Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Подмосковье совершено очередное убийство на почве межнациональной розни


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Вера Володина и социолог Борис Дубин.



Андрей Шарый : В Подмосковье совершено очередное убийство на почве межнациональной розни. В электрички в районе станции "Клязьма" убит 19-летний армянин Артур Сардарян. Прокуратура возбудила уголовное дело по статье "Убийство, совершенное по мотивам национальной ненависти". Рассказывает корреспондент Радио Свобода Вера Володина.



Вера Володина : Почему об этом преступлении заговорили лишь через пять дней, хотя первое сообщение появилось через день после убийства Артура Сардаряна на сайте АРМИНФО, рассуждает адвокат Симон Цатурян, который занимается также делом об убийстве 17-летнего Вигена Абрамянца в апреле этого года в московском метро.



Симон Цатурян : Почему на это не обращали внимания, я не знаю. Реакция не сегодняшняя, по крайней мере. В пятницу мы говорили, даже комментировали этот случай. Но сегодня проявилось такое повышенное внимание, можно сказать.



Вера Володина : Убийство было совершено 25 мая на глазах двух десятков свидетелей. 19-летний Артур Сардарян электричкой до Софрино ехал домой с работы из Москвы в Пушкино. В районе станции "Клязьма" на парня напали двое, нанеся несколько ударов ножом, остановили поезд при помощи стоп-крана и сбежали. Артур скончался на месте. О происшедшем милиции сообщили пассажиры, которые утверждают также, что после совершения убийства преступники кричали "Слава России!".


Глава Союза армян России Ара Абрамян сегодня заявил, что следует как можно скорее с участием национальных общественных объединений и представителей власти, в первую очередь правоохранительных органов, обсудить проблемам ксенофобии и развития толерантности в обществе.



Ара Абрамян : Воспитание молодежи. Кто убивает? Это тоже молодежь, 15-20-летние мальчики. Они не понимают, когда кричат "Россия для русских". Они даже не понимают смысла этих слов. Почему русская культура так высоко ценится? В Кремле в Георгиевском зале посмотрите, какие фамилии. Так не только русские фамилии, там разные фамилии. Мы должны объяснить молодежи.



Вера Володина : 19-летнему гражданину России Артуру Сардаряну было два года, когда его семья - мать, отец и старший брат - после массовых погромов армян в Баку переселилась в Подмосковье.


Адвокат Симон Цатурян рассказал, что расследованием преступления занимается Северная Транспортная прокуратура Московской области.



Симон Цатурян : Возбуждено дело по части 2-й статьи 105-й Уголовного кодекса Российской Федерации. Это означает, что убийство совершено на почве межнациональной розни. Если уголовное дело возбуждено по этой статье, нужно думать, что у следствия были достаточные на то основания. Конечно, понятно, что кое-кому невыгодно и неинтересно видеть такую картину - убийство совершено с национальной окраской. Но факт остается фактом.



Вера Володина : Симон Цатурян подчеркивает, что удары наносились не беспорядочно, а в наиболее уязвимые места - в сонную артерию и сердце. Это свидетельствует о навыках убийц. Предполагается, что убийство совершено нацистами или скинхедами.


Глава общества армян России Ара Абрамян полагает, что "круглый стол" по проблемам ксенофобии в российском обществе удастся собрать и провести в ближайшие две недели. А что касается преступлений против граждан, то здесь нет сомнений - преступление должно быть правильно квалифицировано, а преступники наказаны.



Ара Абрамян : Есть закон Российской Федерации. Мы не имеем права нарушать этот закон, какой бы национальности не был. Люди должны знать. Молодежь, их родители, их руководители должны знать, что им нет места в российском обществе. Они должны знать, что все равно будут наказаны. Они себя чувствуют безнаказанными. Конечно, это очень влияет, это очень способствует. Конечно, способствует, когда суды хотят из национальных вопросов перейти на бытовые. Патриоты - это те, кто обсуждает эти вопросы и говорит, что есть проблемы. Мы должны ее решить. Мы должны найти механизм решения. Нет привилегии одной национальности над другой.



