Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Администрация Екатеринбурга вынашивает планы появления на Среднем Урале "магазина будущего"


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие Виктор Контеев, вице-мэр Екатеринбурга.



Светлана Кулешова: Екатеринбург может стать первым российским городом, где появится полностью автоматизированный магазин. Произойдет это благодаря проекту «Магазин будущего», который объединяет самые современные технологии. Откуда тележка с покупками будет знать, когда у клиента день рождения, чего не хватает в его холодильнике, и когда он в последний раз делал гуся с яблоками - все это пыталась понять екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Два года назад чиновники и бизнесмены Екатеринбурга посетили единственный пока в мире магазин будущего – в Германии, но вынесли оттуда не покупки, а мечту основать нечто подобное на Урале. Тележки для продуктов, с которыми покупатель будет перемещаться по торговому залу, оборудуют компьютерами. Они помогут клиенту найти в магазине нужный товар и скажут, сколько он стоит с его персональной скидкой. Полки с информационными дисплеями по штрих-коду товара расскажут о продукте все, вплоть до рецепта приготовления. Положил яблоко на весы – узнал, где оно выросло. И так далее. «Все это позволит сократить расходы на содержание продавцов, уменьшит воровство, а также сделает возможным индивидуальное обслуживание покупателей и «клубный» подход к постоянным клиентам», – поясняет специалист по информационным технологиям в торговле Константин Новиков.



Константин Новиков: На корзинке закреплен специальный микрокомпьютер. С помощью своей персональной карты покупатель проходит регистрацию. Система приветствует данного клиента, говорит: «Здравствуйте, Федор Федорович». И поскольку система накапливает все данные о предпочтениях данного покупателя, то система может вести его по магазину, грубо говоря, такая экскурсия, с целью того, чтобы покупатель совершил больше покупок. Ну, к примеру, если данный клиент постоянно пользуется каким-то одеколоном, то система может ему подсказать: «Сегодня у нас новые поступления данной компании. Пожалуйста, попробуйте. А вот, кстати, пожалуйста, вам путь, как туда кратчайшим образом добраться».



Ирина Мурашова: К тому моменту, как покупатель такого магазина приблизится к кассе, компьютерная система продуктовой тележки уже подсчитает цену всех товаров, и кассиру останется лишь отбить чек.


Председатель Комитета по товарному рынку Екатеринбурга Елена Чернышева уверена, что «Магазин будущего» - нужен, но не скрывает и некоторых опасений.



Елена Чернышева: Все равно психология человека – заходя в такой магазин, он все равно пугается. То есть не любой покупатель психологически готов к тому, чтобы зайти в этот магазин - и тебе сразу дают в руки компьютер, ты идешь по торговому залу, выбираешь, там тебя сопровождают, тебе что-то рассказывают, вмешиваются, грубо говоря, в твою личную жизнь, говоря, что ты забыл купить там сыр или ты забыл купить молоко. То есть сам менталитет наш пока еще недостаточно готов для этого.



Ирина Мурашова: «Магазин будущего» будет рассчитан на покупателей со средним или выше среднего доходом. Власти надеются, что высокотехнологичный торговый центр откроется через два года – уже есть две действующие торговые сети, которые заинтересовались проектом. На оборудование магазина им придется потратить не менее 2,5 миллионов долларов, не считая стоимости строительства. Но по расчетам, эти затраты окупятся в течение пяти лет.



Светлана Кулешова: Гость Екатеринбургской студии Радио Свобода – Виктор Контеев, вице-мэр Екатеринбурга.


Доброе утро, Виктор Владимирович.



Виктор Контеев: Доброе утро.



Светлана Кулешова: Итак, «магазин будущего» - это амбиции города или это все-таки экономический расчет?



