Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Может ли последовать за назначением нового министра финансов США падение курса доллара и финансовых рынков развивающихся стран? Расовая карта мэра Нового Орлеана


Юрий Жигалкин: Может ли последовать за назначением нового министра финансов США падение курса доллара и финансовых рынков развивающихся стран? Расовая карта мэра Нового Орлеана. Таковы темы уик-энда рубрики "Сегодня в Америке".


В конце прошлой неделе Белый дом известил об уходе в отставку с поста министра финансов Соединенных Штатов Джона Сноу и назначении на эту должность одного из самых уважаемых американских финансистов Генри Полсона, главу известнейшего инвестиционного банка "Голдман Сакс". Это кресло - кресло министра финансов - одно из самых весомых в кабинете, министр финансов традиционно считается главным хранителем доллара. Но почему-то эти министры не задерживаются в кабинете президента Буша, отличающегося, как известно, однолюбием. Генри Полсон, в случае утверждения его кандидатуры Сенатом, будет уже третьим министром финансов за последние шесть лет.


Почему это кресло оказалось столь шатким в администрации Буша? Я задал этот вопрос профессору Гуверовского института Михаилу Бернштаму.



Михаил Бернштам: Дело в том, что первоначальная установка администрации президента Буша была - не приглашать в это кресло представителя финансовых организаций, то есть людей с Уолл-стрит, а приглашать людей из реального сектора, из промышленности. Но этот опыт оказался не совсем удачным, потому что специалисты в отдельных отраслях промышленности могут не охватывать в целом всю экономику. Сейчас достигнут компромисс. Так же как администрация президента Клинтона в конце концов остановилась на Роберте Рубине, а он как раз из той же компании "Голдман Сакс", что и Генри Полсон, нынешний министр финансов, так же и администрация президента Буша снова вернулась к финансовым кругам и пригласила Генри Полсона из компании "Голдман Сакс". То есть опытным путем оказывается, что лучше иметь в качестве министра финансов финансиста.



Юрий Жигалкин: Профессор, некоторые газетные обозреватели пишут, президент Буш вводит в кабинет финансиста с безукоризненной репутацией, чтобы он защищал президента от обвинений в экономических провалах?



Михаил Бернштам: Экономических неудач у президента Буша сейчас нет. Если мы посмотрим объективно на статистику, то просто лучше не бывает. Безработица упала до 4,6 процента - один из самых низких исторических уровней безработицы в истории США. Экономика в первом квартале в годовом исчислении выросла на фантастические 5,3 процента. Снижается бюджетный дефицит. Растет заработная плата, сейчас невероятно выросла средняя заработная плата в час - почти 17 долларов, то есть это 35 тысяч с год. Это огромный экономический успех, и ничего сделать лучше, в общем, министр финансов не может.



Юрий Жигалкин: Но интересно, что известие о назначении нового министра финансов Уолл-стрит отметил большим падением курса акций и разговорами о неизбежном падении курса доллара. Почему?



Михаил Бернштам: Возможно, финансовые рынки ожидают дальнейшего падения доллара из-за общего настроения в финансовых кругах и ожиданий политики Министерства финансов. Дело в том, что Министерство финансов может выбросить на рынок большие долговые обязательства и за счет этого снизить курс доллар. Очень важно, что ожидается от отношений между долларом и китайской валютой - юанем. Дело в том, что одна из причин появления господина Полсона в том, что у него давние связи с Китаем. Ожидается, что он сможет оказать влияние на китайское руководство по ревальвации, то есть подъему курса юаня, и тогда снизится курс доллара по отношению к юаню. А поскольку уже сейчас Китай в объеме мировой торговли занимает огромное место, то это может привести к снижению курса доллара на всех мировых рынках по отношению ко всем мировым валютам.



Юрий Жигалкин: Многие финансисты ожидают оттока капитала из акций развивающихся стран, феноменально взлетевших за последние три года, и говорят, что цена на главный экспорт этих стран - природные ресурсы - скорее всего, завышены.



Михаил Бернштам: Судя по всему, рынки развивающихся стран, финансовые рынки, переоценены, и действительно, может начаться серьезная корректировка.



Юрий Жигалкин: В том числе и России?



Михаил Бернштам: Разумеется. Падение цен на нефть и падение цен на природные ресурсы, если оно произойдет, или даже их стабилизация отрицательно отразится. Кроме того, Россия, как все маленькие рынки в смысле финансовой величины в мировом портфеле акций, отражает движение потоков капитала, когда рынки падают в Соединенных Штатах, и крупные инвесторы, такие как пенсионные фонды, взаимные фонды, уходят из акций, то немедленно они уходят из акций развивающихся стран из таких стран, как Россия. То есть каждый раз, когда идет движение вниз, то Россия на вершине списка того, откуда будут деньги уходить.



Юрий Жигалкин: О том, с чем придется столкнуться новому министру финансов США, я говорил с профессором Гуверовского института Михаилом Бернштамом.


В конце прошлой недели во второй раз в должность мэра заступил Рэй Неэйгин. Церемония его приведения к присяге проходила в том самом спортивном комплексе, где несколько дней спасались от наводнения десятки тысяч новоорлеанцев. Условия их жизни, как известно, были исключительно тяжкими, кое-кто говорит, что там царил закон джунглей, в чем многие винили мэра Нейгина. Тем не менее, он вновь стал мэром Нового Орлеана и обещает отстроить город во всей его красе.


