Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В парламенте Чехии сложилась "патовая" ситуация


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шарый, Ефим Фиштейн, Владимир Ведрашко.



Андрей Шароградский: После состоявшихся в конце минувшей недели выборов в нижнюю палату парламента Чехии в стране возникла ситуация, которую политические аналитики единодушно называют патовой. Правые и левые получили равное количество депутатских мандатов - по 100. Победитель выборов - правоцентристская Гражданско-демократическая партия - вероятно, получит возможность создать коалиция для формирования кабинета, а бывшие последние 8 лет у власти в Чехии социал-демократы объявили об уходе в оппозиции.


Мой коллега Андрей Шарый беседовал с международным обозревателем Радио Свобода / Свободная Европа Ефимом Фиштейном.



Ефим Фиштейн: В отличие от шахмат, как пат кончается, как правило, ничьей, в политике такого не бывает, и все-таки одна партия формирует правительство. В данном случае такой партией, несомненно, будет победившая на выборах Гражданско-демократическая партия. Существуют механизмы для того, чтобы преодолеть эту не патовую, но, скорее, сложную ситуацию. В игре остается президент, у которого, наоборот, исключительно сильные козыри на руках. Работает и на себя немножко, потому что оттого, как он составит правительство, будет зависеть исход президентских выборов через два года. В комплексе этих проблем еще нужно учитывать, что, несмотря на право-левый расклад, примерно одинаков, по 100 депутатов в парламенте и у правых, и у левых, тем не менее, нужно видеть все-таки и правых, и левых, как целую структуру, где есть разные партии. Нужно видеть, кроме того, еще и тренды, тенденции, которые появились в этих выборах. Судя по этим тенденциям, у консерваторов достаточно сильный потенциал для того, чтобы в будущем успешно провести все последующие выборы.



Андрей Шарый: Какова главная причина, по которой столь сильно разошлись симпатии избирателей, так разделилась, раскололась политически Чехия на два таких лагерях?



Ефим Фиштейн: Нужно в этом видеть и общемировую тенденцию, потому что, начиная с американских выборов, последовательно почти все выборы в Европе кончаются таким распадом общества на два основных лагеря. В общем-то, некоторые политологи приветствуют эту тенденцию, она делает политическую схему достаточно транспарентной, как сейчас говорят, прозрачной, можно решать при этом многие вопросы.


В Чехии есть однако и приходящие, чисто специфические обстоятельства, которые в других странах и обществах все-таки не имеют своих аналогий. Председатель социалистов Социал-демократической партии построил эту кампанию, как классовый конфликт, парадоксальным образом не только мобилизовал своих избирателей, но и избирателей своих противников. В результате, как социал-демократы получили рекордную не только явку избирателей, но и рекордное количество голосов в свою пользу, так и их противники получили еще более рекордное количество мандатов и голосов. В результате действительно исчезли все неопределенные, невнятные для избирателей центристские партии, общество распалось на два лагеря.



Андрей Шарый: Один из итогов выборов - относительная неудача коммунистов, они потеряли 8 мандатов, хотя набрали почти 13 процентов голосов, это довольно значительная величина. По каким причинам именно в Чехии осталась такая нереформированная Коммунистическая партия, которая, несмотря на относительную неудачу, тем не менее, более чем во всех других странах регионах, имеет представительство в парламенте?



Ефим Фиштейн: В отличие от Польши или Венгрии, где произошла трансформация коммунистов в социал-демократию, здесь социал-демократы пошли иным путем, они не хотели уже на первом этапе объединяться с коммунистами в реформистскую партию левого центра, как сейчас о таких партиях говорят. Они решили восстановить довоенную, то есть докоммунистическую социал-демократию и идти своим путем. Этот путь, мне кажется, проявил себя, как достаточно неуспешный. И сейчас все равно мы видим то, что председатель правительства и председатель социал-демократии предпринимал ряд шагов для сближения своей партии с коммунистами. И, судя по всему, недалек тот день, когда в той или иной форме такому слиянию предстоит все-таки состояться. Окажутся социал-демократы примерно там, где начали свой путь венгерские или польские социал-демократы. Это было бы для страны, мне кажется, гораздо более полезно, поскольку право-левая схема определилась бы гораздо раньше.