Виктор Контеев: Наверное, вы со мной согласитесь, что задача любой власти на территории сделать так, чтобы территория развивалась. И в данном случае это проект инновационный. Проект, действительно, связан с новой информационной базой, с новыми информационными технологиями и с самым современным торгово-технологическим оборудованием. Поэтому, исходя из этого, мы ставили задачу сделать своего рода лабораторию на базе вот этого пилотного проекта, чтобы самые современные технологии пришли в город. И пришли бы не из «IKEA», не из « Metro Cash & Kerry », а пришли бы, действительно, в результате того, что около полутора лет назад мы привезли из города Дюссельдорфа.



Светлана Кулешова: В Дюссельдорфе испытывают торговое оборудование в основном зарубежное. У нас лаборатория будет обкатывать те же марки торгового оборудования или какие-то российские инновации?



Виктор Контеев: Дело в том, что сегодня мировые производители оборудования, когда мы провели с ними предварительное собеседование, согласование, очень заинтересовались этим проектом. Безусловно, им нужны инновации, им нужно внедрение новых технологий и оборудования. И они готовы даже не только поставить это оборудование в заданные и согласованные с нами сроки, но и сделать большие скидки. Для них это тоже интересно, потому что это тоже лаборатория и практическое апробирование их мыслей, их проектов, их наработок.



Светлана Кулешова: Значит, по сути, будут просто две мировые лаборатории для обкатки – в Дюссельдорфе и в Екатеринбурге, да?



Виктор Контеев: Вы знаете, в течение двух дней у нас был в гостях господин Халлир, директор Европейского института ритейла. Мы ознакомили его с этим проектом, и он очень заинтересовался, и уже готов в рамках своего института европейского давать нам полную консультацию и полную практическую поддержку этого проекта.


Кроме того, ведь нужно еще научить персонал, чтобы он понимал, действительно, что от него хотят, и мог бы практически выполнять все современные функции на этом оборудовании. Поэтому предварительно мы обговорили и возможность обучения в европейском институте тех людей, которые будут участвовать в этом проекте.



Светлана Кулешова: А вы обговорили необходимость некоторых специальных нововведений для обкатки оборудования в России, к примеру, для этих портативных компьютеров, которые будут размещены на тележках? Абсолютно необходимо какое-то противоугонное устройство.



Виктор Контеев: Очень интересный вопрос. Я нисколько не сомневаюсь в наших покупателях. Вы знаете, за последние три-четыре года произошел колоссальный прогресс в их менталитете, в их отношении ко всему современному и новому. Ну, они же не удивляются тому, что появились ни один, ни два, а может быть, десяток современных торгово-развлекательных центров. Они уже не удивляются тому, что появились самые современные бутики с уровнем мировых брендов Европы, Германии, Италии и так далее.



Светлана Кулешова: Но одно дело – удивляться или не удивляться, а другое дело – попытаться что-нибудь открутить, унести, посмотреть, как оно работает.



Виктор Контеев: Я в качестве примера мог бы вам привести стеклянный киоск на территории города Екатеринбурга. Вот тот этап развития от ящика восемь-девять лет назад на улицах города до зеркального киоска, он тоже претерпевал определенные эволюционные изменения. Да, эти киоски били, да, эти киоски, может быть, нам приходилось ремонтировать. Но сегодня они никого уже не удивляют. Как и не удивляет микроклимат в наших торговых центрах, кондиционирование и многое другое.



Светлана Кулешова: И мы предлагаем слушателям Радио Свобода присоединиться к нашему разговору. Какие магазины вам нравятся? И хотите ли вы, чтобы магазинная тележка подсказывала вам, что нужно еще купить?


Виктор Владимирович, Германия и Урал – это все-таки две большие разницы. И не только в том плане, что у них, скорее всего, не будут ничего от тележек откручивать и смотреть, откуда голос доносится, а у нас – будут. Но и в плане того, что у них уровень жизни выше. И, наверняка, больше людей, готовых ходить вот в такие супермаркеты. Как вы оцениваете покупательскую способность Екатеринбурга?



