Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема игорной зависимости


Программу ведет Татьяна Канахина. В программе принимает участие президент Уральской ассоциации развития игорного бизнеса Алексей Галагузов



Татьяна Канахина: Год исполнился Екатеринбургскому клубу анонимных игроманов. За это время его организаторы помогли избавиться от игровой зависимости нескольким сотням горожан. В качестве альтернативы казино и игровым автоматам членам клуба предлагают заняться спортом, ходить в кино и в театр. С председателем клуба встретился екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.



Денис Каменщиков: Екатеринбург скому предпринимателю Владимиру Власову 29 лет. Из них семь он играл в казино и игровые автоматы. Бывали дни, когда не способный контролировать себя, он за пять минут проигрывал десятки тысяч рублей и вынужден был влезать в долги, чтобы расплатиться. Год назад остановился и решил организовать клуб для таких же не в меру азартных игроков, как он сам.



Владимир Власов: Вообще, есть анекдот интересный. Двое выходят из казино, один в трусах, другой без трусов. Тот, который без трусов, говорит: «Ну, я поражаюсь, твоему чувству вовремя остановиться». Я думаю, что рубеж для себя видит каждый игрок и говорит, что да, это плохо. Но как с этим бороться, что с этим делать? Зачастую человек сам не в силах сказать, что все, с завтрашнего дня я не играю.



Денис Каменщиков: Идея организовать клуб анонимных игроков пришла Владимиру Власову после того, как он несколько раз безуспешно обращался за помощью к врачам. Говорит, что они не смогли ему помочь, но полностью вероятность медикаментозного решения проблемы бывший игрок не отрицает.



Владимир Власов: Все равно практика не велика. Потому что если человек сам не хочет избавиться от игровой зависимости, его сложно заставить. Изолировать его от общества – это ничего не даст, потому что все равно есть клубы.



Денис Каменщиков: С каждым обратившимся в клуб за помощью Владимир Власов сначала беседует с глазу на глаз, после чего определяет кандидатов в подходящую ему по возрасту и интересам группу. На первый взгляд, рецепты избавления от игромании могут показаться банальными: спорт, литература, театр или кинематограф. Студенты создали при клубе футбольную команду, люди постарше организованно посещают театральные премьеры и концерты заезжих звезд.



Владимир Власов: Ведь игромания – та же самая наркомания. То есть человек чувствует какой-то дискомфорт, он понимает, что попал в какую-то грязь, что перед ним только пропасть и бездна. Зачастую игрок – это такой человек, которому не с кем поговорить. Если он говорит об этом дома, то обязательно какие-то конфликты. Если он об этом скажет на работе, опять же начнутся всякие неприятности, вплоть до увольнения. В клубе человек может говорить все что угодно. Он прекрасно понимает, что он с этой проблемой уже не один.



Денис Каменщиков: Полгода назад Владимир Власов решил написать пьесу про казино, зависимость от игры и одиночество. Получился, как называет его сам автор, документальный триллер. Говорит, что старался описывать все с максимальной достоверностью: и переживания героев, и размеры проигрышей, и отношение владельцев клубов к игрокам, даже способы настройки игровых автоматов, отлаженных так, чтобы вопреки существующим правилам игорного бизнеса, клиент проигрывал больше, чем выигрывал. Спектакль по пьесе Владимира Власова «Клуб зеро» вовсю репетируют в Екатеринбург ском театре «Док». Премьера намечена на осень.



Татьяна Канахина: Сегодня гость Екатеринбург ской студии Радио Свобода президент Уральской ассоциации развития игорного бизнеса Алексей Галагузов. Доброе утро, Алексей Николаевич.



Алексей Галагузов: Доброе утро.



Татьяна Канахина: Алексей Николаевич, проблема игорной зависимости, о которой говорил в репортаже мой коллега Денис Каменщиков, стоит остро и стоит давно. Но это ли стало причиной гонений на игорные заведения в Екатеринбург е, как вы считаете?



Алексей Галагузов: Я считаю, что игровая зависимость как вид зависимостей людей бывает очень часто. Человек, если зависим, то совсем не обязательно, что он может быть зависим от игры, он может быть зависим также от алкоголизма, например, от компьютерных игр. Нет, совершенно не это. Беспорядочное размещение игровых единиц способствовало возникновению вот этого негатива, который на сегодняшний день мы видим. Ну, и, конечно, вы, друзья-журналисты, которые подливают масла в огонь.



