновья больше не погибали.



Карэн Агамиров: Но вот и Нагметов-старший, Ермет, сжал кулаки и взял себя в руки.



Ермет Нагметов: Я разговаривал на этом же митинге, на втором митинге, с заместителем министра Исмаиловым. "Вы хотите много крови? - говорит. - Эту кровь я вам обещаю. Много крови здесь будет". Почему в нашей стране такое безобразие? Кто мы, животные?! Мы же избирали этого Абасова, мы же кормим этих министров и прокуроров, на наши деньги они живут. Они что, нас должны убивать за мои деньги? Получается же так. Что за страна у нас?! За наши деньги нас же убивают. Убитый сын вырос в этом селе, кончил 10 классов. Все мои дети получили высшее образование, учились, в армии отслужили. Теперь что, в этом государстве я своих внуков пошлю в армию? Никогда в жизни не пошлю! Такая армия мне не нужна, которая убивает нас. А мои дети все пошли в армию, с похвальными грамотами пришли. Они кого защищают? Этот преступный мир защищают?!



Карэн Агамиров: И печальное резюме председателя Совета при президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Эллы Памфиловой.



Элла Памфилова: Кормежка на основе семейственности. Это уже полный произвол, полное пренебрежение правами людей. Население действительно задавлено и бесправно.



Карэн Агамиров: Впервые в истории новой России расстрелян мирный митинг. В Докузпаринском районе Дагестана.


XS
SM
MD
LG