Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Томской и Свердловской областях началась подготовка к выборам в региональные парламенты


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Мария Дронова, лидер Свердловского регионального отделения партии «Яблоко», Константин Янцен, политолог, и Мелани Бачина, корреспондент Радио Свобода в Томске.



Евгения Назарец: В Томской и Свердловской областях уже фактически началась подготовка к выборам в региональные парламенты. Это выражается не только в том, что партии делают попытки предварительно определить состав кандидатских списков. Екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова подмечает тенденцию: свердловские отделения политических партий считают одним из условий победы на предстоящих региональных выборах женщин – и в качестве избирателей, и в качестве тех, за кого голосуют.



Ирина Мурашова: Женщины составляют 53 процента населения России. При этом среди представителей власти – 93 процента мужчин. Для сравнения, скажем, в Швеции это соотношение – 50 на 50. Свердловское региональное отделение партии «Единая Россия» приблизилось к нему. 60 процентов членов партии – женщины. Это не самое типичное для российской политики соотношение в дальнейшем может еще измениться – за счет притока новичков. «Большинство старших по домам и подъездам – это женщины, а именно на таких активистов «единороссы» намерены обратить пристальное внимание в канун региональных выборов», – обещает глава исполкома Леонид Рапопорт.



Леонид Рапопорт: М ы внимательно смотрим и на организацию территориальных, и общественных советов. То население, которое в массе своей заинтересовано, прежде всего, в улучшении своего бытия. Почему? Именно им сейчас предстоит решать самостоятельно вопросы и благоустройства, и коммунальных услуг, и так далее.



Ирина Мурашова: «Умелая политика руководства регионального отделения «Единой России» позволила предвосхитить в Свердловской области появление национальных проектов», - считает Леонид Рапопорт. «Не во всем», – вспоминает события 8-месячной давности лидер регионального отделения ЛДПР Владимир Таскаев.



Владимир Таскаев: Р азрабатывали законопроект. Вообще, это выносилось представителем партии СПС, но мы полностью его поддерживали. По увеличению пособий женщинам, находящимся в декретном отпуске. Но данный законопроект тогда не прошел. Нас почему-то «Единая Россия» тогда не поддержала, хотя мы, вообще-то, там суммы практически от 100 рублей хотели довести до 350. То есть вроде бы незначительные суммы. И я сейчас помню, из 28 депутатов проголосовало, по-моему, 8 или 9 «за», остальные почему-то голосовали против. И мне интересно посмотреть, что сейчас говорят те люди, которые голосовали против – после обращения президента.



Ирина Мурашова: В партийных списках Свердловского отделения ЛДПР – 30 процентов – женщины. Если у женщины в семье все хорошо - она работает лучше, чем мужчина, считает Владимир Таскаев, и подчеркивает, что уральские ЛДПРовцы помогали многодетным семьям вещами и продуктами и до послания президента.


Первый секретарь Екатеринбургского горкома КПРФ Елена Кукушкина полагает, что нынешняя государственная политика приблизит решение проблемы, о которой коммунисты, как и ЛДПРовцы, говорили и раньше. Правда, решать будут, скорее, все-таки мужчины. Елена Кукушкина заметила, что для Коммунистической партии это не принципиально – партия состоит из трудящихся, и при этом неважно, какого они пола, главное – это социальное равенство. Но сожаления о роли женщины все же есть.



Елена Кукушкина: Мужчин как было больше, так и будет, потому что женщинам достаточно сложно в политике. Да, есть женщины в политике, но наступает такой момент, потолок, когда мужчины-политики уже женщин-политиков дальше не допускают.



Ирина Мурашова: Депутат Госдумы Евгений Ройзман возглавил региональный выборный список «Российской партии жизни». Он считает, что нюансы послания президента Федеральному Собранию – в том числе и в части демографии и внимания к женщинам – учтут все политтехнологи и партийные лидеры. Если они это сделают, то не ошибутся.



Евгений Ройзман: Женщины в большинстве случаев гораздо более мужественные, чем мужчины, гораздо более стойкие. И поэтому есть ряд позиций, где женщины себя ведут гораздо более достойно, чем мужчины. Особенно когда начинается давление, какая-то борьба и так далее. И я думаю, что многие будут делать ставки на женщин вот в такой борьбе - и привлекать как электорат, и давать возможность поработать. И это будет правильно.



