Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Иначе министры не поймут, что на театры и библиотеки нужно давать деньги»


«Первый в России фундаментальный учебник для высших учебных заведений по курсу "Экономика культуры"»

«Первый в России фундаментальный учебник для высших учебных заведений по курсу "Экономика культуры"»

Новый вузовский учебник «Экономика культуры», выпущенный Институтом искусствознания и издательством «Слово» вызывает в памяти студенческие годы. Были два предмета, тогда совершенно недоступные пониманию. — некий «структурализм», которым решили усилить теорию драмы, и ещё политэкономия. Причём, не вся. XIX век: «товар — деньги — товар», «прибавочная стоимость», с этим гуманитарное сознание худо-бедно справлялось. А вот политэкономия родной страны представляла собой какое-то развесистое заклинание, никак не связанное с жизнью: с магазинами, овощебазами, театрами.


Теперь в новом учебнике многое понятно и полезно. Можно его открыть и узнать, сколько в стране театров, каких именно, сколько служителей Мельпомены, а также Талии и Терпсихоры там служит. Но некоторые главы по-прежнему нечитабельны.


Классическая политэкономия создавалась учёными разных политических взглядов в относительно свободной (до поры до времени) дискуссии. За сто лет многое устарело, но сохранилась внутренняя логика — и её, при некотором усилии, можно усвоить. А политэкономия социализма — это ведь была не столько наука, сколько идеология, то есть наукообразное обоснование порядка, установленного в интересах тогдашнего правящего класса (номенклатуры). Феодал сослался бы на силы небесные, а в ХХ веке апелляция к науке как-то убедительнее. Такие партийные дисциплины трудно изучать, приходится механически зазубривать. Сменился строй и правящий класс, финансово-бюрократической олигархии понадобилась своя политэкономия, которую заимствовали на Западе. Это то, что в рецензируемом учебнике называется «стандартная» или «современная экономическая теория», а некоторые предпочитают на иностранный манер, как персонажи комедии «Бригадир» — «Экономикс». Ожидалось, что импортная «Экономикс» будет лучше коммунистической настолько же, насколько были лучше тамошние телевизоры. Однако, «реформы», подпёртые новой наукой, дали такие результаты, что мы теперь почитаем за счастье, если удастся после 2010 года выползти обратно на дореформенный уровень развития, а китайцы, тем временем, не по науке заняли в мировой экономике то самое место, которое занимал доверчивый Советский Союз. Видимо, в истории всё не так просто. Если римляне победили карфагенян, отсюда ещё не следует, что вера в Юпитера научнее, чем вера в Мелькарта.


Книга делится примерно пополам, вторая часть — практическая: структура отрасли, статистика — интересно же знать, что в начале тысячелетия в отрасли «Культура и искусство» было занято 1 миллион 160 тысяч человек, — управление и формы собственности, какие бывают организации культуры, каков их правовой статус, трудовые отношения, особенности финансирования и налогообложения. Очень полезно для будущих директоров и администраторов. Хотя… научно обоснованные реформы совершаются так непредсказуемо: то у нас единые тарифные ставки, то — что бог в регионы пошлёт, то сегодня на замену лампочки в театре надо объявлять тендер, то завтра народные артисты прорвутся к царю с челобитной, и выяснится, что с тендерами погорячились. Это бурление жизни трудно уложить в учебник, который должен всё-таки быть стабилен. Что касается первой части, то она теоретическая. И позиция авторов мне как раз симпатична (особенно когда по-партизански доносят до студентов мнение старика Маркса), а под конечными выводами подпишусь обеими руками. Да, у общества, как социального организма, есть интересы, несводимые к интересам индивидов. Да, государство должно финансировать науку, искусство и образование вне зависимости от всякого рынка. Но, бог мой, какими невероятными способами доказывается, что дважды два четыре.


«Подчеркнем особо, что в равновесии Линдаля все его участники потребляют общественное благо в равном количестве, но по разным ценам. Эти персонифицированные цены - "цены Линдаля", обеспечивающие эффективное равновесие по Парето, собственно, и выявляют неоднородность интересов Мегаиндивидуума и Меритора. Мы имеем в виду лишь тот факт, что интерес Меритора, сформированный на основе ценностных суждений, не может вливаться в общий поток индивидуальных предпочтений».


Авторы всерьёз полемизируют с откровенно бредовыми утверждениями, например, с неким «табу на включение в экономический анализ ценностных суждений». Вы представляете себе экономику вне ценностных суждений? Это как? Тогда галантерея из человеческой кожи — отличный бизнес, потому что суждение о ценности человеческой жизни — ценностное, какое ж ещё?


Понимаю: деваться некуда, надо принимать правила игры (иначе учебник не получит официального грифа «рекомендовано») и использовать язык, который приятен слуху начальства. Наверное, авторы делают благое дело, ведь по-другому наши министры и не поймут, что на театры и библиотеки нужно давать хоть какие-то деньги. Так, лет четыреста тому назад, астрономы пудрили королевские мозги гороскопами, а под этой вывеской выманивали у их величеств средства на содержание нормальных научных обсерваторий.


XS
SM
MD
LG