Вера Володина : По официальным данным в 2003 году против скинхедов было возбуждено 20 уголовных дел по обвинению в убийстве, в 2004 таких дел было уже 44. И это только бесспорные случаи националистического экстремизма. На учете МВД состоят в полутора сотнях экстремистских группировок около 5 тысяч человек.


Лидерство по преступлениям на национальной почве принадлежит Московскому региону. Кроме россиян и граждан СНГ жертвами националистов за последние годы были представители не менее 10 зарубежных государств.


Что касается преступлений против выходцев из Армении, то кроме убийства месяц назад в метро 17-летнего студента - это еще два убийства в электричках. Свидетелей убийства в электричке 19-летнего гражданина России Артура Сардаряна свидетелей оказалось человек двадцать. Говорят, что фотороботы преступников уже составлены.



Андрей Шарый : Всплеск ксенофобских настроений, рост неприязни к представителям национальных, этнических, любых других меньшинств, радикализация общественных настроений становятся все более характерными для российской массовой психологии. В причинах попытался разобраться известный московский социолог Борисом Дубиным.



Борис Дубин: О массовом всплеске действий, направленных против этнических чужаков или других раз, мне неизвестно. Все-таки пока что действия локализуются очень узкими маргинальными, в основном, молодежными группировками. Другое дело, что они ложатся на подготовленную почву массового сознания.


С чем это связано? Действительно, большая часть современных россиян негативно относятся, например, к людям другой сексуальной ориентации. В какой мере негативно? Скажем, за такие достаточно жесткие формы, то есть вплоть до уничтожения, все-таки это всего несколько процентов решаются на такие высказывания в ответ на наш социологический вопрос. До 40 процентов все-таки взрослых россиян считают, что гомосексуальные отношения между взрослыми, даже если они на добровольной вполне основе, тем не менее, должны преследоваться по закону. Особенно велика доля - это за 60 процентов зашкаливает - доля тех, что считает, что, по крайней мере, людей гомосексуальной ориентации нужно ограничить их влияние и удалить их из сферы шоу-бизнеса, массовых коммуникаций и так далее.


Нарастающая ксенофобия во многом, если не в решающей степени, связана с нарастающей, я бы сказал, бесперспективностью нынешнего политического режима и российского социума в целом. Если все-таки на рубеже 80-х - в самом начале 90-х как будто бы обозначились какие-то ориентиры, более или менее широкие круги социума, разумеется, как будто бы эти ориентиры приняли - идти в сторону большого мира, по-разному это называлось, общечеловеческие ценности, Европа, Запад, семья народов и так далее. Не это сейчас важно. Важно, что как бы некий ориентир был задан, как будто бы определилась группа тех (достаточно широкая и относительно авторитетная), кто как будто бы обозначал вот эту дорогу, брался за ней вести. Потом вся история 90-х годов, особенно с середины их и к концу 90-х это проявилось совершенно явно, что собственно и привело к появлению Путина и установлению путинского режима.



Андрей Шарый : В какой степени российское массовое сознание инертно в сравнении с ситуацией в других странах, если есть такие исследования? В какой степени россияне конформисты? Они чем-то в этом отношении отличаются от других больших народов?



Борис Дубин: Я не назвал бы это конформизмом. Потому что для конформизма нужны какие-то выраженные точки зрения, какие-то относительно выраженные группы их носителей, имеющие какой-никакой социальный авторитет. Нынешний социум российский скорее плоский. Он раскатанный таким хорошим катком тяжелым и даже не заасфальтированный, а просто раздробленный раскат. Поэтому это не конформизм, не в смысле подражание какой-то модели, а отсутствие в этом смысле каких бы то ни было ориентиров. В этих случаях как бы срыв на предшествующие, не хочется называть их архаическими, но какие-то неотрадиционные, привычные формы реакции по отношению к этническим чужакам, религиозным чужакам, сексуальным чужакам и так далее. Во-первых, это реакция защитная. Во-вторых, она не носит как бы характера коллективного подражания. В-третьих, она связана с ситуацией нарастающей неопределенности, замешательства, бесперспективности, как дальше жить.