Виктор Контеев: Вы знаете, не случайно к нам сегодня стремятся попасть на территорию иностранные операторы. Вы, наверное, со мной согласитесь, что прежде чем прийти и начать реализовывать какой-то проект, они, безусловно, изучают макроэкономику, уровень платежеспособности и доходности населения. Несколько цифр я бы вам назвал. Мы уже практически вышли на 11 тысяч рублей зарплаты – это хорошая зарплата, и по уровню это второй показатель после Москвы. Уровень реальных доходов только за предыдущий год вырос где-то на 14 процентов. А чтобы купить автомобиль «Форд» или «Тойота», нужно простоять шесть-семь месяцев, предварительно заплатив часть денег, и ждать, когда поступит этот автомобиль. То, что ежемесячно продает около 6-7 «Порше» и, по-моему, около 9-10 «Ягуаров» - это тоже говорит об уровне платежеспособности и возможностях нашего населения делать такие покупки. Безусловно, далеко не все могут позволить себе такие покупки. Но я думаю, что когда этот проект начнет тиражироваться на другие магазины, на другие объекты, без всякого сомнения, цена вопроса, цена за предложенный товар в этих магазинах будет реально снижена.



Светлана Кулешова: Вот если этот магазин появится, допустим, через два года, цена там будет все-таки выше, чем в существующих уже магазинах?



Виктор Контеев: Я думаю, что в интервью правильно было обозначено ценовое позиционирование этого магазина. Да, действительно, этот магазин на первом этапе будет рассчитан на «средний» и «средний +» – то есть такой уровень покупателей.



Светлана Кулешова: Я видела такие расчеты: около 2 процентов жителей Екатеринбурга будут посещать этот магазин. 2 процента – это приблизительно 30 тысяч человек. Торговая площадь магазина, как предполагается, должна быть больше 3 тысяч квадратных метров. 30 тысяч на 3 тысячи квадратных метров – это не слишком ли мало?



Виктор Контеев: Я думаю, что ваши расчеты носят очень предварительный характер.



Светлана Кулешова: Ну да, конечно.



Виктор Контеев: Я бы с ними не согласился. Я думаю, что все-таки востребованность ко всему новому сегодня у нас есть и живет в наших покупателях. И интерес, безусловно, будет.


И второе. Спрос определяет предложение. И любой застройщик, любой инвестор, который будет реализовывать этот проект, безусловно, оценит ценовые диапазоны того товара, который он предлагает. Завышать цену – это не в его интересах.



Светлана Кулешова: Прозвучало слово «инвестор». Мне кажется, для этого проекта это слово является практически ключевым. От 2,5 миллионов долларов до 4-х – такие называются цифры, необходимые только на оборудование магазина. А еще его строительство, обслуживание. То есть получается гигантская сумма. Удается вам сейчас найти инвесторов на проект?



Виктор Контеев: Я думаю, что сумма по сегодняшнему объему инвестирования, а на первом месте сегодня стоит привлекательность по инвестициям в жилье, на втором – коммерческая недвижимость, она не очень большая, она абсолютно реальная. Поэтому мы задачу поставили перед собой трехэтапную. Первое. Вот выступал сегодня Константин Новиков. Была, действительно, создана рабочая группа экспертов, профессионалов, которые оценили этот проект. Затем были получены экспертные оценки от иностранных и других компаний. Второе. Благодаря в том числе и вам, мы сегодня создаем информационное поле вокруг этого проекта, «раскручиваем» этот проект. И в-третьих, безусловно, за счет организационных мероприятий мы должны вызвать реальный интерес инвестора к этому проекту. А интерес есть. Как и интерес ко всему новому, что сегодня происходит на территории города.



Светлана Кулешова: Но этот интерес на таком уровне: «Виктор Владимирович, расскажите поподробнее, откуда кто-то «кудахтать» будет»? Или интерес такой: «Сколько денег и куда вам принести»?