Ирина Мурашова: Хватит ли женщин-политиков в условиях роста спроса на них? Сейчас женщины в Свердловской области живут дольше мужчин: до 72 лет, тогда как мужчины в среднем - до 58-ми. «И в будущем «кадрового» гендерного дефицита не будет», – уверен председатель Общественной молодежной палаты при Государственной Думе Максим Годовых.



Максим Годовых: У девушек часто бывает больше времени. Потому что молодые люди уже со студенческой скамьи озадачены зарабатыванием денег, пытаются идти в бизнес. И, соответственно, у них не остается времени на общественную деятельность. Женщины – это специфическая социальная группа, у которой есть свои четко выраженные проблемы, о которых знают только женщины, и которые могут решать только женщины. Женщин всегда тянуло ближе к проблемам поддержки молодых семей, к проблемам экологии, здоровья, демографии.



Ирина Мурашова: Пока партийцы-мужчины готовятся усиливать женскую составляющую в своих рядах и программах, уральские общественницы хотят отправить в Государственную Думу проект программы защиты сильного пола. Дамы считают, что для продления жизни российских мужчин надо пропагандировать спортивный образ жизни, бороться с алкоголизмом и ужесточать наказание за нарушение Правил дорожного движения.



Евгения Назарец: Итак, сегодня мы говорим о подготовке к региональным выборам и о том, как трансформируются в предвыборных шагах и штабах партий официальные государственные приоритеты из национальных проектов и, наконец, президентские идеи о роли женщин.


И сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода - лидер Свердловского регионального отделения партии «Яблоко» Мария Дронова.


Мария, доброе утро.



Мария Дронова: Доброе утро.



Евгения Назарец: Объясню слушателям, что вы здесь не только потому, что женщина и партийный лидер, но и потому, что «Яблоко» создало недавно внутрипартийную женскую фракцию, провозглашая тем самым справедливость и необходимость гендерного подхода к политике. Что еще можно сказать об этой внутрипартийной женской фракции? Чем она будет заниматься?



Мария Дронова: Предпосылки к созданию у нас были долгие, у партии «Яблоко», признаюсь. Вот я прослушала сейчас сюжет. И крайне удивлена присутствием у некоторых ораторов мужского шовинизма.



Евгения Назарец: Но они же мужчины, чей у них еще может быть шовинизм?



Мария Дронова: Это правильно. Но в нынешних условиях заниматься исключительно популизмом ради того, чтобы привлечь женщин, это бессмысленно.


Вы правильно сказали, что, да, началась уже подготовка к предвыборной избирательной кампании. Но нужно не просто привлекать женщин яркими лозунгами. Нужно создавать как внутрипартийные механизмы продвижения женщин внутри своих структур, так и продвижения женщин на государственном уровне, что, собственно, у нас в России отсутствует. И вот это женское внутрипартийное объединение, которое у нас было создано на прошлой неделе, - это как раз реальный механизм продвижения женщин в политике внутри партии «Яблоко». Еще наше объединение будет способствовать и активно сотрудничать с женскими организациями, вырабатывать законопроекты, помогать женщинам-предпринимателям и так далее.


Но для того, чтобы прийти к этому женскому объединению, мы пережили достаточно много мучительных моментов. В частности, мы очень долго обучали наших партийных боссов, партийных мужчин не только слову «гендер», но и тому, что нужно женщинам в партии, чего мы хотим.



Евгения Назарец: В политике «гендер» звучит лучше, чем «секс». Потому что, по сути, это одно и то же, но тем не менее.



Мария Дронова: Ну, «гендер» - это такое слово, которое ближе, чем слово «секс», несмотря на то, что значения очень близки сами по себе.