Татьяна Канахина: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: нужно ли сократить число игорных заведений?


Алексей Николаевич, кто сейчас является основным клиентом игорных заведений? Их возраст, социальный статус? Проводятся ли какие-то исследования в городе на эту тему?



Алексей Галагузов: Да, конечно. Средний возраст – 25-35 лет. Проводятся различные исследованиями ассоциациями общественными. Это в основном мужчины, порядка 85%, и порядка 15% - женщины, которые проводят время в игровых залах и казино.



Татьяна Канахина: Часто ли возникают проблемы с клиентами, с зависимыми клиентами?



Алексей Галагузов: Совершенно нет. Зависимость, конечно, наигранная в основном. В основном это гости, которые приходят в игровые салоны, которые проводят просто время. У нас уже появилась культура игры.



Татьяна Канахина: Таким образом, клиенты в общем здесь ни при чем. Жалобы горожан – может ли это быть поводом для этой активной кампании городских чиновников по формированию некого негативного отношения к игорным заведениям?



Алексей Галагузов: Да, к игорным заведениям предъявляют в основном претензии к одиночно стоящим игровым автоматам, которые находятся у нас в городе, которые стоят у нас в магазинах, где невозможно осуществлять контроль за людьми, которые играют в эти игровые автоматы, потому что такие игровые автоматы не нуждаются в операторах, не нуждаются в охране. Каждый может бросить туда монетку, это может быть и ребенок, это может быть и пенсионер. В основном из-за этих одиночных игровых автоматов, которые на сегодняшний день позорят облик игорного бизнеса.



Татьяна Канахина: Чиновники, правоохранительные органы в принципе в голос говорят, что в игорных заведениях зачастую нарушаются и санитарные нормы, и пожарные нормы. Кроме того, это потенциально опасная территория в плане преступности. Ассоциация, которой вы руководите, отслеживает ситуацию? Это действительно так?



Алексей Галагузов: На самом деле, это совсем не так. Это все разговоры одни. Многие люди, которые разговаривают об этом и утверждают, что там в этих залах действительно существует большой негатив, они просто не были ни разу в этих залах. На самом деле, там хороший ремонт.



Татьяна Канахина: Так получается, что необоснованно придираются.



Алексей Галагузов: Придираются, конечно, потому что нападки идут по всей стране.



Татьяна Канахина: Хотелось бы знать количество в городе казино, которые соблюдают все правила и считаются, грубо говоря, идеальными заведениями. Сколько их насчитывается в Екатеринбург е?



Алексей Галагузов: На сегодняшний день порядка 21 казино насчитывается в городе Екатеринбург е.



Татьяна Канахина: К ним большие есть претензии?



Алексей Галагузов: Нет, к казино претензий не существует, потому что казино у нас находятся давно. И все требования, которые выставляет к ним администрация, различные инстанции, они соблюдают. Много претензий к небольшим залам, которые находятся на остановочных комплексах, которые находятся на рынках, во временных сооружениях.



Татьяна Канахина: Алексей Николаевич, насколько мне известно, в Екатеринбург е разработали идеальную модель игорного заведения. Давайте поговорим об этом. Что это за идеальная модель?



Алексей Галагузов: Идеальная модель – это зал не менее 100 квадратных метров, где находится не меньше 30 игровых единиц, где проделан хороший ремонт, где качественный персонал, хорошая охрана.



Татьяна Канахина: Как вы оцениваете как специалист развитие игорного бизнеса сегодня?



Алексей Галагузов: На сегодняшний день я оцениваю развитие игорного бизнеса… Все-таки игорный бизнес будет развиваться после того, как примут федеральный закон. Это первое. Потому что все замерли в ожидании, все ждут, когда же он будет. В первом чтении прочитали, там очень жесткие требования, которые выставляет к нам государство. Но в ближайшее время на рынке Свердловской области останется несколько компаний крупных, которые будут заниматься этим бизнесом, и может быть, порядка 30-50 предприятий, которые будут проходить под закон. То есть это и отдельно стоящие здания, определенная площадь, таких не очень много у нас, но они останутся и выживут. Но в основном это будут оперировать игорным бизнесом 3-4 компании крупных.



