Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радиоактивные отходы комбината "Маяк" почти 30 лет сливаются в водоемы Теченского каскада


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.



Андрей Шароградский: В Челябинской области на комбинате "Маяк" с 1977 года работает завод по переработке отработавшего ядерного топлива атомных электростанций. Радиоактивные отходы этого производства уже почти 30 лет сливаются в открытые водоемы Теченского каскада. О последствиях этой деятельности комбината "Маяк" сегодня, во Всемирный день охраны окружающей среды, моя коллега Марина Катыс беседовала с руководителем Энергетического департамента "Гринпис Россия" Владимиром Чупровым.



Марина Катыс: Иск против комбината "Маяк" и против его директора рассматривается в российских судах уже достаточно давно. В какой стадии находится сейчас разбирательство?



Владимир Чупров: Существуют как минимум два иска, соответственно, два судебных разбирательства, когда дело почти доходило до суда, первое - иск по правомерности выдачи лицензии "Маяку" на сброс радиоактивных отходов в окружающую среду. Этот иск велся в Москве, он был инициирован нашими коллегами в Челябинске, движением "За радиационную безопасность". Второе дело, инициированное Генеральной прокуратурой, против персонально генерального директора этого же "Маяка" господина Садовникова, который нес административную и всю остальную ответственность за то, что происходит на этом печально известном заводе.


Насколько нам известно, по второму делу в связи с амнистией, которая была инициирована Государственной Думой в связи со 100-летием ее образования, господин Садовников попал под условия амнистия, то есть ему 60 лет, и он написал заявление на амнистию. То есть, фактически признав, что действительно есть проблемы, что дело, которое было инициировано Генеральной прокуратурой, имело под собой основания, а именно - сброс в 2001-2004 годах радиоактивных отходов в огромном количестве, речь идет о десятках миллионов кубометров, в окружающую среду, в данном случае в реку Теча. Можно считать, что дело прекращено, не дойдя до суда.



Марина Катыс: То есть сегодня господин Садовников избавлен от судебного преследования, но вопрос о том, допустим ли сброс радиоактивных отходов в Теченский каскад водоемов, остается открытым, как я понимаю.



Владимир Чупров: Действительно, вне зависимости оттого, что решил суд, принял амнистию, не принял амнистию, проблема осталась - сбросы продолжаются. Такова технологическая суть процесса переработки отработавшего ядерного топлива, что избежать сбросов невозможно. На сегодня в мире пять таких крупных производств - во Франции, Великобритании, России, Индии и в Японии. И везде идет сброс радиоактивных отходов.


Буквально в марте запустили завод в Ракашу, в Японии, мощнейший комплекс, уже первые сотни кубометров радиоактивных отходов по технологии, которые регламентированы, уже начали поступать в Тихий океан. То есть проблема не решается технически. Кстати, недавний кризис и скандал с попаданием жидких радиоактивных отходов во Франции, в Нормандии и Шампани, в грунтовые воды, тоже связан с переработкой отработавшего ядерного топлива. Потому что хранить то огромное количество жидких радиоактивных отходов, которые образуются при переработке отработавшего ядерного топлива, очень сложно. Отсюда те самые протечки. Не говоря о том, что регламентные выбросы и сбросы просто сами по себе отдельно живут, про них пока вообще никто не говорит.



Марина Катыс: Вся деятельность комбината "Маяк" построена на том, что комбинат периодически получает лицензию на деятельность, связанную с радиохимической переработкой облученного ядерного топлива. Были случаи, когда Госатомнадзор отказывал (в декабре 2002 года) "Маяку" в выдаче лицензии, потом в 2003 году был назначен другой начальник Госатомнадзора, и лицензия "Маяком была получена", а в 2004 году была выдана лицензия сразу на три года, то есть до 1 марта 2007 года. То есть еще один год "Маяк" может работать, у него есть лицензия на эту деятельность. Но через год будет пересмотрено отношение к работе этого комбината.



Владимир Чупров: На сегодня государственная политика такова, что никто не собирается сворачивать ту опасную деятельность по переработке отработавшего ядерного топлива. Через год эта лицензия вновь будет продлена на один, два или на большее количество лет. Ситуация, которая бы нас устроила, нас - это, прежде всего, население, которое проживает вблизи этого производственного комплекса ядерного, это то, что Россия отказалась бы от переработки отработавшего ядерного топлива. Но этого, скорее всего, не произойдет.


Существует еще марсианский сценарий, что прилетят марсиане, привезут какую-то супертехнологию и будет нулевой сброс, то есть цикл станет замкнутым. Это из серии таких утопий. В принципе, через год-два таких технологий достичь нельзя. Благополучная Франция ее не может достичь, японцы не могут достичь, англичане. Почему нам говорят, что через год-два будет прекращен сброс? Этого не будет.



Марина Катыс: То есть фактически мы можем сказать, что, несмотря на все судебные разбирательства и обвинения со стороны Генеральной прокуратуры, комбинат "Маяк" работает и будет продолжать работать после марта 2007 года, поскольку установка руководства Российской Федерации на переработку отработавшего ядерного топлива, следовательно, радиоактивные отходы будут по-прежнему сбрасываться в Теченский каскад.



Владимир Чупров: Да, действительно, после марта 2007 года, когда закончится срок действия нынешней лицензии, в соответствии с государственной политикой, направленной на продолжение переработки отработавшего ядерного топлива, сброс будет продолжаться, будет выдана соответствующая лицензия, и радиоактивные материалы будут продолжать поступать в окружающую среду и воздействовать на население Российской Федерации.



Марина Катыс: То есть никакого решения проблемы Теченского каскада пока не предвидится?



Владимир Чупров: Кардинального решения проблемы Теченского каскада, которое заключалось бы в прекращении переработки отработавшего ядерного топлива, кстати, экономически убыточного, не предвидится. Предвидятся такие решения, например, укрепление дамбы, той самой 1 1 -й дамбы, которая стоит в качестве последнего рубежа, сдерживает нависание вот этих масс радиоактивной жидкости от попадания их в окружающую среду. Предполагается усилить эту 11-ую дамбу, предполагается решить проблемы с фильтрацией жидких отходов через тело дамбы, еще какие-то технические мероприятия на самом комбинате - поставить фильтры, еще что-то. Но, в принципе, это проблему не решает, даже если мы поставим фильтры. Сами фильтры являются источником радиоактивного загрязнения. Сегодня, например, то, что сбрасывается в Теченский каскад водоемов, это, прежде всего, радиоактивность, которая получается с этих самых фильтров, они сами загрязнены, вот с ними что-то надо делать. Их промывают и вот эту воду сбрасывают в окружающую среду. Кольцо замыкается в этом случае. И мы всегда призывали прекратить переработку отработанного ядерного топлива, тем более что она экономически нерентабельна.



XS
SM
MD
LG