Так вот, объединение будет способствовать, и уже реально способствует тому, чтобы консолидироваться внутри. К сожалению, как мужчины относятся к нам, к женщинам в политике? «Хотите место просто секретаря, председателя исполкома или еще какое-то? Вот, пожалуйста, возьмите». Вот «Единая Россия» говорит, что 60 процентов женщин у них в партии. А покажите мне, пожалуйста, хоть одну женщину-руководителя регионального отделения «Единой России». Я этого не вижу. И я думаю, что «единороссы» сами этого не наблюдают у себя в партии. В отличие, например, от того же «Яблока». У «Яблока» более 10 женщин-руководителей региональных отделений на сегодняшний день, и это еще не предел.



Евгения Назарец: Я также напомню, что, да, 60 процентов членов партии «Единая Россия» - это женщины, скажем, в руководстве Свердловского отделения КПРФ 3 женщины. Только ли демография может служить этому объяснением? Ведь в России женское население больше мужского. Это вопрос нашим слушателям.


Мария, вот женщины в партиях и женщины-избирательницы, существует ли количественная связь, то есть чем больше женщин в партии, тем больше будет проголосовавших за эту партию женщин, как вы считаете?



Мария Дронова: С точки зрения технологий, да, действительно, чем больше партия будет показывать, что у нее большое количество женщин в руководящих органах и женщин, принимающих решения, тем, естественно, эти партии будут ближе к женщинам. Но нужно ведь не просто показать яркую фигуру, показать Матвиенко, как в Санкт-Петербурге: «вот вам женщина-губернатор, у нас гендерный баланс соблюден». При этом 88 субъектов Федерации (ну, скоро будет чуть меньше) – и вот одна женщина-губернатор. «У нас все в порядке». «В Государственной Думе – Лахова, председатель комитета. Женщина? Женщина», - вот такой подход у мужчин. И наши мужчины, свердловские депутаты тоже этим хвастаются, говоря: «У нас же министр экономики женщина...



Евгения Назарец: Да. И заместитель губернатора.



Мария Дронова: «У нас пять женщин в парламенте – ну, это же отлично». Но на самом деле это мало. Например, в Государственной Думе всего лишь около 5 процентов женщин. Поэтому у нас с вами Государственная Дума принимает 30-процентное увеличение бюджета на оборонку, увеличение на военные расходы и так далее, а на социальные расходы увеличение ежегодное идет 7-8 процентов.



Евгения Назарец: А сейчас пригласим наших томских собеседников. С нами на связи из Томска – журналист Мелани Бачина и политолог Константин Янцен. Как вы полагаете, можно ли прогнозировать, что на региональных выборах партии и политтехнологи будут бороться не за голоса традиционно активных пенсионеров, как было раньше, а за женщин? Это вроде как вытекает из демографии российской.



Константин Янцен: Ну, я очень рад, что вы обратили внимание и что мы так бурно обсуждаем сегодня проблему гендерного подхода к политике. Традиционно женщины – это тот электорат, за который борются политики. Политик, который стремится стать публичным, успешным, победить на выборах, он, прежде всего, обращает внимание на то, что его основной избиратель, который идет к урнам – это женщина.



Мелани Бачина: Но в томских партиях женщин практически нет. Отмечали, что это, действительно, уникальный случай, что женщин просто нет в томской публичной политике.



Константин Янцен: К сожалению, это правда, в томской публичной политике крайне мало политических лидеров – женщин. Вы знаете, российское недоразумение – «Партия пенсионеров», которая победила на выборах в городскую Думу в 2005 году, там есть женщина, но тоже случайно - она оказалась в конце списка. Вот партия вся прошла, поэтому она там...



Мелани Бачина: А будет меняться ситуация?



Константин Янцен: Я думаю, что ситуация должна меняться.



Евгения Назарец: В Томской и Свердловской областях уже фактически началась подготовка к выборам в региональные парламенты. Но все выигрышные на выборах темы теперь как бы принадлежат «Единой России», как партии власти.


Как трансформируются в предвыборных шагах и штабах других партий официальные государственные приоритеты из национальных проектов и президентские идеи о роли женщин. «Кстати, о женщинах» - чуть ли не такими словами предварил свое замечание по поводу известной президентской инициативы вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин.