Виктор Контеев: Это было вчера, когда задавали вопрос: «Что это такое и с чем это едят?». Сегодня это вопрос: «Сколько денег? Во что деньги? Схема окупаемости. И за какое количество времени мы сможем окупить этот проект?». То есть идут уже практические разговоры и практические наработки.



Светлана Кулешова: Интересуются местные торговые сети или интересуются сети российского уровня, может быть, даже зарубежные?



Виктор Контеев: Интерес, безусловно, есть у местных и, так сказать, у приходящих сетей. У приходящих сетей – потому что это имиджевое, в том числе, мероприятие. Безусловно, оно вызовет новый приток покупателей в их сетевые структуры. У наших сетей – это способ реально продвинуться сегодня на территории и, безусловно, выйти на новый качественный уровень своего обслуживания.



Светлана Кулешова: А кому вы будете отдавать предпочтение, если будет несколько равноценных предложений?



Виктор Контеев: Я думаю, что будет объявлен условный конкурс на лучшего инвестора, который примет в полном объеме предложение, наработанное нашей рабочей, экспертной группой.



Светлана Кулешова: Почему-то я была уверена в том, что ответ будет такой: «Конечно, мы будем поддерживать местных сетевиков».



Виктор Контеев: В данном случае это пилотный проект, который требует максимально качественной работы. Как говорится, мы, как саперы, не можем ошибаться на этом поле. Если мы ошиблись, то проект может не состояться. Поэтому, без всякого сомнения, одним из условий будет стопроцентное выполнение условий, наработанных, я подчеркиваю, экспертной группой.



Светлана Кулешова: Итак, администрация Екатеринбурга вынашивает планы появления на Среднем Урале «магазина будущего», где будут использованы самые современные торговые технологии. Инвесторы интересуются, но пока не спешат вкладывать деньги в этот амбициозный проект.


Виктор Владимирович, так спешат или не спешат?



Виктор Контеев: Ну, они осторожничают. И мы должны их понять: чтобы вложить деньги, нужно быть уверенными в том, что они вернутся назад. Поэтому это нормальный и объективный процесс. И мы его нисколько не переоцениваем. И я уверен, что, безусловно, будут найдены инвесторы, которые будут реализовывать этот проект в городе Екатеринбурге.



Светлана Кулешова: Какой срок окупаемости проекта вы закладываете?



Виктор Контеев: Мы закладываем максимальный срок – 5-6 лет. Но я надеюсь на то, что при удачном конъюнктурном стечении обстоятельств этот проект может быть окуплен за более короткий период времени.



Светлана Кулешова: А есть информация по экономическому состоянию, по прибыльности, по убыточности того магазина, с которого все началось, в Дюссельдорфе? Они все еще как лаборатория работают или уже там какая-то прибыль есть?



Виктор Контеев: В Германии подобные магазины уже существуют. Может быть, не в полном объеме, но они работают. Я не слышал, чтобы в Европе хоть один магазин работал бы с убытками, честно говоря, не припоминаю такого случая. То есть они не альтруисты, они все тщательно рассчитывают.


Кстати, я бы в качестве примера мог назвать, что сегодня уже некоторые действующие наши магазины, и прежде всего продовольственной сети, уже используют определенные информационные и технологические элементы из этого проекта, какие-то конкретные виды – электронные ценники, информационные киоски и так далее. То есть идет реальный интерес к тому, что, действительно, на предприятии должно работать самое современное оборудование.



Светлана Кулешова: И как магазины, как покупатели, как продавцы относятся к этим точечным нововведениям?



Виктор Контеев: Я думаю, что вы тоже бываете покупателем в магазинах, и, безусловно, вам приятно, когда информационный киоск вам рассказывает о свойствах того или иного товара и дает полную информацию о той бутылочке вина, которую вы хотите купить, но не знаете о нем ничего, или о каком-то ином товаре. Или когда на электронном ценнике показываются не только цифры стоимости товара, но и возможные скидки, какие-то характеристики этого товара и так далее.