Андрей Шароградский: Говорил обозреватель Радио Свобода Ефим Фиштейн.


Эта избирательная кампания в Чехии изобиловала острыми выпадами политиков, предъявлением якобы компрометирующей информации в последние, решающие дни, упреками в авторитарных методах и пренебрежении народными интересами. Вершиной полемики уже в часы подведения итогов голосования стало обвинение, брошенное премьер-министром Чехии социал-демократам Иржи Пароубеком в адрес победивших консерваторов, в стране якобы осуществлен антидемократический переворот, подобный коммунистическому захвату власти в 1948 году. О чешской культуре политического диалога Владимир Ведрашко.



Владимир Ведрашко: Уже на следующий день после подсчета голосов все пятеро лидеров парламентских партий - уходящий премьер министр, будущий премьер-министр, лидеры коммунистов, христианских демократов и "зеленых" - собрались за одним столом в студии государственного чешского телевидения, что означало, противники вступают в равноправную дискуссию друг с другом о будущей политике страны. Удивительным образом именно открытый выход на обозрение миллионов телезрителей и твердая рука ведущего Вацлава Моравца побудили народных избранников заговорить об ответственности перед избирателями и вариантах решений при реформе системы налогов, медицины, пенсий, при борьбе с коррупцией. На глазах телезрителей еще вчера казавшаяся сокрушительной волна неприязни и скандал превратилась во вполне судоходную артерию, по которой могут двигаться и большие, и малые корабли, и в одну сторону, и в другую.


О правилах судоходства в море чешской политики я беседовал с пражским социологом и политическим комментатором Иваном Габалом.



Иван Габал: Думаю, что в чешской политической культуре есть, что улучшать. Прошедшая кампания обозначила границы, переступив которые, политик начинает чувствовать себя не в своей тарелке. Телевизионная встреча сыграла роль усмирения самых крайних политических страстей и показала, в частности, как резкий на слово премьер-министр Иржи Пароубек преображается в кругу других политиков, с которыми ему вольно или невольно надо будет общаться.



Владимир Ведрашко: Что допустимо и что недопустимо в поведении политика?



Иван Габал: Что у нас позволено, и что не позволено? Посмотрите, один из членов победившей теперь партии, заместитель председателя гражданских демократов Ярослав Мацек в ходе публичных дебатов ударил своего оппонента за оскорбительные слова. Так руководство партии немедленно поставило вопрос о его выходе из партии.



Владимир Ведрашко: Господин Габал, правильно ли я понимаю, что общество достаточно нетерпимо относиться к грязным политическим технологиям?



Иван Габал: Личные нападки с попыткой дискредитировать оппонента, а уж тем более, физические оскорбления - это в Чехии за пределами терпимого.



Владимир Ведрашко: В последнее время нередко слышишь термин "нулевая толерантность". Иными словами, это, очевидно, полное неприятие. Как выглядит "нулевая толерантность" в чешской политической среде?



Иван Габал: Этот термин употребляется применительно к полной неспособности оппозиции сотрудничать с правительством. Причем не сотрудничать любой ценой, даже если польза для дела очевидна, все равно неприятие позиций любой инициативы правящей коалиции. Однако настоящая европейская политическая культура предполагает умение аргументировано убедить своих оппонентов и, в конце концов, получить поддержку этих оппонентов при решении отдельных важных вопросов. Практика показывает, что это возможно.



Владимир Ведрашко: По словам чешского социолога Ивана Габала, общественный инстинкт, гражданское политическое чутье в Чехии - это тот самый страховочный ремень, который удерживает страну от сползания к национализму и экстремизму. По словам чешского социолога Ивана Габала, общественный инстинкт, гражданское политическое чутье в Чехии - это тот самый страховочный ремень, который удерживает страну от сползания к национализму и экстремизму.


XS
SM
MD
LG