Слово - Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Через 9 месяцев после жесточайшего урагана "Катрина", принося присягу мэра на второй срок вместе с новыми членами городского совета Нового Орлеана, 49-летний Рэй Нейгин источал оптимизм.



Рэй Нейгин: У нас есть возможность снова продемонстрировать новоорлеанское чудо. Вся страна наблюдала за нами в самый критический для нас момент. Сейчас Америка готовится увидеть нашу чудесную силу в ходе восстановления города, который является уникальной сокровищницей культуры.



Аллан Давыдов: Рэй Нейгин - выходец из креольской семьи, бывший вице-президент компании кабельного телевидения и ярый демократ. В первый срок своей работы мэром Нового Орлеана Рэй Нейгин обрел репутацию неутомимого борца с коррупцией в среде городских чиновников. Однако во время урагана "Катрина" осенью прошлого года Нейгин, не сумевший экстренно организовать спасательные работы, с шумом начал искать виновных на стороне. Он, например, всячески пытался представить дело так, что в провалах с эвакуацией тысяч горожан и в несвоевременной помощи полузатопленному городу виноваты преимущественно штатные и федеральные власти - но никак не он сам.


Во время майских выборов мэра Нейгину противостояли 23 соперника, в том числе кандидат в основном белого электората вице-губернатор штата Луизиана Митч Лэндрю. Нейгин выиграл эти выборы у Лэндрю во втором туре 52 процентами голосов против 48 процентов. По замечанию самого мэра, он победил, бросив вызов традиционным суждениям.


Насколько закономерна его победа? Говорит новоорлеанский политический аналитик Грег Ригеймер.



Грег Ригеймер: С учетом его слабой позиции в первом туре выборов это примечательная победа. Но хочу отметить, что Новый Орлеан населен преимущественно афроамериканцами как до, так и после урагана Катрина. И этот фактор усиленно эксплуатировался Нейгином в его предвыборной кампании. Например, он назвал Новый Орлеан "шоколадным городом", явно намекает, что он - прежде всего афроамериканский выдвиженец. Но, на мой взгляд, очень важно, что в конце концов в мэры прошел кандидат, наилучшим образом соответствующий демографическому портрету города. Иначе бы мы имели очень сложную ситуацию.



Аллан Давыдов: Сейчас, выиграв второй срок, Нейган говорит о ясном видении будущего.



Рэй Нейгин: Думаю, мне предоставляется возможность войти в историю мэром, который, возглавляя Новый Орлеан в период грандиозного восстановления, ликвидирует множество существовавших до урагана проблем, таких как упадок, преступность и удручающее состояние общественных школ.



Аллан Давыдов: Нейгину предстоит возглавить один из самых трудных в истории Соединенных Штатов восстановительных проектов. Эта миссия включает выбор наилучшего варианта перестройки Нового Орлеана, в котором десятки жилых кварталов стали необитаемы после исхода половины населения из города, разрушенного ураганом Катрина. Между тем еще нет полной ясности, из каких источников будет финансироваться это восстановление.



Юрий Жигалкин: Поделиться своими соображениями относительно неожиданной победы мэра, которого обвиняли в коррупции, в беспомощности, в разжигании расовых страстей, я попросил социолога, профессора Мичиганского университета Владимира Шляпентоха.



Владимир Шляпентох: Он грамотный политик, он хорошо понимает настроения афроамериканского населения в Новом Орлеане, для которого расовый фактор оказался намного сильнее, чем другие соображения. А выборы американские показывают, что расовый фактор, несмотря на существующую политическую корректность Соединенных Штатов, играет огромную роль. Это некий международный феномен, при котором население в разных странах мира, и в США, и в России, и во Франции, и в других странах, в общем, исходит из того, что коррупция - это неизбежный спутник политической жизни. И во многих случаях избиратели не принимают в расчет завязки их кандидатов в коррупционной деятельности. Это грустный, но универсальный факт.



Юрий Жигалкин: Профессор, удивителен и еще один пример: ведь в свое время вашингтонцы избрали в четвертый раз мэром столицы откровенного популиста, пойманного на употреблении наркотиков. Напрашиваются ассоциации с Россией, где дебатируется идея отказа от выборов мэров, дабы не допустить в городские головы людей недостойных.



Владимир Шляпентох: Может быть, назначение в какой-то степени и поможет бороться с коррупцией, хотя, мне кажется, российский президент не очень активен в этой сфере деятельности. Но вместе с тем, отказ от демократических принципов, отказ от выборов мэров, а после - отказ от выборов губернаторов - это существенный удар по слабой демократии в России.



Юрий Жигалкин: А есть ли, по-вашему, вообще неотразимый аргумент в пользу назначения мэров?



Владимир Шляпентох: Конечно, нет. Мы здесь наблюдаем обычный конфликт ценностей, но ценность демократии настолько велика, что вряд ли можно оправдать этот отход, еще один отход в России от этого принципа.



Юрий Жигалкин: Говорил профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох.


XS
SM
MD
LG