Татьяна Канахина: Что касается предложений со стороны местной администрации. На одном из заседаний, которое было на минувшей неделе в городской мэрии, комиссия, которая занимается проблемами игорного бизнеса, предлагает усилить охрану около залов игровых автоматов, что в принципе происходит с торговыми центрами. Владельцам торговых центров предлагают усилить охрану парковок, потому что регулярно крадут автомобили. Вот с этим предложением конкретно правоохранительные органы к вам вышли? Что они предлагают?



Алексей Галагузов: С таким предложением к нам никто не выходил. Считаю, что вокруг залов игровых автоматов совершенно не обязательно усиливать охрану. Охрана итак находится в зале.



Татьяна Канахина: В милиции говорят о том, что человек находится под охраной только в зале игровых автоматов. Выходя оттуда, он попадает на некую территорию, которая относится к залу, но которая не контролируется никоим образом. И вот тут-то человека подстерегают. То есть человек выходит, находится в неком абстрагированном состоянии, и он может стать и жертвой, и может сам стать преступником, находясь в каком-то состоянии.



Алексей Галагузов: Ну, не знаю.



Татьяна Канахина: Не согласны с этим?



Алексей Галагузов: Да, с этим не согласен. Тем более, выигрыш можно получить не обязательно в этот день, можно выигрыш получить на следующий день днем, если человек переживает, что вечером его кто-то обидит, когда он будет идти в сторону дома. Кроме этого, существует услуга во многих залах, особенно это развито в казино, предоставляется для человека такси, которое довозит его до дома.



Татьяна Канахина: Можно ли в этой связи говорить о неком произволе со сторону муниципальных властей? Чиновники пользуются тем, что отсутствует федеральный закон, регламентирующий деятельность игорных заведений, и так или иначе устанавливают свои местечковые правила игры.



Алексей Галагузов: На сегодняшний день таких правил игры местечковых у нас в Свердловской области никто не устанавливал. Свердловская область – одна из немногих областей, где все-таки власти прислушиваются к бизнесу, у нас существует диалог. И я считаю, что это правильно. Кроме этого, вот-вот выйдет федеральный закон, который в свою очередь обяжет привести в стандарты те законы, которые были приняты на региональном уровне в других регионах.



Татьяна Канахина: После заседания, которое было на минувшей неделе, некоторые участники рынка стали говорить о некой «охоте на ведьм». Соответствует ли это действительности, что настолько поджали игроков?



Алексей Галагузов: На самом деле, существует определенные проблемы в игорном бизнесе, как и в любом бизнесе, с которыми нужно бороться, и с которыми борется сам игорный бизнес. Да, существуют у нас проблемы, но в основном, конечно, это большие наговоры.



Татьяна Канахина: Очистить игорный бизнес от нелегалов и нарушителей намерены власти Екатеринбург а. В городе проводятся масштабные проверки игорных заведений. Десятками ликвидируются так называемые «однорукие бандиты». Самая большая проблема – отсутствие на федеральном уровне единого регламента для игорного бизнеса. Как отразится на развитии рынка закон, проект которого рассматривает Госдума. Об этом говорим сегодня.


Алексей Николаевич , городская администрация намерена вытеснить игровые залы с первых этажей жилых домов. Сначала городская администрация сама разрешила перевод помещений на первых этажах в нежилой фонд, разместила там и магазины алкогольной продукции, и игровые залы. Сейчас она намерена от этого отказаться. Реально ли вытеснить игровые залы, и будете ли вы это решение опротестовывать?



Алексей Галагузов: Городская администрация не вправе устанавливать такие правила игры. Это только может быть федеральный закон, который нас обяжет уйти с первых этажей. Но я считаю, что об этом только мы говорим громко. На самом деле, это не произойдет.



Татьяна Канахина: Городские чиновники таким образом пугают игорный бизнес?



Алексей Галагузов: Конечно, пугают игорный бизнес, и из игорного бизнеса уходят предприниматели, которые на сегодняшний день не хотят работать в таких условиях.



Татьяна Канахина: Проект, который рассматривала в первом чтении Госдума России. Что больше всего вызывает споров? С чем вы категорически не согласны как представитель бизнеса?



Алексей Галагузов: Больше всего вызывает споров это суммы и квоты, по которым собираются продавать игорный бизнес.