Андрей Шарый : Я верно вас понимаю, что люди пытаются рядом с собой и вокруг себя видеть точно таких же, как они, то есть они не хотят чужаков?



Борис Дубин: В некотором смысле вся вторая половина 90-х она на это и ушла. Надо сказать, что деятельность массовых коммуникаций во многом, к сожалению, тоже была на это направлена - на формирование такой виртуальной общности: всех одинаковых и всех, как одни. Вот все как один не стали, но стали как бы относительно похожи друг на друга в этих типах реакции. Кроме адаптивного, реактивного, собственно, самостоятельного поведения нет, то это воспроизводство таких очень примитивных, в этом смысле остаточных форм реакций на окружающие условия. Чуть какое-то усложнение ситуации, чуть какая-то проблематичность, реакция всегда выражается в форме вот этого как бы съезжания на более низкие, более примитивные формы отчуждения от любых других.



Андрей Шарый : Это какая-то детская реакция? Похоже это на какой-то инфантилизм социальный?



Борис Будин : У ребенка это все-таки только одна сторона его личности. Преобладает-то все-таки как бы заинтересованность, любопытство. В целом, не скажу доброжелательство, но некоторая открытость по отношению к чужому. Отсюда и идет какое-то усвоение образцов. Конечно, такие простые модели, как бы либо чисто повторение того, к чему привыкли с детства, либо отчуждение - надуюсь, уткнусь в угол, пускай им всем будет плохо, похоже по рисунку на некоторые моменты детского или подросткового поведения.



Андрей Шарый : А то, что такой безликой стала российская политическая сцена, что с телевизионного экрана вымываются какие-то яркие передачи, яркие персонажи, например, то, что российская музыка, эстрада, совершенно стала такая без каких-то ярких личностей, это косвенное свидетельство изменений в общественном сознании, о чем вы говорите? Или у этого есть какие-то свои политические причины, или то и другое?



Борис Будин : Я бы сказал о нескольких процессах. С одной стороны, конечно, политическое давление со стороны власти, стремление убрать всякое разнообразие, поскольку за разнообразием может быть некоторый потенциальный конкурент, противник и так далее. С другой стороны, само интеллектуальное сообщество российское, точнее сказать, образованное сообщество, которое могло бы стать интеллектуальным, в этом смысле задавать какие-то образцы, быть авторитетом, оно оказалось достаточно слабосильным, и ориентированном, в основном, тоже на примитивные вещи. Когда, действительно, преобладает та эстрада на экранах телевизоров, в общем, практически всех основных каналах, о которых вы говорите, ну, да, что тут скажешь. Конечно, есть где-то и другие формы эстрады. Конечно, есть где-то и другие формы какой-то культурной жизни, но они носят такой характер маленького уголка, клуба, кружка своих и так далее. Нет связи между ними, а значит, нет возможности для них подняться до чего-то более авторитетного, более интересного, более многостороннего, чем такой узкокружковый маленький культик.



Андрей Шарый : Борис, давайте будем считать, что вы поставили более или менее социальный диагноз. Что будет дальше? Вы решитесь предположить, куда равнодействующая вот этих тенденций приведет страну?



Борис Дубин: Пока что я не вижу в этом смысле противодействующих тенденций. Есть одна сдерживающая черта - это терпение и равнодушие массы, которой все в большей степени становится наплевать на эти самые игры власти. Она вроде бы демонстрирует большое почтение к одной единственной фигуре. В общем, даже не так важно, какую фамилию она будет носить. Важно, чтобы эта фигура была единственной, и в этом смысле не идентифицировалась с реальной властью. Потому что реальная власть, по мнению массы, отвратительна, коррумпирована, бесчеловечна, не имеет никакого отношения к повседневным заботам и нуждам и так далее. Президент - это совсем другое. Это не власть. Это та фигура человека в белом фраке, которая как раз всегда остается чиста, чтобы не делала реальная власть.


Поскольку я не вижу других более или менее мощных социальных и культурных движений, которые этому бы противостояли, я думаю, что это такое средне болотное, гниющее состояние, видимо, на ближайшее время нам и предстоит.





XS
SM
MD
LG