Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книжный угол. Сол Беллоу «Серебряное блюдо»; Дмитрий Мережковский «Тайна трех. Египет – Вавилон»; Исабель Альенде «Зорро»


Михаил Берг: Лауреат Нобелевской премии по литературе Сол Беллоу родился в США в семье еврейских эмигрантов, выходцев из России. И в его творчестве российская тема довольно часто присутствовала, что скорее всего и помешало его выходу к советскому читателю. До перестройки лишь один рассказ американского писателя был опубликован в далеком 1961 году. И вот теперь книга рассказов Сола Беллоу «Серебряное блюдо» в переводе на русский вышла в московском издательстве АСТ. В рассказе, давшем название всему сборнику, сын, желая помочь непутевому и не очень чистому на руку отцу, приводит его к богатой, религиозной меценатке, которой отец героя начинает вкручивать о себе невесть что.



«При слове «доверять» Вуди аж подскочил. Если б со всех сторон грянули трубы оркестра, возвещая о грозящей опасности, и то впечатление не было бы более сильным. «Плут! Перед вами плут!» Но миссис Скуглунд, вся в мыслях о божественном, витала в облаках. И ничего не услышала. Хотя в этой части света буквально все, кроме разве что умалишенных, были людьми практическими, и все ваши разговоры с ближними, да и их с вами, велись исключительно на практические темы, миссис Скуглунд, при всем своем богатстве, была не от мира сего - процентов на семьдесят, это уж точно.


- Помогите мне, и я покажу, что я за человек, - сказал папка. - Вы увидите, что я сделаю для моих детей.


Вот тут-то миссис Скуглунд заколебалась и сказала, что хочет подняться к себе, помолиться, попросить Господа наставить ее и не соблаговолят ли они присесть, подождать. По обе стороны печки помещались качалки. Юрдис метнула на папку суровый взгляд (опасный тип), а на Вуди - укоризненный (привел в дом опасного типа, смутьяна, потревожил двух добрых христианок). И удалилась вслед за миссис Скуглунд».



Михаил Берг: Если есть что-либо противоположное бытовому юмору и зарисовкам с натуры, так это торжественная проза поэта и теоретика символизма Дмитрия Мережковского. В чем можно в очередной раз убедиться, открыв его книгу «Тайна трех. Египет – Вавилон», выпущенную московским издательством «Эксмо». Эта книга, написанная в 20-30-х годах, впервые издана в России и даже с точки зрения жанра трудно идентифицируема. Как, впрочем, и многие другие сочинения Мережковского. Это и поэтический монолог, и научное сочинение, и художественная проза одновременно. Ну, а суть ее, возможно, передаст авторское объяснение названия, дающее философскую, христианскую трактовку цифре 3.



«Тайна Одного – в Личности, тайна Двух – в Поле, а тайна Трех в чем? Три есть первый численный символ Множества – Общества».



Михаил Берг: Иначе говоря: один – хорошо, два – лучше, а три – это почти христианство. Тот, кому интересен взгляд классика символизма на историю религии, не пропустит книгу Дмитрия Мережковского.


На обложке романа Исабель Альенде «Зорро», вышедшего в петербургском издательстве «Азбука-Классика», изображен знак «Z», знакомый многим, если не всем, детям и подросткам, по крайней мере, до 15 лет. Об этом знаке, культовой фамилии Альенде я решил поговорить с заместителем главного редактора издательства Алексеем Гординым.



Алексей Гордин: Знак «Z », я думаю, известен не только всем детям, но и всем взрослым. Потому что Зорро как персонаж существует, как минимум, с начала XX века, и известен он прежде всего не столько по книгам, конечно, сколько по фильмам, комиксам и так далее, начиная с фильмов с Дугласом Фэрбенксом, потом Аллен Делон, Айрон Пауэр его играл, если я не ошибаюсь, а теперь – Бандерас.


Книга, можно сказать, уникальная. Уникально здесь сочетание темы и автора. Во-первых, действительно, Альенде – это неслучайно знакомая фамилия. Исабель Альенде – племянница президента Чили Сальвадора Альенде, поэтому после всех этих событий в Чили она уехала из страны, теперь она живет в Америке, жила до этого в разных странах. В 80-е годы она стала писать художественную прозу и превратилась очень быстро в одну из наиболее известных, наверное, самую известную писательницу, пишущую на испанском языке. Причем писательницу серьезную, и чаще всего ее сравнивают с Габриелем Гарсиа Маркесом. Ее самые известные романы - «Дом духов», «Eva Luna» - написаны в жанре очень популярного, и в России в том числе, магического реализма.


Но роман «Зорро» - это последний ее роман, ставший бестселлером во всей Европе и в Америке, в том числе. Такое вот удивительное обращение серьезного автора к, казалось бы, не очень серьезному жанру – приключенческому. Но вот это вот сочетание дало удивительный результат: Альенде – герой беллетристики – написала замечательный, серьезный вполне, но при этом увлекательный приключенческий роман. Это история о том, как Диего де ла Вега стал Зорро, то есть начинается с истории его родителей.



Михаил Берг: Однако на кого, собственно говоря, рассчитана эта книга – на тех, кто знаком с фильмографией «Зорро», или тех, кто любит красочные приключения?



Алексей Гордин: Я думаю, что эта книга может быть рассчитана и на тех, кто смотрел один или два фильма «Зорро» (я не думаю, что многие видели старый фильм с Дугласом Фэрбенксом), но также и на людей, которые не видели ни одного фильма. Потому что, строго говоря, это не пересказ ни в коем случае истории, которая легла в основу этих фильмов. Это история жизни человека не только в Калифорнии, где происходят события вот этой вот киноистории, но и в Испании, в Европе, куда ездил в молодости Диаго де ла Вега, позже ставший Зорро. Это история, безусловно, для всех, кто любит красивый, увлекательный приключенческий роман, роман плаща и шпаги, и при этом для тех, кто любит хорошую литературу, настоящую, потому что Исабель Альенде действительно настоящая большая писательница.



Михаил Берг: Что ж, мне остается только пожалеть себя. Увы, я не принадлежу к числу тех, кто любит красочные приключения, кто остается равнодушным к поэтике плаща и кинжала, кто даже в поезде вряд ли в состоянии прочесть такое романтическое повествование от корки до корки. А что касается хорошей прозы, то и здесь я, пожалуй, замечу, что хорошей читатель называет ту прозу, которая ему нравится, которая возвышает его в собственных глазах. Поэтому для одних хороша Исабель Альенде, друг других – Сол Беллоу, а для третьих – торжественный Дмитрий Мережковский. И каждый будет прав. По-своему, конечно.


XS
SM
MD
LG