То есть сегодня мы, покупатели, голосуем не только кошельком за цену, но и голосуем за качество. И вот те процессы, которые мы видим, - сокращение объема продаж дешевого китайского ширпотреба, сокращение каких-то поддельных товаров, - это, действительно, говорит о том, что наш покупатель хотел бы купить в магазинах действительно качественный товар. И на территории города сегодня работает такая программа «Екатеринбургское качество». Есть уже первые призеры, которые получили номинации, - это жирокомбинат, хлебокомбинат и так далее. То есть идет абсолютно нормальный процесс.


И я вам просто хочу напомнить, что контрафакт, подделки – это проблемы не только Екатеринбурга, это проблемы не только Свердловской области, а это проблемы в целом России. И сегодня на уровне и первого лица государства, и правительства России делается все, чтобы исключить завоз контрафактного, некачественного товара и решить все эти проблемы.



Светлана Кулешова: И все-таки и в Екатеринбурге, и в России очень большую любовь испытывают на себе вещевые рынки. А многие торговые центры стоят полупустыми.



Виктор Контеев: Честно говоря, я с вами не соглашусь. Во-первых, я напоминаю, что в этом году мы сдаем шесть новых торговых центров площадью около 400 тысяч квадратных метров. То есть они абсолютно востребованы.


Проблема в другом – на уровне строительства торговых центров некоторые застройщики, инвесторы поступают непрофессионально и неправильно формулируют концепцию развития этих торговых центров, генеральный план. Так вот, где заложена ошибка на первом этапе, там пожинаются плоды вот такой неэффективной работы уже при открытии этих предприятий. В данном случае можно назвать два-три торговых центра, которые работают неэффективно. Все остальные пользуются достаточно хорошим покупательским спросом. Они вышли на те плановые цифры по посещаемости, объему продаж, которые они планировали при запуске этих проектов.



Светлана Кулешова: Виктор Владимирович, скажите, пожалуйста, вот эти современные торговые технологии, которые, предположительно, будут использоваться в «магазине будущего» в Екатеринбурге, - это стопроцентная калька с западных или какие-то все-таки скидки на нас делаются? Вот меня, к примеру, потряс такой момент, что в разных отделах магазина будет разное звуковое сопровождение, и в мясном отделе будут хрюкать свиньи, мычать коровы, блеять бараны. Может быть, для западного человека все-таки абстрактно связаны колбаса и корова, но мы-то это хорошо понимаем. И мне кажется, что это все-таки отталкивающий момент.



Виктор Контеев: Во-первых, наверное, мы должны понимать, что наш покупатель в определенной мере, действительно, закомплексован и запрограммирован. И вы, как хозяйка дома, составляете список тех продуктов, которые необходимо купить. Ну, это вам может подсказать компьютер, как вы уже слышали, который скажет, что у вас есть в холодильнике и какой объем продуктов вам необходимо купить. Но существует такое понятие как «импульсивность». Вы идете мимо кофейни, чувствуете запах кофе – и вы заходите, чтобы выпить с удовольствием чашечку кофе. Вы проходите мимо мясного ряда, где продается мясо птицы или полуфабрикаты – и вдруг кудахтанье курицы и так далее...



Светлана Кулешова: Мне кажется, что это, наоборот, вот меня лично испугает.



Виктор Контеев: Ну, к этому быстро привыкнут. Я думаю, что это как раз вызывает импульсивный интерес и формирует импульсивный спрос. «Да, я это не купил, но, возможно, я это куплю» - вот именно такой посыл, чтобы привлечь нашего покупателя к той или иной торговой полке, витрине и так далее.



Светлана Кулешова: И все-таки калька или не калька, отличаются наши покупатели от западных или можно всех под одну технологию...



Виктор Контеев: Нет. Безусловно, российский покупатель – это покупатель особенный. Это покупатель со своим менталитетом, покупатель очень прогрессивный, который за последние годы в достаточной степени продвинулся в своих требованиях к покупке, к качеству товара, о чем мы с вами уже говорили, и так далее, поэтому у этого покупателя очень светлое будущее.



