Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Критики отмечают, что ежегодно в программе Каннского фестиваля растет число политизированных фильмов


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.



Андрей Шарый: Мексиканский фильм «Вавилон», показанный в конкурсной программе Каннского международного кинофестиваля, вызвал отличные отзывы критики вместе с картиной испанца Педро Альмодовара «Возвращение», которая считается главным претендентом на получение самой престижной награды фестиваля «Золотой Пальмовой ветви». Критики отмечают, что ежегодно в программе фестиваля растет число политизированных фильмов. Об этом и о программе фестиваля я беседовал с президентом международной организации кинокритиков Андреем Плаховым, который только что вернулся с очередного кинопросмотра в Каннах.


Второе большое разочарование для критиков после «Кода да Винчи» - это фильм Софии Копполы «Мария-Антуанетта», о котором говорили как об одном из возможных претендентов на «Золотую Пальмовую ветвь». Вы согласны с этим?



Андрей Плахов: Дело тут обстоит не так просто. Мне очень понравился фильм «Мария-Антуанетта», я нашел его достаточно любопытным, но многие журналисты на пресс-просмотре восприняли его резко негативно, преимущественно это были французские журналисты. И после просмотра раздался такой специфический крик «Бу-у-у-у», как говорят, с галльским акцентом. Тем не менее, на следующий день в журнале «Фильм Франсе» те же самые французские журналисты, то есть как бы элитная часть из них, которая выставляет оценки в этом журнале, поставили фильму шесть «Золотых пальм». Таким образом, это на две пальмы больше, чем получил очевидный лидер фестиваля на сегодняшний день – фильм Педро Альмодовара «Возвращение». Правда, наряду с пальмами, София Коппола получила и единицы, так что в целом эти оценки, так сказать, противоречивы. И сам фильм вызвал противоречивую реакцию, одним он нравится, другим не нравится категорически.


Некоторые считают, что причина… ну, если можно так назвать, провала или полупровала в том, что картину слишком много ждали, и особенно во Франции, и в то же время французы относились к идее воссоздать жизнь самой знаменитой королевы Марии-Антуанетты довольно-таки ревностно и не получили того, чего ожидали. То есть они не увидели в фильме, во-первых, французской революции, она осталась практически за кадром, а увидели историю молодой девочки, которая пытается найти свое место в мире. И как газета «Вераиси» довольно остроумно заметила, этот фильм, если бы не исторические костюмы, напоминал бы историю молодой американской девушки-тинэйджера, которая попадает в лицей очень высокого класса, окружена сплетнями и всякими интригами, - примерно в такую ситуацию попала австрийская принцесса Мария-Антуанетта, попав во французский двор.



Андрей Шарый: Это не первая экранизация, связанная с Марией-Антуанеттой. Я помню фильм «Австриячка», французский, если мне не изменяет память.



Андрей Плахов: Тут просто важно понять, что именно хотела София Коппола, безусловно, режиссер очень талантливый, сказать всем этим и почему она взялась за этот проект. В любом случае этот фильм сделан в каком-то очень необычном индивидуальном тоне с элементами современного поп-искусства, и вместе с тем с попыткой как-то воспроизвести историческую реальность, но не всех ее известных деталей, связанных с революцией, с борьбой общественных сил, большой политикой, а именно с какими-то мелкими деталями: как делаются костюмы, как устроен королевский двор и вообще как это все видно изнутри для человека, который попадает в западню вот этого гламура того времени.



Андрей Шарый: Пару лет назад «Золотую Пальмовую ветвь» получил фильм остро политический, я имею в виду ленту «Фаренгейт 9/11». И в этом году на фестивале в Берлине победила картина боснийского режиссера, связанная тоже с актуальными политическими событиями. В программе Каннского фестиваля тоже есть фильмы политического толка, прежде всего я имею в виду картину Нанни Моретти «Кайман», посвященную Сильвио Берлускони. Насколько вообще политизирована программа фестиваля?



Андрей Плахов: Дело в том, что первая половина программы не была уж особенно политизированной, там были на первом плане картины Альмодовара, Каурисмяки, которые посвящены простым людям, каким-то ситуациям из жизни, не связанным с глобальными проблемами, с большой политикой. Исключение, может быть, картина Кена Лоуча, связанная с историей Ирландии, картина Брюно Дюмона «Фландрия», которая рассказывает о некой войне, не названной, правда, но которая легко ассоциируется с войной в Ираке. Тем не менее, во второй половине программе те фильмы, которые будут показаны еще до конца фестиваля, мы видим среди них действительно преобладание социальных и политических мотивов, исторических сюжетов. Фильм Нанни Моретти вы упомянули, безусловно, очень политизированный, и, по-моему, это не самый удачный фильм Моретти, но он свою роль уже сыграл, он был показан перед выборами в Италии, и французская критика выставила ему высокие оценки – думаю, по другой причине, потому что Моретти – это фаворит французских кинокритиков.



Андрей Шарый: Андрей, а фильм Альмодовара – высококлассное кино.



Андрей Плахов: Фильм Альмодовара очень хорошее кино, гуманистическое в высоком смысле этого слова, абсолютно изощренное по режиссуре, очень смешное, очень печальное, в общем, это Альмодовар в самом своем лучшем виде. Но обязательно нужно еще упомянуть картину «Вавилон» мексиканского режиссера Алехандро Гонсалеса Иннариту, потому что именно она получит «Золотую Пальмовую ветвь». Это картина, которая рисует как бы некий образ глобализированного мира, там часть действия происходит в Японии, часть – в Марокко, на Ближнем Востоке, часть – в США и Мексике, и все эти истории переплетаются между собой. Очень амбициозный проект, который тоже вызвал большой интерес и противоречивую реакцию, но большинство все-таки его поддерживает.


XS
SM
MD
LG