Татьяна Канахина: Реально ли та самая сумма за лицензию в 35 миллионов рублей, насколько я знаю, сейчас стоит около полутора тысяч.



Алексей Галагузов: На сегодняшний день она уже не выдается, уже около полутора лет. А так да, со всеми вытекающими последствиями, проездом до Москвы, оформлением документов – порядка 3-4-5 тысяч рублей.



Татьяна Канахина: 35 миллионов рублей. Реально ли игроку, участнику рынка, заплатить столько за получение лицензии, пусть она даже будет и бессрочной?



Алексей Галагузов: На сегодняшний день это нереально. Реально только нескольким компаниям крупным московским, под которые это все и делается. Мелкий бизнес уйдет и вынужден будет придти на поклон к крупным компаниям, которые будут диктовать свои условия.



Татьяна Канахина: По 600 миллионов рублей – именно в такую сумму оценена нижняя планка чистых активов организатора игорного заведения. Вот как вам такой предложенный минимум?



Алексей Галагузов: Я над этим смеюсь, конечно. Такого, думаю, не будет. Хотя в принципе ужесточение по цифрам должно быть, но не в таких порядках.



Татьяна Канахина: Если говорить о том, что могли бы в этом смысле предложить вы? То есть какие бы суммы устроили участников игорного рынка?



Алексей Галагузов: Лицензия должна стоить не больше 3 миллионов рублей, и активы – порядка 10 миллионов.



Татьяна Канахина: Хотелось бы привести мнение одного из екатеринбургских депутатов Олега Хабибуллина, а также пару его инициатив, и их обсудить.



Олег Хабибуллин: Конечно же, необходимо ограничить деятельность игорных заведений в городе Екатеринбург е. Мнение Ассоциации игорного бизнеса таково, что «вы нас не трогайте, мы сами себя немножко поправим, а вам лучше нас не трогать». Я считаю, что это, конечно же, позиция понятная, потому что речь идет именно о них, но она неправильная, с точки зрения города. И мои предложения такие, что в радиусе 200 метров от детских дошкольных и школьных заведений, от учреждений культуры, от больниц не должно быть этих игровых автоматов, игровых заведений. Убрать их полностью из магазинов, причем разных: и продовольственных, и непродовольственных. И последняя инициатива, которая прозвучала из моих уст, я предложил подумать о том, чтобы ввести добровольную сертификацию во всех игорных заведениях, как некий знак качества.



Татьяна Канахина: Алексей Николаевич, по поводу первой инициативы – ограничить по территориальному признаку. Согласны вы с этим?



Алексей Галагузов: Согласен, но хватит и 100 метров.



Татьяна Канахина: От больниц, школ…



Алексей Галагузов: Да.



Татьяна Канахина: Этого достаточно?



Алексей Галагузов: Да.



Татьяна Канахина: Вторая инициатива – по поводу введения добровольной сертификации. Согласны ли вы?



Алексей Галагузов: Тоже неплохая инициатива. Действительно, почему бы и нет?



Татьяна Канахина: Не кажется ли вам, что контролирующих организаций становится год от года слишком много?



Алексей Галагузов: Да, их очень много. И проверки постоянные, которые происходят в игорном бизнесе, каждый день по несколько штук.



Татьяна Канахина: Кто в основном занимается проверками?



Алексей Галагузов: Все кому не лень: пожарные, администрация, налоговая – очень много инстанций, которые все в последнее время ринулись проверять игровые заведения.



Татьяна Канахина: В последнее время – это процесс примерно начался с какого момента?



Алексей Галагузов: Процесс начался с августа 2005 года.



Татьяна Канахина: В прошлом году были достаточно комфортные условия для игроков рынка?



Алексей Галагузов: Да, достаточно.



Татьяна Канахина: Связано ли это каким-то образом, по вашему мнению, с политическими процессами, которые у нас происходят, с грядущими выборами, и не будет ли более спокойно после того, как пройдут выборы в ту же областную Думу?



Алексей Галагузов: Действительно, на сегодняшний день игорный бизнес в последнее время стал политическим вопросом. Хотя я хочу сказать, что бесконтрольное размещение игровых заведений просто бьет по игорному бизнесу. Очень много игровых заведений, которые не должны на сегодняшний день существовать.



