Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Газпром” как политическое оружие Кремля


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Игорь Карней и Кирилл Кобрин.



Александр Гостев : 1 июня в Москву на переговоры с руководством концерна "Газпром" прибывает официальная белорусская делегация во главе с министром энергетики Александром Озерцом. Стороны намерены продолжить рассмотрение вариантов дальнейшего сотрудничества, главным пунктом которого значится цена российского газа для республики на 2007 год. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Минске Игорь Карней.



Игорь Карней : На проходившем 17 мая в Минске симпозиуме в рамках Белорусского промышленного форума первый заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко сообщил, что республика надеется на приближенное к внутрироссийскому повышение цен на газ в 2007 году. "Мы хотим иметь близкие или, в идеале, равные цены с Россией. Будет в этой стране рост, мы тоже готовы к нему", - заявил первый вице-премьер. Впоследствии и премьер-министр Белоруссии Сергей Сидорский продемонстрировал осведомленность, что в 2007 году правительством Российской Федерации планируется увеличить цену на газ на 11 процентов. "Справедливо будет и для Белоруссии повысить стоимость на 11 процентов", - подытожил Сидорский.


Как явствует из более поздних высказываний белорусских чиновников, позиция руководства республики не только не изменилась, но и еще более укрепилась: мол, "Газпром", учитывая союзнические отношения между странами, должен поставлять газ по тем же ценам, по которым его будут получать и внутренние потребители. В частности, в следующем году Белоруссия хотела бы получить 21 миллиард кубометров российского газа по 51,8 доллара за тысячу кубов. Правда, у российского газового монополиста на этот счет совершенно иные соображения. По сообщению газеты "Коммерсант", "Газпром" весьма резко отреагировал на попытки официального Минска давить на Москву. По информации издания, на следующий год Белоруссии предложено покупать газ по 200 долларов вместо заявленных ранее 147.


Белорусский экономист Валерий Дашкевич считает, что официальный Минск "по-прежнему будет тянуть резину, предлагая "Газпрому" разные варианты сотрудничества". Однако эксперт не исключает, что со стороны Минска вполне возможны и резкие политические заявления, так как белорусское руководство все же осведомлено о реальных причинах, создающих дополнительную остроту в газовом вопросе. А экономист Татьяна Маненок напоминает, что сам по себе вопрос имеет куда более давнюю историю.



Татьяна Маненок : Нужно быть справедливым, что обострение отношений началось значительно раньше - года 2-3 назад. Особенно показательным стал февральский кризис 2004 года, когда Россия за долги перекрыла республике газ. А еще до этого Россия предупреждала о недопустимости воровства природного газа. Ну, и пиком этого конфликта стала газовая война в начале 2004 года. И я знаю, что уже тогда Польша была очень обеспокоена таким конфликтом, ставился вопрос перед правительством о том, чтобы диверсифицировать поставки. Поэтому не нужно говорить об этом, как о чем-то новом. Подчеркиваю, это началось куда раньше, не сейчас это все случилось.



Игорь Карней : По мнению Татьяны Маненок, можно предположить, что большие надежды на переговоры в "Газпроме" 1 июня стороны не возлагают и процесс обсуждения цены на газ вновь приобретет вялотекущий характер.


Однако есть и более радикальные прогнозы. Так, экономист Ярослав Романчук назвал противостояние между Белоруссией и Россией в переговорах по цене на газ "началом полномасштабной торговой войны, которая может закончиться "капитуляцией белорусского режима". Романчук прогнозирует, что российские власти при помощи подобных экономических мер могут склонить официальный Минск вначале к подписанию Конституционного акта на условиях Москвы. Затем к появлению наднациональных органов и передаче монетарных полномочий. А, в конце концов, превратить Белоруссию в восьмой федеральный округ.


Президент Белоруссии Александр Лукашенко, в свою очередь, заявляет, что Россия на такой радикальный шаг не пойдет и верит в благоразумие российского руководства.