Светлана Кулешова: И продвинулся-то в сторону западных... Мне все-таки интересно, есть ли какие-то российские разработки в плане маркетинга, в плане продвижения продукции, в плане стимулирования спроса или просто мы все переводим и используем?



Виктор Контеев: Нет, без всякого сомнения. Есть даже западный ритейл, который приходит сегодня к нам на территории, развивается и строит, он, без всякого сомнения, делает скидку на нашу ментальность и особенности российского рынка. Нужно учитывать национальный характер подобных вещей.


Так что мы растем, мы растем самостоятельно. В качестве примера я вам хотел бы сказать, что на территории города Екатеринбурга существует и работает 81 наша сеть городская – это «продовольственники» и «непродовольственники». Они работают достаточно успешно. Называть сети я не буду, они все на слуху. И они могут сегодня предложить качество услуг, уровень технологий, наверное, не хуже, чем европейские.



Светлана Кулешова: Вы сказали о том, что тележка эта пресловутая, о которой сегодня мы уже неоднократно вспоминали, будет напоминать, что есть у хозяйки в холодильнике, а чего нет. Откуда тележка будет знать, что есть у хозяйки в холодильнике? Надо еще «дом будущего» сначала сделать.



Виктор Контеев: Возможно, он уже появляется. Я напоминаю, что 640 тысяч квадратных метров жилья, в том числе и класса «премиум», и среднего, сдано. И они уже напоминают не старые «хрущевки», а именно современные мегаполисы в городе.


Ну а откуда она узнает, во-первых, мы надеемся, что покупатель придет в этот магазин не раз и не два, то есть определенная информационная база о нем будет существовать в этом компьютере. Поэтому тележка будет работать в полную силу. Ее уже называют «тележкой Контеева».



Светлана Кулешова: Значит, вы считаете, что все-таки магазины, которые расположены в пределах 10 минут ходьбы от дома, они отомрут, если человек будет ездить в «магазин будущего», в котором будут даже знать, что у него в холодильнике и что молоко заканчивается?



Виктор Контеев: Нет, и в коем случае. Кстати, проблема магазинов шаговой доступности, она существует в городе. В центре города мы вымыли продовольственную линию, и нам не хватает продовольственных магазинов. Чем характерны эти магазины, что они удобны для жителя данного микрорайона по ассортименту – там есть все необходимое, и по режиму работы. Если я утром иду на работу, а у меня нет ничего на завтрак, то я могу спуститься и рядом купить молоко или еще что-то. Или я поздно иду с работы, я могу зайти поздно вечером в этот магазин и купить самое необходимое. Эти магазины будут продолжать развиваться.



Светлана Кулешова: А сейчас их сколько?



Виктор Контеев: В разных сетевых структурах, мы оцениваем, порядка, может быть, 80-90 магазинов. Но есть сетевые структуры, прежде всего городские, которые работают в формате этой программы. И они продолжают строить в жилых массивах подобного формата магазины.



Светлана Кулешова: Давайте поговорим о персонале «магазина будущего». Там столько разных технических нововведений. Какое образование должно быть у сотрудников?



Виктор Контеев: Безусловно, это один из самых важных вопросов, не деньги и не оборудование, а именно те люди, которые там будут работать. И поэтому в понедельник я был на «ярмарке вакансий» в «IKEA». Им нужно набрать 400 человек, чтобы 7 октября этого года открыть свой торговый центр. И посмотрел требования – требования достаточно высокие. Но я посмотрел и на тех людей, которые хотели бы попасть туда. Стояла очередь. И они оценивают, что 5-6 тысяч человек пришли через анкетирование с тем, чтобы попасть в «IKEA». Вот именно уровень таких требований (при помощи опять же господина Халлира, о котором я уже сказал) мы должны сформировать и обучить людей самым профессиональным и новым технологиям. В принципе, я считаю, что задача выполнимая. Тем более, наш Уральский государственный университет (ректор господин Федоров) вошел в Хартию евразийских институтов по торговле, и я думаю, что на базе этого университета мы сможем подготовить специалистов, которые способны работать в этом проекте.



