Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Писатель Петр Вайль о феномене Мэрилин Монро и канонах женской красоты


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие писатель Петр Вайль.



Андрей Шарый: Сегодня отмечается 80 лет со дня рождения американской киноактрисы и певицы, символа сексуальности 50-60-х годов прошлого века Мэрилин Монро.


О феномене Мэрилин Монро и о канонах женской красоты я беседовал с моим коллегой писателем Петром Вайлем.



Петр Вайль: Мы можем говорить о том, что Мэрилин Монро попала в какую-то точку своего времени, но это будет неверно, потому что она и сейчас производит сильнейшее впечатление, хотя каноны красоты изменились. Мэрилин Монро была 1,60 ростом, вес - 62 килограмма, то есть сейчас это была бы толстушка просто-напросто, не попала бы ни на одну обложку журнала. В чем же секрет ее долговременного воздействия? Я думаю, дело в том, что Мэрилин Монро довела до предела идею блондинки - назовем это так. Ведь блондинка - это не просто женщина со светлыми волосами. Это вполне метафизический образ. Всегда люди со светлыми волосами были частью мифологии, во всех мифологиях мира пришельцы, боги, некие сыны и дочери неба обязательно светловолосые и голубоглазые.



Андрей Шарый: У Брэдбери, я вспоминаю рассказ из "Марсианских хроник", были они ясноглазые и светловолосые.



Петр Вайль: Чернявыми и смуглыми боги не бывают никогда. Конечно, за этим стоит редкость этой масти в человечестве. Человечество по преимущество темноволосое. Как часто сталкиваешься в разных странах, в совершенно "чернявых" странах с утверждением, что "наши-то настоящие, они блондины". Это я слышал в Испании, в Греции, в Грузии, что настоящие грузины - светловолосые. Конечно, за этим стоит редкость этого появления. И неслучайно, скажем, венецианки эпохи Возрождения садились на своих террасах, надевали специальные такие шляпы без донышка, располагая волосы на полях широких, чтобы высвечивать их на солнце, обесцвечивать. А когда появилась перекись водорода, то это произвело невероятный фурор. В одном из романов Мопассана это описано - вот это массовое появление блондинок. Блондинкой стало стать просто, но исторически это произошло очень недавно, лет 130-140 назад, а для истории человечества это очень малый срок. О редкости блондинистой масти писал в "Метафизике половой любви" Шопенгауэр. Звучит это так: "Белокурые волосы и голубые глаза составляют уже некую игру природы, почти аномалию".


Так вот, возвращаемся к Мэрилин Монро. Она эту идею блондинки, сошедшей невесть откуда, потому что она была красива, и она была беспомощна. Ее образ - женщина, нуждающаяся в защите. Какая же тогда возникает колоссальная тяга у мужчины, когда он видит некую белокурую богиню, но о которой надо заботиться, которую надо защищать, оборонять и ей покровительствовать.



Андрей Шарый: Как вы считаете, это сознательное конструирование образа или так просто случилось?



Петр Вайль: Нет, конечно, нет. Конечно, она интуитивный человек, конечно, она не интеллектуальный человек. То-то все так ахнули, когда на ней женился один из знаменитейших драматургов XX века Артур Миллер. Но это нормальный союз интеллекта и красоты. Конечно, она была интуитивна, но именно вот в этом попадании и прелесть. Поэтому и сейчас, через столько десятков лет, мы смотрим на нее - и действительно завораживает ее образ.



Андрей Шарый: Получается, что именно голубоглазая блондинка с ликом Мэрилин Монро - это абсолютный канон красоты XX и начала XXI века?



Петр Вайль: Понимаете, и так тоже не скажешь. Прекраснее лица, чем, скажем, у Греты Гарбо, нет, таинственнее лица, но она - именно женщина притягивающая. Грета Гарбо - холодная, на нее смотреть можно только снизу вверх. А эту хочется взять под крыло, и это хотели сделать сотни миллионов мужчин во всем мире.



Андрей Шарый: А сейчас продолжается эксплуатация этого типа женской сексуальности?



Петр Вайль: Конечно. Мадонна.



Андрей Шарый: Но там никакой беззащитности нет.



Петр Вайль: Правильно, но Мадонна, в отличие от Мэрилин Монро, женщина интеллектуальная, толковая, дельная, она-то этот образ эксплуатирует сознательно и трансформирует его.


XS
SM
MD
LG