Татьяна Канахина: В Уральской ассоциации развития игорного бизнеса, которой вы руководите, сколько участников?



Алексей Галагузов: Порядка двенадцати.



Татьяна Канахина: Те члены ассоциации, о которых вы говорите, соблюдают, или есть все-таки какие-то внутренние процессы, когда на ковер, не на ковер, я не знаю, по какой системе работает у вас ассоциация, но с нарушителями, которые состоят в вашей ассоциации, каким образом вы работаете? Если такие есть.



Алексей Галагузов: На сегодняшний день таких нет у нас. Все порядочные бизнесмены. Но ассоциация прежде всего помогает этим бизнесменам урегулировать различные юридические вопросы.



Татьяна Канахина: Ну, например, какие? Какие проблемы сегодня наиболее актуальны?



Алексей Галагузов: Ну, например, на сегодняшний день это судебные тяжбы, которые у нас идут с различными инстанциями не только в нашем городе. Мы помогаем и в Тюмени, Челябинске и Перми бизнесменам.



Татьяна Канахина: Судебные тяжбы с государственными структурами?



Алексей Галагузов: Конечно. Во многих регионах, я не беру наш регион, игорный бизнес сейчас сильно зажимают, и неправильно зажимают, стараются административными рычагами. Но везде можно обратиться в судебные инстанции и отсудить какие-то постановления, которые выписывают этим бизнесменам.



Татьяна Канахина: Много ли уже побед в этой связи на вашем счету?



Алексей Галагузов: Совсем немного, но победы есть. Потому что в основном, конечно, очень много говорят из пустого в порожнее, что игорный бизнес, игорный бизнес… На самом деле, все-таки это больше реклама для политиков.



Татьяна Канахина: Если так или иначе будет принят некий документ о том, что игорные заведения, игровые залы не могут находиться на первых этажах жилых домов, власти предлагают на этот случай какую-то альтернативу?



Алексей Галагузов: Альтернативы никакой нет, просто все убрать. Хотя этот бизнес законен на сегодняшний день, но к нему относятся не очень хорошо.



Татьяна Канахина: Неадекватно.



Алексей Галагузов: Да, я бы сказал, очень плохо.



Татьяна Канахина: Куда, в случае если первые этажи запретят, податься игорным заведениям?



Алексей Галагузов: Будем искать места. Хотя их на самом деле не очень много.



Татьяна Канахина: Насколько остро в городе, в полуторамиллионном Екатеринбург е стоит проблема с площадями для игорных заведений?



Алексей Галагузов: С площадями для игорных заведений на сегодняшний день проблема очень большая. В основном 75% находятся на первых этажах. Если произойдет запрет, то бюджет потеряет большую часть в виде налогов. То есть сократится областной бюджет порядка 75%.



Татьяна Канахина: Властям деньги не нужны?



Алексей Галагузов: Ну, почему? Властям нужны деньги, деньги нужны всем. Но все-таки общественное мнение, которое на сегодняшний день они же сами и подогревают, видимо, в преддверии предвыборной кампании им очень интересно.



Татьяна Канахина: Общественное мнение, к сожалению, почему-то у нас сегодня молчит, может быть, не проснулось из-за дождливой погоды.


Алексей Николаевич, все-таки проще найти общий язык с властями города или с властями области? С кем взаимодействия больше? И с кем проще общаться?



Алексей Галагузов: Проще общаться с администрацией города и с областными властями. К нам администрация очень хорошо относится в плане диалога с бизнесом, но не более.



Татьяна Канахина: Если говорить о заседании, которое прошло накануне в палате представителей Законодательного собрания, я знаю, что вы там участвовали, о чем там шла речь?



Алексей Галагузов: Шла речь об увеличении ставок налога на игорный бизнес до предельных размеров с 1 января 2007 года.



Татьяна Канахина: Какие варианты рассматривались? Что предлагалось? И на чем сошлись?



Алексей Галагузов: Предлагалось увеличить ставки до максимальных пределов, это с одной игровой единицы, игрового автомата – 7,5 тысяч рублей, с игрового стола – 125 тысяч рублей, и с кассы букмекерской конторы – 125 тысяч рублей.



Татьяна Канахина: К какому-то единому мнению пришли, или этого сделать накануне не удалось?