Светлана Кулешова: А как сейчас в Екатеринбурге обстоят дела с персоналом для магазинов, для современных торговых центров? И не обязательно для «магазинов будущего». В принципе, много ведь хороших торговых центров.



Виктор Контеев: Самая сложная на сегодняшний день проблема – кадровая, и мы ее только так оцениваем. Во-первых, есть несколько составляющих этой проблемы – это качество подготовки, которое нам предлагают учебные заведения. И оно не устраивает работодателя ни по качеству учебных программ, ни по практическим занятиям. То есть, в принципе, большинство, к сожалению, молодых людей, которые заканчивают учебные заведения, приходят не адаптированными ни профессионально, ни психологически к новым условиям работы. Поэтому сейчас мы уже проводим так называемые «ярмарки вакансий» со старшекурсниками, чтобы уже на этом этапе их полностью адаптировать к будущей своей работе, и чтобы они давали полноценную отдачу с первых шагов.


Исходя из этого, мы решаем несколько вопросов. Во-первых, нужно повысить уровень профессорско-преподавательского состава. Для этого есть стажировки, есть тренинги, есть семинары, есть поездки за рубеж. То есть преподаватель должен владеть самыми современными технологиями для того, чтобы передать их своим слушателям.


И второе. Без всякого сомнения, необходимо более активное участие работодателей, которые заинтересованы в этих кадрах, в улучшении материально-технической базы учебных заведений. Я напоминаю, разговор был такой у президента России с нашими олигархами. И наши работодатели готовы это делать.


Далее. Создание профессиональных баз практики, где слушатели и учащиеся могли бы получить самые современные навыки работы.


Поэтому есть целый объем нашей программы. Мы работаем в этой программе. И есть определенные, на наш взгляд, неплохие результаты.



Светлана Кулешова: Проблема, о которой мы уже практически забыли, - это хамство торговых работников. В Екатеринбурге действует «пейджер доверия». Приходят ли на него, хотя бы иногда, сообщения о том, что где-то кого-то обругали, нахамили, или сейчас это уже совсем ушло из жизни?



Виктор Контеев: Во-первых, есть, действительно, такой телефон: 266-33-33. И вы в течение рабочего дня можете позвонить. Ежедневно туда поступает около 25-30 звонков, есть, в том числе, и сообщения о хамстве со стороны продавцов, есть сообщения о качестве товаров, об обманах, обвесах и так далее. Мы внимательно исследуем каждое такое сообщение и, безусловно, предпринимаем конкретные действия. Кроме того, безусловно, мы гарантируем, что с каждым заявителем мы общаемся, анонимные звонки мы не принимаем, то есть это наше условие. И мы на 95 процентов решаем те проблемы и вопросы, которые ставят перед нами горожане.



Светлана Кулешова: Виктор Владимирович, сейчас 2006 год, мы с вами говорим о «магазине будущего», когда он появится в Екатеринбурге, через сколько лет?



Виктор Контеев: Мы считаем, что наша задача в течение этого года найти реального инвестора. Проектно-сметная документация – это середина 2007 года. И в идеальном раскладе – это начало 2007 – начало 2008 года.



Светлана Кулешова: В начале 2007 года мы обязательно позовем вас в студию, чтобы призвать к ответу – где «магазин будущего»? - если он не появится, и обсудить, как он работает, если появится уже к этому времени «магазин будущего». Виктор Владимирович, большое спасибо за участие в программе.


Напомню, Екатеринбург может стать первым российским городом, где появятся полностью автоматизированные магазины. И произойдет это благодаря проекту «Магазин будущего», который объединяет самые современные технологии.


XS
SM
MD
LG