Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Аудитория была настроена к России как минимум недоброжелательно»


Своими ответами Сергей Лавров (справа) удовлетворил не всех участников исторического мероприятия ПАСЕ в Москве

Своими ответами Сергей Лавров (справа) удовлетворил не всех участников исторического мероприятия ПАСЕ в Москве

На проходящей в Москве мини-сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы принято предложение России подготовить доклад о проявлениях антисемитизма в Европе. В центре внимания сессии находились и другие планы России на посту председателя Комитета министров Совета Европы, который она возглавила недавно. Также обсуждался бюджет организации на 2007 год, итоги референдума о независимости в Черногории и безопасность европейского воздушного пространства.


На мини-сессию ПАСЕ в Москве (как называются заседания постоянной комиссии Парламентской Ассамблеи Совета Европы) пришли большие российские чиновники - председатель Государственной Думы России Борис Грызлов и министр иностранных дел Сергей Лавров. Подобное заседание было первым в истории, когда европейские парламентарии сидели лицом к лицу с российскими чиновниками и могли задавать им вопросы. Они и последовали – после выступлений гг. Грызлова и Лаврова.


Сергей Лавров в своем выступлении, высоко оценивая роль Совета Европы (иначе он и не мог, все-таки сейчас он возглавляет Комитет министров этой организации и будет это делать в течение шести месяцев), оговорился, что Россия при присоединении к Совету 10 лет назад взяла на себя слишком много обязательств. «Объем обязательств, выполнения которых требуют от нас, значительно больше того, что в свое время адресовалось Совету европейскими отцами-основателями, - посетовал министр. - Мы из этого проблемы не делаем, но определенную политическую подоплеку видим. Например, сейчас уже звучит как анекдот, [ что ] при вступлении в Совет Европы от нас потребовали отказаться от термина "ближнее зарубежье", который сугубо неформально употреблялся для описания нашего нового геополитического окружения, бывших республик Советского Союза».


Доклад по проявлениям антисемитизма в Европе, который согласились подготовить члены ПАСЕ, тесно связан с известной позицией России, которая указывает на то, что в бывших странах Балтии «процветают» неофашистские организации, а люди, когда-то служившие в войсках германского рейха, теперь занимают почетные места на проводимых государством мероприятиях.


России сегодня в Москве тоже задавались тяжелые вопросы. В частности, говорилось о том, как она может (но, видимо, не испытывает желания) повлиять на Белоруссию, где были проведены президентские выборы, не признанные Европой.


Глава датской делегации в ПАСЕ Ханна Северинсен в интервью Радио Свобода сказала, что ей не особенно понравилось то, что ответил ей Сергей Лавров: «Ответы были совершенно неудовлетворительными. Я, например, была удивлена, когда господин Лавров, говоря о европейских структурах, которые наблюдали за выборами в Белоруссии, сказал "какие-то там организации". Там были четыре организации, в двух из которых, ОБСЕ и Совете Европы, Россия состоит в качестве полноправного члена. Это не "какие-то там организации"».


Правда, не все участники заседания уловили в выступлении шефа российской дипломатии элементы излишней осторожности или некорректности. Во всяком случае, британский парламентарий Майк Хенкок говорит, что такой подход присущ не только российской политике: «Проблемы настолько сложные, что невозможно дать на них ответ за несколько минут. Министр отвечал перед аудиторией, которая, как минимум, частично была настроена к России недоброжелательно, а частично желала, чтобы Россия ошибалась. Он старался быть достаточно осторожным и оставался осторожным во многих своих фразах. По форме нет никакой разницы межу его ответами и теми, которые, например, каждую неделю дает Тони Блэр в британском парламенте. Да и с какой стати российские политики должны отличаться?»


Серьезно звучащая в отношениях России и Совета Европы тема Чечни была практически полностью обойдена. Однако швейцарский парламентарий Андреас Гросс (а он занимается в ПАСЕ чеченской проблемой), отметил в интервью Радио Свобода, что эта тема отнюдь не забыта: «На следующей неделе в Париже пройдет заседание подкомитета по Чечне. Я должен сказать, что мне досадно от того, что сейчас в Чечне происходит, а именно противостояния Алу Алханова и Рамзана Кадырова. Я разочарован тем, что российские руководители не объяснили господину Кадырову, что его поведение никак не соответствует стандартам Совета Европы. И вообще российские официальные лица не должны отдавать того, что им следует делать самим, какой-то полукриминальной организации из 5 тысяч бойцов, которая не уважает ничего из ценностей, для укреплениях которых мы сейчас здесь собрались».


Сегодня в Москве решались и вопросы текущей деятельности Парламентской Ассамблеи Совета Европы. В частности, обсуждалась повестка большой сессии ПАСЕ, которая, как обычно, проходит в Страсбурге летом, сейчас она должна пройти в конце июня. На ней, по словам председателя Парламентской Ассамблеи Совета Европы Рене ван дер Линдена, будут поставлены два основных вопроса. Первым является продолжение обсуждения т.н. «секретных тюрем ЦРУ в Европе» (во всяком случае, именно по этому поводу ожидается доклад швейцарского парламентария Дика Марти). Вторым серьезным вопросом будет разговор о последствиях «карикатурного скандала», когда опубликование карикатур на пророка Мохаммеда в европейских газетах породило бурю протестов во всем мире.


Как сообщил руководитель российской делегации в ПАСЕ Константин Косачев, министр Лавров выступит и на сессии в Страсбурге, - уже в качестве председателя Комитета министров Совета Европы. Там, скорее всего, его тоже засыпят неприятными вопросами. При этом его ответы на них услышит уже гораздо большее количество европейских парламентариев.


Планируется также, что в октябре на очередную сессию Парламентской Ассамблеи Совета Европы приедет Борис Грызлов. На октябрьской сессии очень хотели бы видеть и российского президента Владимира Путина. В кулуарах Совета Европы говорят, однако, что этого особенно ожидать не стоит, потому что в Совете часто задают неприятные вопросы о Чечне, о ЮКОСе, о правах человека, о соблюдении Россией своих обязательств (в частности, по отмене смертной казни, что еще не сделано). Вряд ли российскому президенту захочется выслушивать эти вопросы.


XS
SM
MD
LG