Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Христос не носил штанов»


Самые первые признаки половой самоидентификации происходят в возрасте 5 лет, а до этого дети бесполы.

Самые первые признаки половой самоидентификации происходят в возрасте 5 лет, а до этого дети бесполы.

Историк Светлана Зуйкова рассказывает о традициях различения формы одежды для мужчин и женщин. Когда славяне одевали на детей разную одежду, которая означала принадлежность к тому или иному полу?


Считается, что по шестому году. Связано это с тем, что современные психологи называют первой границей взросления. Считается, что до 5 лет ребенок собирает 70% всей информации. Но надо сказать, что одежда не всегда связана с возрастом и половой ориентацией одновременно. Например, в древней славянской культуре носят общую одежду приблизительно до брачного возраста, то есть до 12-13 лет: рубашка в обязательном порядке, верхний балахон, если мы говорим о дохристианской культуре. И первые порты уже, собственно, в христианскую эпоху, в древнерусской культуре, мальчику в основном надевают к 12-13 годам. Что касается социальной элиты, например, княжеской, то первое осознание себя мальчиком, естественно, происходило в 3 года, когда его сажали на коня: он уже понимал, что мужчина – глава рода, а значит, должен выполнять главную мужскую миссию.


К XIX веку утверждается традиция не одевать мальчиков и девочек по-разному до 4 лет. Это удлиненная рубашечка, чулки, штанишки носили и девочки. А самое главное, что мальчики уже в этой культуре нового времени, XIX века, носят те же стрижки, что и девочки.


Если онтогенез повторяет филогенез, один человек проживает в миниатюре то, что проживает человечество, то культура хождения детей до поры до времени в одинаковой одежде – это повторение того, что одежда очень поздно начинает играть полоразличительную функцию. Собственно говоря, это и в традиционном крое одежды сохраняется очень долгое время. И неслучайно основные виды европейской одежды называются порты и рубаха, и это условно говорит о том, что, по сути, не применялись ножницы при крое, то есть это либо рубленое полотно, разорванное для формирования одежды по долевой и поперечной нити, либо поротое, что, по сути, то же самое. Соответственно, ширина его составляет где-то в пересчете на современную метрическую систему 40-60 сантиметров – это то, что соответствует параметрам общечеловеческой комплекции. И различались эти составляющие, такой вот конструктор из прямоугольников, только наличием прорех внизу. Причем даже длина одежды почти одинаковая, потому что мужчина тоже ходит без нижней части белья, и длина рубахи тоже практически в пол, как у женщин. У мужчины есть боковые разрезы, прорехи, как это называлось в древней культуре, для того, чтобы пахать залезать на лошадь и так далее. А у женщины одежда узкая, боковых прорех нет, что воспитывает женский шаг.


Тут скорее в манере поведения было различение полов. Пушкин пишет о своей героине, которую мы знаем с детства, Царевне-Лебеди: «Сама-то величава, выступает будто пава…» Вот этот шаг именно женский, неслучайно образ выбран такой – детородной птицы. Вот этот шаг, он воспитывался, в частности, кроем одежды.


Различие приходит уже где-то в культуре нового времени. Первый лекальный крой появляется фактически во второй половине XVII века в Европе, и где-то к концу XVII века он появляется у нас. Но самое интересное то, что в культуре одежды для сна нет различия полов вплоть до совершенно регламентированной культуры екатерининской эпохи: до XVIII века одинаковая ночная рубашка для мужчины и женщины и обязательный головной убор – чепец. Вообще, вот эта рубаха, от которой все начинается, рубленая одежда, она на самом деле унифицирует некое представление о чисто человеческом статусе мужчины и женщины. Допустим, в славянской древней культуре ни мужчины, ни женщины не носят того, что мы называем нижней частью белья, ни портов, ни штанов – ничего этого нет. И этого нет очень долго, по крайней мере, в крестьянской одежде вплоть до конца XIX века.


Мужчины начинают носить порты только по климатическим условиям, порты не выполняют той функции, которую мы им предназначаем – скрывать половую принадлежность, ибо в среднем шаговом шве – там вообще нет шва. Порты – это две трубочки, которые скрепляются на поясе на веревочку, то есть вот этот средний шаговый шов, открытость половых органов – она регламентирована. То есть, по сути, это то, что защищает ноги во время езды на лошади. Задача – сохранить внутреннюю сторону бедра, но никак не регламентировать половую принадлежность. В принципе, штаны – это одежда варваров, кочевников, людей, которые сидят на лошади (просто иначе они собьют ноги). А все цивилизованные народы – древние греки, древние римляне, они носят тогу. И когда женщину, приходящую в храм в консервативных приходах просят надевать в храм не брюки, а юбку, объясняя это тем, что это женская одежда, мой муж говорит: «А я должен снять штаны? Христос-то не носил штанов».


XS
SM
MD
LG