Сергей Бабурин: Мне доставит удовольствие, приехав на ближайшее заседание в Москву, вытащить заключение правительства. Потому что я год назад докладывал проект партии «Народная воля» о детских пособиях на второго и третьего ребенка, где мы предлагали размер пособия в 200 тысяч рублей. И в официальном заключении правительства написано, что «столь высокий размер детского пособия будет вести к паразитическому образу жизни не работающих родителей». Вот посмотрю, что они сейчас скажут, когда президент предложил 250 тысяч рублей.



Евгения Назарец: И вот я бы уже хотела дальше разговор вести не столько о женщинах, сколько об авторстве политических инициатив. Это уже не первый случай сегодня в нашей программе, когда политический лидер жалуется на то, что его инициатива в свое время не была поддержана, а теперь поднята наверх и стала очень популярной, но уже теперь благодаря другим политическим силам.



Мелани Бачина: Константин, действительно, и томские коммунисты, в частности, говорят о том, что некоторые идеи из послания Федеральному Собранию президента принадлежат Геннадию Зюганову. И сам Зюганов бросил реплику (в журнале «Эксперт» об этом сказано), что власть усиливает левопатриотическую риторику, и он узнал в словах президента свои слова. Действительно, партии сегодня, накануне выборов, им нужно готовиться, им нужно представлять программы обществу. Как они будут использовать то, что сказано президентом? И вообще, возможно ли это использовать, когда, действительно, все идеи принадлежат «Единой России»?



Константин Янцен: Это, действительно, проблема для партий. Потому что повестку дня, очевидно, формирует президент, и очевидно, формирует и администрация. Вот прозвучавшие темы демографии и армии, они, конечно... Что делать партиям? Партии идеологические, как КПРФ, и у нас в Томске, и партия СПС, правый блок, у них перехвачены стратегические вопросы, темы. И, действительно, проблемы демографии, проблемы армии – это ключевые проблемы сегодня в России. И президент их озвучил. Другое дело, что партиям сейчас нужно предлагать свои альтернативные варианты решения...



Мелани Бачина: Или критиковать. Например: «Демографию деньгами не спасти», - то, что мы сегодня слышим.



Константин Янцен: Да. Но мы видим, что, скорее всего, партии будут подстраиваться. Здесь будет стратегия выживания. И они будут говорить: «Да, мы это же говорили. Это актуально». И будут уходить в какие-то частности.



Мелани Бачина: Стратегия выживания – это для всех партий? Что это такое?



Константин Янцен: Я думаю, что, действительно, есть сейчас две стратегии у партий на региональных выборах. Первое - либо стратегия борьбы, жесткая конфронтация с тем, что говорит президент, с политикой в целом в стране. Второе - либо стратегия выживания, то есть стратегия подстраивания под эту систему, то есть критика частностей, в целом соглашаться с той повесткой, которую формирует президент и администрация, чтобы набрать какой-то...



Мелани Бачина: Другими словами, приспосабливаться.



Константин Янцен: Приспосабливаться, совершенно верно.



Евгения Назарец: И мне хотелось бы также знать, что думает лидер Свердловского отделения партии «Яблоко» Мария Дронова по этому поводу. Это все стратегия, а тактика на практике, как вы полагаете?



Мария Дронова: Вы знаете, есть такая поговорка «Собака лает, а караван идет». Сейчас можно говорить много красивых слов, что «год назад «Яблоко» предлагало это, это и это, Путин сегодня это озвучил, а «Единая Россия» присвоила себе». Но я не буду это произносить.



Евгения Назарец: Это многие уже говорят.



Мария Дронова: Да, это многие говорят. И я говорю, что «собака лает, а караван идет». «Единая Россия» в данном случае не обращает ни на кого внимания, и, конечно, аккумулирует и присваивает абсолютно все идеи.


Что касается «Яблока», то не секрет, что, в частности, как и на региональном уровне, так и на федеральном уровне мы являемся оппозиционной структурой. Да, в нынешних условиях быть оппозиционной партией достаточно сложно.



Евгения Назарец: Не будете же вы критиковать национальные проекты. Вроде же все справедливо.



Мария Дронова: Вот что такое – национальный проект? Вы можете, Евгения, себе в Екатеринбурге позволить доступное жилье?



Евгения Назарец: Ну, с помощью родителей, с помощью всей моей большой семьи и так далее...



