Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иран с сомнением отнесся к предложению США начать прямые переговоры


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Гостев.



Кирилл Кобрин: Представители пяти постоянных членов Совета безопасности ООН и Германии на встрече в Вене сегодня вновь пытаются согласовать текст резолюции по иранской проблеме. Накануне госсекретарь США Кондолиза Райс заявила, что Вашингтон готов присоединиться к прямым переговорам с Тегераном, если он откажется от программы обогащения урана.


О развитии ситуации и реакции иранской стороны - мой коллега Александр Гостев.



Александр Гостев: Выступая в среду вечером в Вашингтоне на специально созванной пресс-конференции, Кондолиза Райс подчеркнула, что текст ее речи был заранее передан иранским властям через международных посредников. Главный пункт выступления: Белый дом готов присоединиться к прямым переговорам с Ираном, если тот откажется от программы создания оружия массового поражения.



Кондолиза Райс: Стремление иранского режима к обладанию ядерным оружием представляет прямую угрозу всему международному сообществу, включая в первую очередь и США, и страны Персидского залива. Мы еще раз хотим подчеркнуть наше стремление к решению вопроса дипломатическими методами. Как только Иран полностью и поддающимся проверке образом прекратит процесс обогащения урана, Соединенные Штаты вместе с нашими европейскими коллегами сядут за стол переговоров, чтобы встретиться с иранскими представителями.



Александр Гостев: Кондолиза Райс заявила, что США готовы к обоим сценариям дальнейшего развития ситуации - и к позитивному, и к негативному.



Кондолиза Райс: В случае негативного исхода иранский режим продолжит нынешний курс, будет создавать ядерное оружие, вызывающе не считаясь с мнением мирового сообщества и взятыми на себя обязательствами, - в этом случае потери его будут очень велики. Мы и наши европейские партнеры едины во мнении, что эта дорога приведет Иран к полной международной изоляции и к введению против него все более и более суровых политических и экономических санкций. При позитивном же и конструктивном исходе иранские власти откажутся от прежней политики и вернутся к переговорам, в качестве первого шага - немедленно сняв с себя любые подозрения в том, что работы по обогащению урана и исследования в ядерной области продолжаются. Это предполагает и возобновление полноценного сотрудничества с МАГАТЭ, включая возвращение на иранские ядерные объекты международных инспекторов.



Александр Гостев: Госсекретарь США заявила, что Белый Дом больше не устраивает ситуация, когда представители Ирана время от времени говорят о желании рассмотреть все новые и новые варианты решения вопроса, будь-то инициативы Москвы или очередные предложения Пекина, но при этом никаких реальных изменений не происходит. Кондолиза Райс добавила также, что ее речь и предложение прямых переговоров не означают, что у США появились намерения восстановить с Ираном дипломатические отношения. Напомню, после свержения шахского режима и революции в Иране в 1979 году и последовавшего вскоре захвата в заложники сотрудников американского посольства Вашингтон и Тегеран контактируют друг с другом только в крайних случаях через третьи страны.


Еще один важный пункт заявления Кондолизы Райс: она указала на то, что в обмен на свое желание подключиться к прямым переговорам США рассчитывают на сближение позиций с Россией и Китаем по иранской проблеме, а именно - на то, что Москва и Пекин согласятся на более жесткие действия в Совете безопасности, если Иран американские инициативы отвергнет.


В тот же день и президент США Джордж Буш, общаясь с журналистами, подтвердил свое стремление решать проблему Ирана мирными средствами.



Джордж Буш: Мы уважаем иранский народ, его культурное наследие и его историю и надеемся, что правительство Ирана прислушается к международным требованиям и не будет изолировать себя от остального мира и безумно тратить деньги на вооружение.



Александр Гостев: Реакция иранской стороны последовала, разумеется, уже сегодня. Министр иностранных дел Ирана Манушир Моттаки заявил, что, несмотря на то что он, разумеется, приветствует возможность начать прямые переговоры с Вашингтоном, но Тегеран не свернет ни программу обогащения урана, ни любые другие исследования в ядерной области.



Манушир Моттаки: В предложениях Кондолизы Райс не содержится ничего нового - это просто выдержки из ее же прежних выступлений и интервью СМИ, что свидетельствует об отсутствии свежего взгляда на разумное решение ядерного вопроса.



Александр Гостев: Иранское информационное агентство ИРНА сегодня в специальном пресс-релизе назвало высказывания Райс "пропагандистским ходом", одновременно указав, что в целом готовность США к переговорам и диалогу можно оценить позитивно.


Сегодня представители пяти постоянных членов Совета безопасности ООН и Германии на встрече в Вене пытаются разработать пакет новых предложений по решению иранской проблемы. О том, какие дипломатические решения могут быть предложены на этой встрече, и о новой позиции США я побеседовал с моей коллегой, обозревателем Радио Свобода Ириной Лагуниной.


Вчерашнее заявление Кондолизы Райс и уже прозвучавший ответ на это заявление министра иностранных дел Ирана Манушира Моттаки - как они увязываются с сегодняшней встречей в Вене? И какие теперь решения иранской ядерной проблемы могут быть предложены?



Ирина Лагунина: Заявление Кондолизы Райс в среду уже было расценено, в том числе, и российским внешнеполитическим ведомством как главнейший сдвиг во внешней политике Соединенных Штатов. США очень долгое время ни при каких обстоятельствах не соглашались идти на прямые переговоры с Ираном, и конечно, это могло бы значительно снять вот тот накал страстей, который существует сейчас. К сожалению, Иран не принял это предложение. Тем не менее, вы правы, переговоры в Вене продолжаются, и по тому, что заявляют дипломаты сейчас, речь идет о том, чтобы доработать ту программу "кнута и пряника", которую предложила европейская тройка. Что можно предложить Ирану, как, например, гарантии обеспечения его ядерных реакторов ядерным топливом, например, помощь в строительстве Бушерской атомной станции - вот это в числе "пряников". "Кнут" - это, конечно, санкции Совета безопасности ООН.


Дело в том, что если встреча в Вене не увенчается никаким результатом или будет, в конце концов, окончательно сорван новый раунд переговоров, то дело вновь вернется в Совет безопасности ООН, который введет санкции. Что будут собой представлять санкции - на данный момент из-за давления России и Китая речь не идет об экономических санкциях. Это и понятно: при такой цене на нефть, которая есть в мире сейчас, вводить экономические санкции против Ирана очень сложно. Кстати сказать, после вчерашнего заявления Кондолизы Райс цена на нефть упала в мире - настолько это был серьезный сдвиг в политике США. Но, тем не менее, санкции против Ирана могут включать в себя, например, запрет на въезд в основные страны мира, в Европейский союз иранских лидеров, замораживание их счетов за рубежом, что, в общем, достаточно чувствительно.


XS
SM
MD
LG