Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Бабурин: "Особый путь"


Владимир Бабурин

Владимир Бабурин

В Москве появились интерактивные радары. Первые установлены перед въездами в Лефортовский тоннель и показывают водителю, на сколько он превышает разрешенную скорость. Считается, что это может оказать психологическое воздействие на лихачей и заставить некоторых притормозить. Московские водители, привыкшие винить во всех проблемах и беспределе на дорогах милицию и власти, обращают на нововведение внимания не больше, чем на показания своих спидометров.

О коррупции в ГАИ написано много. И взятки берут, и обязанности не выполняют, и когда они нужны, поди дозовись. Все это есть. Как есть и полное отсутствие того, что в странах, которые и поэтому, в том числе, именуются цивилизованными – культуры. Культуры вождения – в частности.

Проехать по встречной, развернуться через сплошную, считать, что знаки, разметка и прочие глупости носят скорее рекомендательный характер, бросить машину на тротуаре или на остановке – все это давно стало нормой. Ремень безопасности – для дураков, тормоза – для трусов. Не пропустить сигналящую «скорую» – доблесть. С дач законопослушные автомобилисты возвращаются в густых клубах пыли, поднимаемой обгоняющими их по обочине очень спешащими коллегами.

Правда, следует признать, что законопослушность европейских и американских водителей во многом обусловлена и размером штрафов, превышающих порой зарплату среднестатистического россиянина. Мои живущие в Европе друзья искренне отговаривали меня от поездки на машине в Неаполь. После Москвы этот город, безусловно, исповедующий своеобразный для Старого Света автомобильный катехизис, показался мне почти раем.

Может быть, это и есть тот самый особый путь России, который так усердно ищут, про который так много говорят и по которому Россия и несется, наплевав на правила дорожного движения. Про дураков и дороги было написано еще в позапрошлом веке, сейчас проблемой стали дураки на дорогах, причем достаточного количества синонимов к слову «дурак» не найдешь ни в одном словаре.

Бывший вице-премьер, затеявший пересадить российских чиновников (безусловно переходящих в вышеозначенную категорию, как только их лимузины выезжают на улицы) в российские авто, будучи уже отставленным, назвал мне виновника провала своего предприятия. Президента Ельцина, продолжавшего ездить на «Мерседесе» и давшего, таким образом, сигнал другим.

Что навело меня на такую мысль. Особый путь России, он особый еще и потому, что его определяет один-единственный человек. Как он называется – царь, император, генеральный секретарь или президент – неважно. Только он один может казнить или помиловать, разрешить напечатать книгу и выпустить на экраны фильм, отодвинуть нефтяную трубу от Байкала. Если захочет, он даже может заставить ехать свой кортеж если и не совсем по правилам, то хотя бы не вынуждая избравших его президентом автомобилистов простаивать в многочасовых пробках. Президент Франции ездит – и ничего. Если бы я не видел это собственными глазами, то рассказчику бы ни за что не поверил. Как, наверное, не поверят и мне. Тот, правда, мало что совсем уж один решает, но это уже другая история.

XS
SM
MD
LG