Мария Дронова: Да. Насобирать больше миллиона рублей на однокомнатную квартиру на окраине Екатеринбурга может себе позволить не каждый екатеринбуржец.


Что такое – медицина? Я вот буквально несколько дней как раз езжу по больницам. Так случилось, что мои родственники попали в больницу. И я не вижу, что такое бесплатная медицина и доступная медицина, и что такое национальный проект.


Понимаете, одно дело – озвучивать и заниматься пиаром, что и делает наша власть в современной России, а другое дело – реализовывать все это. Вот пообещали 250 тысяч, но пообещали в 2008 году, не раньше. А не факт, что эти деньги будут. Это во-первых. А во-вторых, до 2008 года ситуация может измениться. Может поменяться Государственная Дума, я надеюсь на то, что поменяется президент в нашей стране, - и закон может быть аннулирован.



Евгения Назарец: Константин, Мелани, а каково ваше мнение?



Мелани Бачина: Я согласна с Марией Дроновой в том, что, действительно, то, что говорится, и реальные дела, они далеки друг от друга.



Константин Янцен: Я, действительно, согласен с тем, что нынешнее послание, в отличие от предыдущих, - это электоральное послание, это обращение не столько к административному...



Мелани Бачина: К страждущему сообществу.



Константин Янцен: Да, это обращение к электорату, который должен прийти и вступить в электоральный цикл 2007-2008 годов. И задача президента предельно проста. Он обозначает проблемы очевидные. А дальше, как я считаю, если существует многопартийная система, то дальше партии либо не соглашаются полностью с этой повесткой, и тогда предложите что-нибудь. «Яблоко», СПС, коммунисты, ЛДПР, предложите свои решения этих проблем. Ведь не только же эти проблемы... Вот я согласен с Марией в том, что проблемы в социальной инфраструктуре, в образовании, в здравоохранении тоже есть. Но об этом же не говорят.



Мелани Бачина: Но у нас же не только проблемы демографии и армии существуют на сегодняшний день в России.



Константин Янцен: Конечно. Вот я и говорю, что либо вы обсуждаете эту проблему – демография и армия, но тогда дайте свой ответ на вопрос «как решить?». Не армия, тогда что?



Мария Дронова: Не проблема. «Яблоко» уже 15 лет, извините, говорит об одном и том же, об одной и той же программе: давайте сделаем качественное, доступное, бесплатное образование, что у нас с вами и прописано в Конституции. Это реально сделать. Это во-первых.



Константин Янцен: А как это сделать?



Евгения Назарец: Не платить.



Мария Дронова: Давайте, во-первых, будем учителям нашим и нашим преподавателям в вузах давать не подачки в виде 100-200 рублей к зарплате. Я сама преподаватель, и, представляете, зарплата у меня 1100 рублей в месяц.



Константин Янцен: Я тоже преподаватель.



Мария Дронова: И я прекрасно понимаю, как преподаватели и учителя выживают в нынешних условиях. Они молятся на эти подачки, потому что для них это процесс выживания. Знаете, есть такой анекдот: «На одну ставку учителю есть будет нечего, а на две ставки учителю есть будет некогда». Так вот, давайте создавать условия, давайте создавать инфраструктуру. Деньги ведь есть в стране, их нужно просто грамотно вложить. А куда мы вкладываем наши средства? В западные бумаги, для того чтобы наращивать наш потенциал, наш имидж перед западными странами, перед США. Ну, давайте немножко подумаем о внутренних проблемах в нашей стране, а не будем заниматься пиаром власти, популизмом национальных проектов и повышением имиджа перед зарубежными странами.



Евгения Назарец: Мелани, Константин, есть ли у вас ответ?



Мелани Бачина: Константин, вы согласны?



Константин Янцен: Ну, это задача власти – заниматься пиаром, чтобы ей остаться у власти и так далее.



Мелани Бачина: А насколько это возможно? Если все сегодняшние партии... по большому счету, правые практически не имеют никакой реальной силы, а такие партии, как «Единая Россия», коммунисты и так далее, они либо договорились с властью, либо, так или иначе, созданы Кремлем.