Александр Лукашенко : Некоторые сейчас правые силы предполагают, что Белоруссия станет губернией. Но ведь это не нужно и вредно для самой Российской Федерации. Это поглощение государства, страны. Каковым государство Российское будет выглядеть после этого? И вообще, зачем это, если мы сегодня проводим и готовы белорусы проводить такую политику, которая характеризуется как единая политика одного государства! Было бы желание у России по все эти направлениям работать аналогично.



Игорь Карней : Как считает большинство белорусских экспертов, Россия все же не хочет быть инициатором разрыва союзных отношений с Белоруссией, поэтому провоцирует на резкие действия Минск, используя, в частности, "Газпром" как политическое оружие.



Александр Гостев : Вопрос стоимости российского газа для Белоруссии поднимается не в первый раз. Каждый раз он имеет вполне очевидное политическое содержание. Чем же на этот раз Александр Лукашенко рассердил Владимира Путина? Об этом мой коллега Кирилл Кобрин спросил у обозревателя Белорусской службы Радио Свобода Марата Дымова.



Марат Дымов : Все-таки пока нам трудно разделить, что в этих заявлениях, интервью, утечках есть пиар, есть торговля и что есть действительная позиция того или иного игрока, в частности, "Газпрома". Потому что пока основной массив информации слушатель, читатель получает в основном от "Коммерсанта". В данном случае, скажем, цифра 200 была же озвучена не господином Миллером, а была с некими ссылками и так далее.


Но все-таки если говорить, скажем, о пиарном слое, то разговор идет, видимо, вот о чем. Во-первых, "Газпром" убедился, что Минск не предлагает ничего из того, что хотел бы "Газпром". "Газпром", в частности, хотел бы получить 50 процентов "Белтрансгаза" (это газотранспортная система белорусская) по умеренной цене. Белорусская сторона предлагает всякие разные проекты. Например, один из последних проектов. Белорусская сторона говорит - давайте, мы вам продадим "Белтрансгаз", то есть наш кусочек по середине, а вы нам отдайте несколько, скажем, ваших скважин газовых, и мы будем сами себе газок качать. Тогда уж, бог с вами, пусть "Белтрансгаз" будет ваш.


Но "Газпром" очень болезненно относится к своим фамильным драгоценностям. Недавняя ситуация с немецким концерном Basf . Как нехотя-нехотя "Газпром" пускает в свои владения чужих.


Это предложение для "Газпрома" было неприемлемо и другие предложения тоже. Плюс к тому, опять же тот же "Коммерсант" опубликовал какую-то утечку - это письмо премьер-министра Белоруссии Сидорского своему российскому коллеге Фрадкову, где было сказано, что, в общем-то, эти последние предложения "Газпрома" разрушают всю конструкцию союзного государства.



Кирилл Кобрин : Но ведь перефразируя известное историческое выражение, что хорошо для "Газпрома", то хорошо для Кремля, что плохо для "Газпрома", то плохо для Кремля. Здесь позиция "Газпрома" или, собственно говоря, нынешнего Российского государства.



Марат Дымов : Я думаю, что это позиция и "Газпрома", и Российского государства. Но что касается Белорусской стороны, то она по своей привычке пытается в значительной степени перевести ситуацию в политическую плоскость. Перевести в плоскость: русские и белорусы - братья, мы защищаем вас от натовских орд, мы ваш форпост. Из этого вывод, что, ребята, давайте, что называется, цены не так вверх задирать.


Я не такой большой специалист по России. Мне трудно сказать, в какой степени на Кремль действуют такие аргументы. Такое впечатление, что в последнее время все меньше и меньше. Потому что вся эта ситуация показывает, что Кремль все меньше и меньше считается с такого рода аргументами. На это вот говорить: "Ребята, хватит схемы - поцелуи в обмен на газ. Давайте бабки в обмен на газ".



XS
SM
MD
LG