Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На саммите в Лондоне Россия намерена начать дискуссию о новой резервной валюте


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Андрей Шароградский: Нашу программу продолжает "Экономическая панорама". Ее автор сегодня - обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Иван Трефилов: В Лондоне проходит саммит глав и министров финансов 20 ведущих стран, посвященный обсуждению путей выхода из мирового финансового кризиса. Россия к этой встрече подготовила свои предложения, в том числе, как за несколько дней до ее открытия заявил помощник президента Аркадий Дворкович, она будет настаивать на необходимости начала дискуссии о глобальной резервной валюте. Ранее с такими же идеями выступили Казахстан и Китай. При этом Аркадий Дворкович считает, что реформа мировой финансовой системы может двигаться как в сторону увеличения числа резервных региональных валют, так и в сторону глобальной резервной валюты, например, специальных прав заимствования МВФ. Что это такое - говорит научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета, профессор Михаил Бернштам.

Михаил Бернштам: Международный валютный фонд имеет свою собственную валюту. Она существует только на бумаге, и сейчас она равна примерно 1,5 долларам за единицу валюты МВФ. Валютная корзина МВФ состоит из американского доллара, евро, японской иены и британского фунта стерлингов. Там примерно 44% - доллар, 34% - евро, остальное поровну приходится на иену и фунт.
Естественно, многие страны хотят - и по соображениям престижа, и для укрепления своей валюты на мировых рынках, - чтобы в эту корзину вошли бы и их валюты. Скажем, прежде всего - китайский юань. Это - вполне разумное предложение, и, видимо, оно будет принято…

Иван Трефилов: Китай также поддерживает идею увеличения роли валюты МВФ в мировой финансовой системе. Однако первый вице-президент Ассоциации региональных банков России, бывший заместитель председателя Центрального Банка Александр Хандруев весьма скептически относится к таким предложениям.

Александр Хандруев: Говорят потому, что пытаются найти какую-то альтернативу вместо того, чтобы двигаться по линии улучшения уже существующей организации международных валютно-финансовых отношений. А что касается наднациональной валюты, то здесь очень многое зависит от двух обстоятельств. Во-первых, должен быть другой статус МВФ - фонд должен быть выразителем уже действительно широкого круга интересов, а не только отдельной группы стран - его акционеров или учредителей. А это означает, что необходимо менять финансовую архитектуру, к чему мир сейчас не готов. Мы видим, как мучительно долго пытаются принять конституцию в Евросоюзе, например. А во-вторых, вы можете заявить, что вводится наднациональная валюта, но нужно, чтобы у участников рынка появился устойчивый спрос на эту наднациональную денежную единицу.

Иван Трефилов: Схожей точки зрения придерживаются и иностранные эксперты - сотрудник американской исследовательской организации Heritage Foundation Терри Миллер…

Терри Миллер: Я думаю, что валюта МВФ просто не может служить реальной международной валютой. Ведь обычно та или иная валюта подкрепляется авторитетом, экономической и финансовой мощью страны или группы стран, которые эту валюту используют. Например, США и Европейский Союз. Их правительства и центральные банки пользуются огромным авторитетом на финансовых рынках, поэтому, например, на их облигации всегда есть спрос.
По сравнению с ними, Международный валютный фонд - организация значительно меньшего масштаба. Так что, я не думаю, что кто-нибудь будет всерьез рассматривать предложения о новой роли валюты МВФ

Иван Трефилов: Директор Института международных финансовых рынков при университете Мюнхена Бернд Рудольф допускает, что китайская валюта в будущем может значительно укрепить свои позиции на мировом финансовом рынке. Однако он также не верит в перспективы создания глобальной резервной валюты.

Бернд Рудольф: Я считаю, что расширение сферы применения нынешней валюты МВФ, скорее всего, лишь усилит возможные колебания курсов отдельных валют и спровоцирует новые дисбалансы. Я не исключаю, что валюта Китая, при здравой финансовой политике властей, может настолько укрепиться, что станет привлекательной и для других стран мира. Все дело в том, что валюта той или иной страны становится "резервной" для всего остального мира не по какому-то декрету, а исключительно благодаря ее способности утвердиться на мировых финансовых рынках. И, по правде говоря, я весьма скептически отношусь ко всем выдвигаемым ныне идеям создания новых наднациональных валют.

Иван Трефилов: Поэтому, по мнению большинства экспертов, в ближайшие годы доминирующему положению лидеров мирового валютного рынка ничего не угрожает, и говорить о закате эпохи американского доллара сегодня явно преждевременно. Первый вице-президент Ассоциации региональных банков России, бывший заместитель председателя Центрального Банка Александр Хандруев...

Александр Хандруев: Я думаю, что до конца еще далеко, потому что доллар как резервная валюта - это не следствие политических обстоятельств, а результат того, что участники финансового рынка признали доллар валютой расчетов. Возможно, доллар - это наихудшая резервная валюта, но ничего, повторяю слова Уинстона Черчилля, человечество еще не придумало. Безусловно, валютно-финансовая система нуждается в определенных изменениях, но они не могут носить революционного характера. И в тех призывах, которые сегодня звучат от группы стран о том, чтобы перейти к наднациональной денежной единице, ввести региональные валюты, в них больше все-таки политических пожеланий, нежели реалистичных оценок и суждений.

Иван Трефилов: В то, что доминирование американского доллара уходит в прошлое, не верит и глава Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан. Однако вероятную дискуссию о новой мировой резервной валюте он, тем не менее, считает интересной.
XS
SM
MD
LG