Константин Янцен: Ну, вот это сегодняшняя ситуация. Как говорил Черномырдин: «Какую бы партию ни строили, но получается КПСС». Ну, 1,5-партийная система с натяжкой.



Мелани Бачина: Поле выжжено, и сейчас ничего на нем, по-моему, в ближайшее время, если не поменяется политическая система...



Евгения Назарец: Мария, вы что-то хотели спросить?



Мария Дронова: Да Мне просто обожгло слух, что «поле у нас выжжено». Вот я себя не считаю выжженным полем, слава Богу, и свою организацию, которая состоит из чуть более 3 тысяч человек в Свердловской области.


Знаете, я предлагаю не совсем идти в русле того спора, в котором мы с вами сейчас находимся, потому что немножко бессмысленно говорить о том, что делает «Яблоко», что делает «Единая Россия», какое у нас с вами выжженное поле и так далее. Единственное, могу сказать, что, к сожалению, в нынешних условиях власть не дискутирует на различные темы, она просто принимает авторитарные решения, касающиеся жизни миллионов простых граждан. И в данном случае, мне кажется, задача наша – обсуждать эти темы, которые власть не способна обсуждать...



Евгения Назарец: Подвергать сомнению, дискутировать, да? То есть даже то, что предлагает власть уже в качестве аксиомы.



Мария Дронова: Конечно. В данном случае, да, можно сказать: «а «Яблоко» против» - за нами закрепился такой имидж. Но я предлагаю немножко отойти от этого имиджа. И все-таки начать дискутировать и обсуждать эти темы, чтобы власть нас услышала.



Евгения Назарец: А темы-то еще остались, как вы полагаете? Разве социальные проекты не все топовые, выборные темы охватили? Уже все, практически ничего не осталось другим партиям. Все теперь у «Единой России» в корзинке.



Мария Дронова: Вы знаете, демография - конечно, это одна из актуальных проблем. Но ведь проблем на самом деле в стране очень много. Возьмите проблему миграции – это достаточно острая проблема. Проблема ЖКХ. Правительство покричало, приняло закон и успокоилось. А ситуация идет в муниципалитетах и в регионах сама собой.



Мелани Бачина: Константин, возможна дискуссия, действительно, реальная дискуссия, открытая, политическая при сегодняшней системе различных партий по темам, которые действительно волнуют население?



Константин Янцен: Ну, вы имеете в виду массовую дискуссию, публичную...



Мелани Бачина: Хотя бы дискуссия, о которой говорит Мария Дронова.



Константин Янцен: А почему нет?.. Конечно, мы уж так сильно преувеличиваем. Есть площадки для разговоров. Есть различные проекты...



Мелани Бачина: Но все решения, которые принимаются парламентом, всегда одобряются, и мы знаем почему. Потому что большинство там – это «Единая Россия», а другие партии не представлены, и так далее. Вот в связи с этим дискуссия...



Константин Янцен: Я думаю, дискуссия будет по содержанию. Если у вас будет, что предложить, то вы найдете возможность... и вас услышат избиратели, вас услышат люди в стране.


И я думаю, что темы, как правильно сказали, охвачены почти все. Но не охвачена, на мой взгляд, ключевая тема – проблема идентичности, проблема «кто мы?», ответ на вопрос «кто мы?» - россияне.



Мелани Бачина: Национальная идея?



Константин Янцен: Ну, она так редуцирована, то есть упрощена до национальной идеи. Но если хотите, то да. Ведь пока мы не ответим на вопрос «мы уже не советский народ, а кто мы?»... вот кто сможет внятно предложить эту идею, показать мне, кто я, зачем я вообще живу на этой Земле, для чего, тот и будет следующей политической элитой править. А проблема демографии, социальных проектов...



Мелани Бачина: ...уровня жизни, повышения доходов населения...



Константин Янцен: Вы знаете, ксенофобия и миграция – это же все звенья этой цепи. И если мы не отвечаем на вопрос «кто мы?», не чувствуем времени, осевого времени или любого другого... потому что раньше мы это время чувствовали...