Алексей Галагузов: Разговаривали, были предложены три варианта, это средние по России сделать ставки, максимальные ставки и поднять ставки на 20%.



Татьяна Канахина: А сколько средняя по России и сколько максимальная?



Алексей Галагузов: На сегодняшний день в России существует вилка от полутора тысяч до семи с половиной по игровым автоматам, а игорный бизнес представлен в основном игровыми автоматами, и уже потом игровыми столами. Вот все переживали очень сильно, но на самом деле уже максимальные ставки в 70-80% нашей страны существуют. То есть это семь с половиной на игровые автоматы, 125 тысяч на игровой стол, тотализаторы и кассы букмекерской конторы – тоже 125 тысяч рублей в месяц нужно платить предпринимателям, которые занимаются этим бизнесом.



Татьяна Канахина: Это реальные цифры?



Алексей Галагузов: Нет, конечно, это цифры большие. Но на сегодняшний день никуда от них не деться.



Татьяна Канахина: Так вы очень соглашаетесь со всем.



Алексей Галагузов: Ну, потому что все-таки областные власти поднимают необоснованно, мы считаем так, налоги. Что делать? Мы терпим. Хотя в принципе со следующего года по семь с половиной – это уже реально, потому что в этом году – 6250, со следующего года 7500, от этого мы никуда не денемся.



Татьяна Канахина: Есть у нас сообщения на пейджер. «Игорные заведения только развращают россиян. Чем будет их меньше, тем для страны будет лучше». Вот такое мнение.



Алексей Галагузов: Ну, конечно, мы уже и про водку проходили, когда ее запрещали – тоже было всем лучше. Но на самом деле потребности игры существуют у нас с раннего детства. Вы, наверное, сами помните, когда мы в детстве сидели всей семьей играли в карты. Это было неплохо.



Татьяна Канахина: Лично вы по натуре игрок?



Алексей Галагузов: Я – азартный человек, но не играю. Хотя по роду своих занятий я вынужден находиться в игровых заведениях, действительно, вынужден играть в эти игровые автоматы. Я в игре общаюсь с людьми, которые находятся рядом, узнаю все проблемы.



Татьяна Канахина: На заседании в городской администрации звучало, что очень часто в игровые заведения попадают несовершеннолетние.



Алексей Галагузов: Неправда, такого нет. Несовершеннолетние только могут играть в одиночные игровые автоматы, которые давным-давно нужно было убрать из нашего города.



Татьяна Канахина: Настолько жесткий контроль?



Алексей Галагузов: Действительно, тут контроль очень жесткий, потому что охрана, которая не пропускает детей в игровые салоны. И вы должны прекрасно понимать, что даже если, предположим, такая возможность была, у ребенка просто не такие большие средства существуют. Это 50-100 рублей. Но и потом те проблемы, которые возникнут у предпринимателя, который запустил по какой-то причине подростка к себе в игровой зал, очень большие возникают. То есть никто не хочет этим заниматься и инструктируют охрану очень сильно.



Татьяна Канахина: То есть в принципе сам бизнес тянется к порядку.



Алексей Галагузов: Ну, конечно.



Татьяна Канахина: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Это Иванова Лидия. Я хочу впечатление свое высказать. У нас буквально напротив открылся игорный зал. Я без преувеличения скажу, что через несколько дней образовалась там клоака. Тут же появились темные личности, тут же появились наркоманы, тут же появились какие-то подозрительные ребята, которые совали наркотики, это нам из окна было хорошо видно, приезжали на машинах выпившие девицы. Потом туда попали семейные люди, мужчины проиграли все, не выиграл никто ничего. Проиграли все, тут же появились кредиторы, которые в кредит дали без обеспечения, зная, что он гол как сокол.



Татьяна Канахина: Вы таким образом придерживаетесь позиции, что количество игорных залов, игровых заведений нужно сокращать?



Слушатель: Поножовщиной кончилось, какой-то стрельбой и смертями.



Татьяна Канахина: Проблема наркотиков, о которой сказала радиослушательница. Торгуют?



Алексей Галагузов: Нет, не торгуют. Может быть, около игровых залов, как и везде, во многих местах, иногда торгуют. И мы с вами видим, как это все делается, но почему-то с этим никто не борется на самом деле.


XS
SM
MD
LG