Евгения Назарец: Константин, Мелани, мне кажется, например, от самоидентификации национальной не очень зависят проблемы ЖКХ и их решение. Как вы полагаете? Есть, наверное, темы, которые можно и вне зависимости от ответа на вопрос «кто мы?» решать.



Константин Янцен: А я вот не соглашусь. Потому что в советское время вообще проблемы образования и катастрофической бедности страны решили ответом на вопрос «кто мы?». И миллионы «стахановцев» и так далее строили страну. И есть расхожее выражение, которое принадлежит Черчиллю: «Сталин взял страну с сохой, а выпустил с атомной бомбой». Вот смотрите, какой скачок сделали. Но я не призываю...



Мелани Бачина: То есть, Константин, получается так, что низкий уровень доходов населения, о котором сейчас говорят, разрыв между бедными и богатыми, мизерные пенсии и так далее, низкие доходы учителей, проблемы с образованием, с бесплатной медициной и так далее, - все это решится, если у нас будет национальная идея...



Константин Янцен: Это кажется простым и даже, может быть, наивными, но во многом это так. Потому что если у меня нет ответа на вопрос «кто я?» - у меня нет целеполагания, я ничего не делаю, мне ничего не интересно и так далее.



Мария Дронова: А скажите, как население будет говорить, действительно, на тему «кто мы?», когда элементарно у некоторых людей нечего поесть, не на что купить еды и так далее, заплатить за ребенка?



Константин Янцен: Я понял.



Мария Дронова: Ведь вы говорите о публичных разговорах, о публичном понимании «кто есть мы?». Но опять же в вашем варианте это будет обсуждать только политическая элита. И сама политическая элита решит, кто она, и навяжет это обществу. А общество при этом будет элементарно выживать, а не жить.



Константин Янцен: Проблема идентичности, она предлагается элитой. Это везде так было и есть. Как говорил Ленин: «Мы пойдем другим путем». И почему-то все поверили и пошли тем путем, который он предложил. Снизу, к сожалению, не рождается ответ на вопрос «кто я?». Ну, он рождается на уровне «кто я, Иванов (Петров, Сидоров), и у меня национальность такая?».



Мелани Бачина: Мне кажется, наша политическая элита все-таки недооценивает наши низы. Все-таки низы сегодня уже готовы и гражданское общество сегодня готово к тому, чтобы принимать какие-то решения, для того чтобы выбирать губернаторов, для того чтобы вообще как-то действовать...



Евгения Назарец: Вот только оказалось готовым, а тут уже подсказывают, что скоро лишат этого удовольствия.



Константин Янцен: Ну, мы уже перешли к вопросу политической системы.



Евгения Назарец: Давайте сейчас просто предскажем или спрогнозируем топовые темы, самые главные, на которых будет решаться успех или неуспех партий в регионах на региональных выборах, на чем пойдут партии, на каких темах, на каких приоритетах? Мария, пожалуйста.



Мария Дронова: Признаюсь, тему женщин как таковую можно поднимать и нужно, но в данном случае мы нашу кампанию не будет строить на единственной тематике. Потому что я олицетворяю собой женщину, олицетворяю собой молодую женщину и возглавляю еще наш избирательный блок под лейблом «Яблока», куда входит и СПС, и будет входить, возможно, Комитет солдатских матерей, и так далее.


И что касается тем. Естественно, темы будут актуальными для Свердловской области. К сожалению, я вижу сомнение в вашем взгляде, Евгения. Это будут разноплановые темы – начиная от молодежи, касающиеся их тем, так как я эту специфику очень хорошо знаю, и, естественно, заканчивая пенсионерами. То есть мы хотим охватить по максимуму всех, все социальные слои. Потому что мы общероссийская партия, и нас интересуют, естественно, проблемы всех граждан России.



Евгения Назарец: Константин, каков ваш прогноз?



Константин Янцен: У нас будут обсуждаться проблемы ЖКХ, у нас будут обсуждаться социальные проблемы, проблемы образования, у нас будет обсуждаться проблема вообще уровня жизни, доходы населения – вот это основные темы. То есть основной социальный блок. И я не думаю, что будут обсуждаться какие-то стратегические и политические темы.



Евгения Назарец: Спасибо всем участникам дискуссии.


XS
SM
MD
LG